Побег из Пуатье, или О том, как ломбардский магистр посмеялся над папой и королем

В ночь на 13 февраля 1308 года, спустя ровно четыре месяца после известных французских событий, сокрушивших орден тамплиеров, в папской курии случился большой переполох.

Папа Климент V

В ночь на 13 февраля 1308 года, спустя ровно четыре месяца после известных французских событий, сокрушивших орден тамплиеров, в папской курии случился большой переполох. Встревоженный понтифик бегал по комнатам дворца с искаженным лицом, имевшим, как потом утверждали очевидцы, исключительно белый цвет. Его святейшество просто рвал и метал. И было от чего — сбежал его любимый кубикулярий [cubicularius] Джакомо да Монтекукко. Больше всего его сейчас интересовало, как на это отреагирует король. Он и так уже сильно пошатнул его авторитет и попросту наплевал на его прерогативы, а тут еще такой конфуз. По лицу понтифика катились крупные слезы. Не от жалости — от бессилия.

Впрочем, расскажу все по-порядку. Подробности этого инцидента и первая реакция на него Климента V известны нам из письма, присланного епископу Лериды его поверенным при папской курии. В это время она располагалась в Пуатье — папа хотел быть поближе к королю, чтоб хоть как-то пытаться влиять на тот произвол, который учинил его венценосный сын божий. А может как раз наоборот, Филипп держал папу поблизости, на коротком поводке, дабы тот не испортил ему всю игру. А игру он затеял чрезвычайно серьезную. Шутка ли сказать — арестовать разом всех тамплиеров королевства. Всех! Так, обычно, все и думают. Но в любом деле есть исключения. Так вышло и на этот раз — кое-кто из тамплиеров все же избежал ареста. И я говорю не о тех, кто подался в бега. Я имею ввиду храмовников оставшихся на свободе на вполне законных основаниях. К их числу и принадлежал кубикулярий Джакомо да Монтекукко. А в должности этой уже много лет состояли исключительно тамплиеры. Они отвечали за сон понтифика и ночью выполняли обязанности стражи святейшей спальни. Днем же выполняли обязанности во время церемоний.

Джакомо да Монтекукко был назначен кубикулярием папой Бенедиктом XI [понтификат с октября 1303 года по июль 1304 года]. После избрания в августе 1305 года папа Климент V оставил должность за Джакомо и он стал совмещать ее вместе с другим рыцарем-тамплиером, Оливье де Пенном [Olivier de Penne].

Джакомо был не рядовым братом-рыцарем — он носил высокое звания магистра Ломбардии и занимал еще множество высоких постов. Уго да Верчелли [Uguccione da Vercelli], предшественник Джакомо на посту главы провинции Ломбардия до 1302 или 1303 года, также был папским кубикуларием [cubicularius]. Видимо понтифики испытывали особую привязанность к выходцам из Ломбардии. В течение более чем столетия тамплиеры занимали множество постов в курии. Одним словом, Джакомо был фигурой очень значимой в орденской иерархии. И на свободе! И это в то время, когда вся верхушка тамплиеров томилась по тюрьмам.

Кстати, тамплиеров на разных должностях в папской курии было много, и все они они оставались на месте — королевские чиновники их не трогали. Хотя в свободе передвижения им все же было отказано. Не дай бог, попадутся на глаза королю. Но это касалось лишь тех, кто был занят по хозяйству. Остальных завсегдатаев папской приемной все же препроводили в замок Лош. Среди них был и главный визитатор Франции Гуго де Пейро.

Замок Лош. Франция

Из письма орденского казначея при папской курии, адресованное каталонскому прецептору в Аско, датированного ноябрем 1307 года известно, что Климент V лично заверил тамплиеров из своего окружения в своей поддержке и слезно молил их не сбегать. В письме цитируется ответная речь Джакомо, выступившего от имени всех:

«Святой отец, мы не боимся, потому что ты желаешь защищать нас и поддерживать справедливость, поскольку мы, братья Храма, являемся хорошими католиками и христианами и тверды в нашей вере; и за все время и до сих пор братья Храма умирали или были взяты в плен сарацинами за католическую веру. И в течение 190 лет существования Ордена Храма мы никогда не боялись смерти. И было бы невозможно, если бы мы вели плохую жизнь, чтобы об этом не было бы известно».

Папа верил в тамплиеров и не доверял королю. Между тем, положение его было крайне незавидным. Глубоко потрясенный событиями 1307 года, он считал их больше, чем королевской провокацией — это несомненно был вызов церковной власти. В конце октября 1307 года Климент прямо высказался королю по поводу возмутительного неуважения, вызванного этим нападением на имущество и лиц, непосредственно находящихся под властью римской церкви. Вы понимаете, что это значит? Все могло повернуться иначе, прояви Климент V политическую волю и силу!

Позднее к нему стало приходить понимание, что ставки в этой игре, затеянной Филиппом Красивым, гораздо выше и намного превосходят так называемую ересь вероломных тамплиеров. На кону стояла угроза верховенству Святого Престола над светскими властями, а сама церковная монополия на суждения по защиты веры подвергалась сомнению. А ведь все началось гораздо ранее. Еще при злосчастном Бонифации VIII, кричавшим в лицо европейским государям: “Я есмь император”! [читать статью «Как поссорились Филипп Капет и Бенедетто Каэтани…»]. Филипп тогда лишь посмеивался, а его чиновников пинали ногами святейшего старца. Теперь король решил пнуть Климента, но уже гораздо масштабнее.

Оставалась только одно — максимально сдерживать короля и вырабатывать свою стратегию. В конце ноября 1307 года Климент определился с дальнейшей линией поведения, от которой уже больше не отходил: независимо от того, были ли виновны тамплиеры или нет, они могут быть судимы только судом римско-католической церкви в силу ее пастырского превосходства! Свою программу он изложил в булле Pastoralis preeminentie.

Следуя этому плану, в декабре Клемент V направил в Париж двух кардиналов, Беренжера Фредола и Этьена де Суази, поручив им надзор над заключенными тамплиерами, намереваясь с этого момента руководить судебным процессом. Заявив о том, что с делом он справится лучше, король фактически отказал им. Лишь с большим трудом они получили право допросить Жака де Моле и других лидеров ордена, которые сразу же отреклись от своих предыдущих признаний. Тем не менее шаги, предпринятые папой, поставили короля в трудное положение.

В начале 1308 года Климент приостановил полномочия всех инквизиторов и прелатов, которые преследовали тамплиеров во Франции, в частности Гийома де Пари, исповедника Филиппа и инквизитора, чей авторитет был лишь ширмой для действий короля. После арестов Филипп всегда намекал, несколько нагловато, что он действовал с одобрения папы. Клименту приходилось неоднократно это отрицать. Теперь же король уже не мог продолжать преследования, не проявив при этом явного ослушания Церкви.

И вот в этот самый переломный момент, когда папе удалось склонить чашу весов в свою сторону и случился этот инцидент с побегом Джакомо да Монтекукко. Можете себе представить, как обрадовался этому король! Молниеносное расследование вдруг установило, что беглый прецептор Ломбардии, оказывается был замечен: в принуждении новобранцев целовать анус священнослужителя во время церемонии инициации [как знак договора с дьяволом], в принятии участия в содомии, поклонении идолу совершении мессы с неосвещенными облатками. Несомненно, что все показания против Джакомо были даны под пыткой. Позднее, когда показания давал Никола да Монтекукко, брат Джакомо и к которому пытка не применялась, он с негодованием отверг все ложные обвинения. Но короля это не интересовало, ибо появился такой удачный повод ткнуть в сторону папы перстом и пафосно воскликнуть :”Папа укрывал еретиков! Разве может он руководить процессом? И как он может охранять нашу святую веру, когда не может даже обеспечить сохранение под стражей тамплиера, бывшего частью его собственного домашнего хозяйства!?”. Бегство прецептора Ломбардии выставила Климента V глупцом. Он чувствовал себя преданным.

И ему пришлось принимать решительные меры. Дабы навсегда покончить с подобными инцидентами. Теперь уже всех тамплиеров папской курии заключили под стражу. Те, кто помогал Джакомо Монтекукко бежать и те, кто что-либо знал о его местонахождении, обязаны были под страхом отлучения от церкви в кратчайший срок предоставить всю имеющуюся информацию. Кардиналам разослали инструкции по поиску беглеца, где бы он ни находился. И наконец, чтобы по-настоящему показать степень своего гнева, папа выделил очень значительную награду за поимку беглого магистра. Он заявил, что готов [согласно письму поверенного епископа Лериды] отдать драгоценности стоимостью 10 000 флоринов тому, кто сообщит ему о местонахождении этого брата-тамплиера. До этого еще никто не назначал столь невероятную награду. Похоже, что Джакомо стал его личным врагом.

Известно, что к середине марта 1308 года Джакомо да Монтекукко удалось пересечь Альпы и добраться до родных краев. Об этом упоминается в его письме, в котором он дает поручение прецептору дома тамплиеров в Милане действовать от его имени. В этом документе Джакомо все еще использовал свои полные титулы — главный прецептор рыцарей-тамплиеров в Ломбардии, Тосканы, Римских земель и Сардинии. Он словно бросал вызов королю Франции и папе, чье покровительство он отныне считал ненадежным.

Как сообщает известный итальянский историк Елена Белломо, тамплиеры северной Италии оставались свободными вплоть до лета 1308 года, когда Клемент V в конце концов уступил угрозам Филиппа Красивого и вновь распорядился о широкомасштабных арестах. Но это уже другая история…

***

После начала репрессий командору Ломбардии, видимо, снова удалось сбежать. Нет никаких письменных свидетельств суда над ним. Кроме того, в документах процесса в Италии он несколько раз обвиняется в неподчинении решению суда, т.е неявки. Его родственники и друзья, без сомнения, помогли ему спрятаться. Его имя вновь появилось в документах из Пьемонта, датированных 1311 и 1314 годами, но уже без звания прецептор. В 1316 году епископ Ивреи даже подарил ему — если это не был омоним — приход недалеко от Монтекукко, принадлежавшего его предкам. Как закончилась жизнь этого человека, обманувшего папу и посмеявшегося над королем — неизвестно. Во всяком случая он точно не разделил печальную участь своих сожженных братьев или заживо сгнивших в тюрьмах. Поэтому, сбежав, Джакомо да Монтекукко, принял мудрое решение…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2029

При перепечатке статьи указание на источник обязательно