Эскьё де Флуарак: кошмар ордена тамплиеров

Ожидая в казематах Шато-де-Шинон окончательного решения по «делу тамплиеров», пока еще Великий магистр ордена Храма, Жак де Моле, мучительно пытался понять, как же так получилось с некогда славным и неподсудным орденом? Кто возвел хулу, кто первым посмел и смог убедить Филиппа, короля французского, в мнимой ереси тамплиеров… в достойные всяческого порицания примеры отвратительнейших преступлений, историю чудовищных злоумышлений, мерзких позорных деяний, поистине дьявольских, чуждых роду человеческому? Кто???

Эскьё де Флуарак

Начало тамплиерской «вольнице» было положено 28 марта 1139 года и сформулировано в булле папы Иннокентия II Оmne Datum optimum. Следом последовали Milites Templi [9 января 1144] Целестина II и Militia Dei [7 апреля 1145] от Евгения III. В результате этого орден приобрел практически полную независимость как от местных церковных, так и светских властей, подчиняясь лишь Святому Престолу в целом и понтификам в частности. Ростки недовольства этим воинством Божьим следует начинать искать именно с этих времен. [читать статью: «Привилегии тамплиеров и конфликты из-за них»]

Проблемы с внутренней дисциплиной в ордене начались как только тамплиерам разрешили [либо смотрели на это сквозь пальцы] набирать неофитов среди лиц, находящихся под интердиктом [отлучением] или людей, имевших проблемы со средневековым уголовным кодексом. А что поделать — Утремеру требовались бойцы. В свете постепенного угасания крестоносного энтузиазма в их количестве постоянно ощущалась нехватка. И если к этому еще добавить появление в ордене тайного круга во второй половине XIII века с не совсем понятной религией культа бородатых голов, то к началу века XIV орден представлял собой сборище не вполне добрых католиков. Судите сами:

«Так, например, магистры и приоры, принимавшие в орден братьев и сестер, после того, как эти сестры давали обет покорности, целомудрия и бедности, лишали их невинности. Для магистров самым обычным делом было даже принуждение к сожительству девиц «определенного возраста, которые думали, что вступают в орден для спасения души своей». У этих сестер потом рождались дети, и магистры принимали этих детей в члены ордена, хотя по Уставу прием незаконнорожденных запрещен. На самом же деле вступить в орден могли даже воры и убийцы, если у них водились денежки»

«Гийом де Тораж сообщил, что вскоре после своего вступления в орден узнал от одного испанского тамплиера, что «вряд ли орден долго продержится, ибо тамплиеров обуяла гордыня и они стремятся приобрести как можно больше имущества где и как только возможно, охваченные алчностью и тщеславием, и уже не хотят сражаться с неверными как подобает»

Рыцарь Джон д’Эр, заявил, что: прочитал в дневнике одного тамплиера, что Христос — не Сын Божий и рожден не Девой, но родился от семени Иосифа, мужа Марии, и был зачат тем же способом, что и все остальные люди, и был он вовсе не Христом, а лжепророком, и распяли его не ради спасения рода человеческого, но из-за собственных его постыдных деяний».

Слухами земля полнилась и рано или поздно, как говорится, все тайное стало явным.

Старт делу был дан неким Эскьё [Эскеном, Скином] де Флуараком [Флуараном, Флорианом, Флойраном] де Биттерисом из Безье, якобы помощником приора Монфокона. То ли бывший, то ли настоящий тамплиер-ренегат. Личность довольно темная, как и дела его. Историки до сих пор не пришли к единому мнению относительно происхождения его персоны [читать версию аббата Верто, автора XVIII века: «Начало Дела Тамплиеров»]. Помощником приора [comprior)] Монфокона из Безье Эскьё упоминается в протоколе допроса брата Понсара де Жизи в числе главных зачинателей клеветы на орден. Флорентийский хронист XIV века Джованни Виллани дополняет, что Флуарак происходил из Тулузской области. Но там нет дома тамплиеров Монфокон, хотя Безье присутствует. Был ли в таком случае Флуарак тамплиером или он и вправду лишь горожанин из Безье, как это утверждает монах Амори Ожье, автор жизнеописания Климента V? Хотя и тут вопрос: а какого Безье? Кроме расположенного в окрестностях Тулузы, есть еще один — в Анженской области. И вот там, в Перигоре, действительно был приорат Монфокон, состоявший в подчинении у лиможского дома тамплиеров Сен-Марсьяль. А в самом Ажене существовал квартал под названием Флуарак, а в области — местечко Биттерис. По всему выходит, что наш злыдень Эскьё как раз из тех краев. И еще одна деталь. Аженская область, а в то время графство Аженуа , с XII по XV век входила в континентальные владения английской короны. Как и Гиень [во Франции ее называли Гасконь]. Так вот в письме от марсельского магистра переправы, адресованного Жаку де Моле, упоминаются некие гасконские тамплиеры оклеветавшие орден, тем самым положив начало обвинениям. И отсюда же, из Аженуа, Бернар Пеле, приор Ма-д’Ажене [так же упомянут в протоколе Понсара де Жизи], отправился к английскому королю Эдуарду II, дабы проинформировать его о ходивших против тамплиеров слухах. Вот и получается, что заговор против ордена Храма родился именно здесь. Впрочем, я забежал несколько вперед. Вернемся к Флуараку.

Не стану подробно описывать, откуда Эскьё узнал о происках врага рода человеческого, вечно ищущего себе поживу, и приведшего членов ордена к такому моральному падению, что теперь, и уже довольно давно, все те, кого принимают в братство, отрекаются от Господа нашего Иисуса Христа…. При желании читатель может об этом легко узнать, покопавшись в интернете. Просто замечу, что история о том, как некий тамплиер-ренегат поведал ему об этом в тюрьме выглядит, по меньшей мере, неубедительно. Откуда в городской тюрьме вдруг взялись тамплиеры? Храмовники не подчинялись городским властям. Для членов ордена существовало собственное правосудие, прописанное в их Уставе и прочих статутов к нему. И тюрьмы у них были свои. Достаточно вспомнить о секретной тюрьме и ужасном колодце в Мерлане, откуда живыми не возвращались. Как свидетельствовал брат Жан де Шалон:

«…он видел, как один человек, попав туда, прожил всего пять дней, что он сам некогда был стражем этой темницы, и, что в его время там от строгости погибли целых девять братьев ». [читать «Текст показаний Жана де Шалона»]

Да даже если бы и в городской тюрьме. Как вы себе это представляете? Флуарак стучит кандалами в дверь и кричит: «Откройте, бездельники, у меня тут важные сведения для короля»! Тюремщики суетятся, сбивая друг друга с ног, бегут к заключенному, расковывают кандалы, роняя при этом молот себе на ноги, моют-кормят, одевают в чистое и первой попутной телегой отправляют в Париж? Смешно, не правда ли?

А если серьезно, то предъявлять обвинения такого масштаба со слов всего лишь одного человека, все равно, что не предъявлять ничего. Поэтому, когда Флуарак, еще в начале 1305 года, вдруг оказался в Арагоне, в Лериде, при дворе короля Хайме II, он был явно вооружен достаточно солидной доказательной базой. Которая, несомненно, являлась результатом чьей-то целенаправленной работы , или, как мне кажется более верным, заговора. Центром которого был Ажен.

Хайме принял информацию к сведению и пообещал информатору денег и ренту. С условием, что все это он получит, если ему удастся убедить Филиппа Красивого. Эскьё верно рассчитал, что арагонский монарх немедленно поставит об этом в известность своего венценосного кузена. Поэтому, когда он заявился пред королевские очи в Париже, его приняли немедленно. Французский король, хоть и был фальшивомонетчиком, все же любил настоящий товар. Никак не отреагировав на сообщения Флуарака, он вызвал Ногаре и велел проверить информацию. Как потом сообщал королевский легист Гийом де Плезиан: король «благословил» по крайней мере двенадцать человек на вступление в орден по всей Франции. Делу был дан ход, разведчиков заслали. Чем все закончилось, вы знаете…

А что же Флуарак? Заговор удался, о чем этот мерзавец с гордостью и сообщал Хайме II в своем письме от 28 января 1308 года:

«Да будет Вашему Королевскому Величеству известно, что я и есть тот самый человек, который указал на преступные деяния тамплиеров господину нашему королю Франции, и знайте, господин мой, что Вам, первому среди государей, я — еще в Лериде, в присутствии брата Мартена Детечи, духовника Вашей милости, — успел ранее поведать об их [тамплиеров] преступлениях. Однако же Вы, господин мой, не пожелали в то время полностью мне поверить, вот почему я и обратился к королю Франции, который начал расследование и обнаружил, что все ясно как день и происходит в пределах его королевства, так что и папу римского полностью убедил, и других государей тоже, а именно короля Германии, короля Англии, а также короля Карла Неаполитанского и многих других. Господин мой, вспомните, что вы обещали мне, когда я покинул ваш дворец в Лериде. Вы сказали, что если преступления тамплиеров будут доказаны, то вы назначите мне 1 000 ливров ренты и 3 000 ливров деньгами из того, что им [тамплиерам] принадлежало. А теперь, поскольку все это [их вина] подтвердилось, прошу Вас вспомнить Ваши слова».

В другом письмо он берет на себя наглость советовать монарху, как поступать с имуществом тамплиеров:

«Пусть ваше Величество знает, что, в то время как папа стремится получить часть имущества тамплиеров, на том основании, что они были монахами, король Франции получил совет, что он не обязан ничего ему отдавать, так как орден Храма никогда не был настоящим религиозным орденом и самые его основы запятнаны ересью. И те, кто говорит, что все, что им было дано, было милостыней, говорят дурно, так как все это подавалось демонам, а не Богу, поэтому жертвователи не должны ничего получить назад и все должно перейти к правителю страны»…

P.S. Уже упомянутый Джованни Виллани сообщал, что «…. бывший приор [Флуаран] плохо кончил — его закололи кинжалом». Поговаривали, что возмездие организовал брат Жака де Моле, декан Лангра…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2021

При перепечатке статьи указание на источник обязательно