Св. Матфей, киликийские армяне, Иссык-Куль и… тамплиеры

Как это ни странно, но после мудрой античности, с ее учением о шарообразности Земли, с ее гениальным Геппархом, разработавшим учение о широте и долготе, с блистательным Птолемеем, на основе разработок которого византийцы рисовали свои карты еще в ХIII веке, в Средние века картография пришла в упадок. Люди вновь поверили в плоскость Земли [спасибо католикам] и позабыли все, чему их учили мудрые греки. Добротные карты теперь были на вес золота, а их изготовители – и того дороже. Мастерских было крайне мало и одна их них располагалась на острове Мальорка. В 1375 году там был создан шедевр, не имевший дотоле аналогов и получивший название Каталонский атлас. Вот именно с него и того, что там было изображено и начинается наша история…

Атлас выгодно отличался от себе подобных тем, что содержал новейшую по тем временам информацию об Азии и Китае и до сих считается наиболее полной картиной географических знаний до эпохи Великих географических открытий. Азию европейцам пока покорить не удалось, о Китае они только мечтали, но увидеть все это, пусть и схематично, уже могли. Не стану вдаваться в детали и множество подробностей. Ибо нас интересует только одна. На карте, к слову, общим размером 65х300 см, позже разрезанной на двенадцать листов размером 65х50 см и собранных в атлас отмечено озеро Иссык-Куль. На его берегу отчетливо изображено здание с двумя башнями, увенчанными крестами. Здание это соединяется прямой линией с Иерусалимом. Но самое интересное – это сопроводительная надпись, написанная на каталонском диалекте: Lo loch quis assella Yssicol. Еn aquest loch es I monesstir de frares ermonians, ot Segons ques diu, es lo cors de sent Mathi apostul e evangelista. В переводе это означает: Место, которое называется Иссиколь. В этом месте монастырь братьев армян, в котором есть, говорят, тело святого Матфея, Апостола и Евангелиста.

Каталонский атлас

В Средние века практиковалось так называемое Благочестивое расчленение. Католическая церковь охотно дробила кости и черепа своих почивших святых, дабы начинить ими как можно больше реликвариев, сиречь, приманок для паломников. Самый известный фрагмент св. Матфея находится в кафедральном соборе итальянского Салерно, куда его поместили еще в 1081 году. Известно так же и о месторасположении других частей святых мощей – это два города в Германии,один в Испании и даже в одной из церквей Ирана. Наличие [вероятное] его мощей в армянском монастыре на берегу Иссык-Куля явно свидетельствует о том, что место было востребованным. И если уж попало на карту – довольно известным на Западе.

Кстати, поговорим об источниках информации, сделавших возможным создание этого картографического чуда. Среди них книга знаменитого Марко Поло, путевые записки раввинов Вениамина Тудельского и Петахии Регенсбургского. Вполне вероятно, что среди информаторов числились и отчеты католических монахов, в разное время отправлявшихся с тайными или явными миссиями по заданию папской курии. В XIII веке это были доминиканцы Симон Сан-Квентин, Андре Лонжюмо, францисканцы Бенедикт Поляк, Плано Карпини и Вильям Рубрук. Во второй половине XIV века Монте-Корвино и Одорих Порденоне возглавили посольство в Китай. Отчаявшись завоевать Восток силой, Запад прибегал к мягкой силе, говоря современным языком. А дипломаты во все времена выполняли роль официальных шпионов. Так что в недостатке информации проблемы не было.

И все бы хорошо. Да вот одна нестыковка – ни в одном их отчетов перечисленных “путешественников” нет прямого упоминания об армянском монастыре на Иссык-Куле. Рассказывают просто о христианских домах. Вот что сообщает Рубрук, описывая дорогу к ставке хана:

“Я увидел дом, над которым был крестик. Тогда, сильно обрадовавшись и предполагая, что там находится что-нибудь христианское, я вошел с уверенностью и нашел алтарь, убранный поистине красиво. Именно по золотой материи были вышиты или настланы изображения Спасителя, святой Девы, Иоанна Крестителя и двух ангелов, причем очертания тела и одежд были расшиты жемчугом. Здесь же находился большой серебряный крест с драгоценными камнями по углам и в середине и много других церковных украшений, а также перед алтарем горела лампада с маслом, имевшая восемь светилен. Там сидел один армянский монах, черноватый, худощавый, одетый в очень жесткую власяничную тунику, спускавшуюся до середины ног; сверху на нем был черный шелковый плащ, подбитый мехом, а под власяницей он имел железный пояс… Монах этот, по его словам, сказал Мангу-хану, что если тот пожелает стать христианином, то весь мир придет в повиновение ему, и что ему будут повиноваться франки и великий папа”.

Выходит, что на карте монастырь есть, но никто о нем не упоминает. Откуда же тогда о нем узнали да еще с такими подробностями?

И вот тут без Киликийской Армении не обойтись. В 1254 году ее царю Хетуму удалось побывать в ставке монгольского хана Менгу, где ему был оказан радушный прием. Путь царя и его свиты пролегал в том числе и через Среднюю Азию. Вернувшись обратно, царь поделился своими впечатлениями, аккуратно записанными армянским историком Киракос Гандзакеци. Возможно царь видел этот монастырь. В то время связи между Киликийской Арменией и Западом было весьма прочными – шла даже речь об образовании церковной унии, которая и была принята в начале XIV века [как раз перед началом дела тамплиеров]. Таким образом информация могла просочиться в Европу, как через папских легатов, так и через членов рыцарских орденов [до Кипра, что напротив Киликии, было рукой подать], которым армянские цари предоставляли ленные владения в Киликии. К тому же существовали еще и итальянские купцы, торговавшие в киликийских портах, и как обычно, все знавшие. К слову, адмирал генуэзского флота Бенедетто Дзаккариа в 1269 году получил участок в порту Айяс [главный порт Киликии], а через некоторое время рядом возникла еще одна военно-морская база генуэзцев Портус-Палорум.

Можно предположить, что появление этого униатского армянского монастыря можно расценивать, как образование форпоста для борьбы с несторианской ересью, имевшей большое распространение в Средней Азии и на территории современной Киргизии, где и расположен Иссык-Куль. И для придания особой значимости этому монастырю туда и были перевезены части мощей св. Матфея.

Это было время союза Киликии и Европы с монголами. Кстати, его инициатором выступил ни кто иной, как король Людовик IX Святой. Особенно он активизировался после изгнания крестоносцев из Святой Земли. 26 июня 1307 года в Пуатье, где в то время располагалась папская курия, прибыло представительное монгольское посольство – обсуждались совместные военные действия против мамлюков. Орден тамплиеров и лично Жак де Моле с восторгом отнеслись к такой возможности. Они надеялись с помощью монголов вернуться в Утремер и отвоевать Иерусалим. Началась подготовка к военной операции – тамплиеры даже создали плацдарм на острове Руад, всего в нескольких километрах от побережья Леванта. К акции присоединились и госпитальеры с киликийцами. Совместные войска высадились на материк и несколько месяцев провели в ожидании монгольских войск. Но монголы не пришли. Но это другая история. Сейчас же я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что это все было как раз накануне тамплиерского холокоста. И отношения с монголами у тамплиеров были прекрасные, а значит они вполне могли иметь охранные грамоты для передвижения по монгольским территориям. Возможно, они скоро им и пригодились.

В во второй половине 1306 года Великий магистр Ордена Храма Жак де Моле покинул штаб-квартиру ордена на Кипре, чтобы уже никогда туда не вернуться. Архив и казна остались на острове. Часть денежных средств, с которой он помпезно въехал в Париж не в счет. Это были деньги на дорожные и представительские расходы. В Тампле тоже было пусто [читать статью Филипп Красивый и золото тамплиеров]. Любопытно, что Моле ехал во Францию уже зная о слухах и грозящей Ордену опасности. Мог ли он загодя оставить предписание оставшимся на острове сановникам на тот случай, если опасения оправдаются? Мог. И даже должен был. Не исключено, что места схрона наиболее ценных вещей [а на мой взгляд – это вовсе не золото] уже начали просчитывать.

Официальное известие королевским властям о начале тамплиерского холокоста достигло Кипр лишь к весне 1308 года. Задержка объясняется тем, что в зимнее время навигация в этой части Средиземноморья не осуществлялась – наступал сезон штормов. Но не исключено, что тамплиеры собственными силами, рискуя в непогоду пойти ко дну, все же доставили страшное сообщение, ибо промедление грозило потерей всего, что они собирали не один век.

А теперь давайте попытаемся поставить себя на место людей, коим предписано было в подобной ситуации произвести эвакуацию ценностей. Прежде всего – куда прятать? Кипр маленький, отношение с королем напряженные, население едва ли не враждебно [еще с давних времен]. К тому же тамплиеры и не сочли нужным прятать золото и серебро – королевские чиновники без труда их реквизировали . Но у властей возникло подозрение, что все это лишь для отвода глаз [читать статью Тамплиеры на Кипре. Начало легенды]. Перерыли весь остров но ничего не нашли. Значит основное временно, до погрузки на корабли, спрятали где то в прибрежных пещерах в ожидании дальнейшей транспортировки. Не исключено, что а этой операции были подключены генуэзцы. Итак, Кипр отпадает.

Тогда куда, в Европу? Но по всей Франции пылают костры, в других государствах братья кто под следствием, кто в бегах, верховные сановники по тюрьмам. Разве ж они смогут встретить и принять груз? Значит этот вариант тоже не годится.

И вот тут напрашивается вполне правдоподобный вариант – а что если через Киликию, под охраной союзных монголов, с каким-нибудь купеческим караваном переправить все в тот самый монастырь на Иссык-Куле? Технически это было не столь сложно. В конце концов купеческие караваны и не такие ценности перевозили. А тут речь шла все лишь о свитках и манускриптах…

***

Так или иначе, но факт исчезновения главного архива тамплиеров имеет место быть. Кстати, о возможности захоронения достояния тамплиеров в иссык-кульском монастыре высказывался и известный российский археолог, ярый охотник за знаменитой либерией, библиотекой Ивана Грозного, Игнатий Стеллецкий. К сожалению, я не знаком с его аргументацией в пользу этой версии…

Искал этот монастырь в 1856-57 гг.и знаменитый путешественник Петр Семенов Тян-Шанский, но безуспешно. Некий купец Исаев в своей записке уездному начальству сообщал в 1857 году о развалинах, явно видимых под водой. В 1871 году военный губернатор Семиречинска предпринял первую попытку подводных археологических исследований и поделился находками с туркестанским генерал-губернатором Кауфманом. Среди них были медные чаши и серебряные монеты. Для продолжения исследований из Петербурга запросили водолаза, а из Англии и Франции скафандры. Однако недостаток средств свел эту затею на нет.

Проблема нахождения этого монастыря заключена главным образом в самом озере. Дело в том, что в него впадает очень много рек, но ни одна не вытекает. Таким образом Иссык-Куль представляет собой постоянно наполняемую чашу. И все прибрежные строения за несколько веков попросту оказываются затопленными. Так случилось и с этим монастырем – на карте Тартарии 1635г. и в атласе Блау уже нет сведений о нем, к этому времени, по всей вероятности уже канувшему в пучину.

***

Каталонский атлас был подарен королем Петром Арагонским французскому королю Карлу V в 1381 году. Ныне хранится в Национальной библиотеке Парижа.

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2020

При перепечатке статьи указание на источник обязательно.