Тамплиеры и сефарды

Когда славное крестоносное воинство, под веселящие душу каждого истинного католика крики Deus vult двинулось освобождать гроб Господень от подлых язычников, первыми, кто ощутил на себе всю силу карающей десницы божьей, стали германские ашкеназы. В городе Вормсе наиболее богобоязненные пилигримы решили не дожидаться прихода в Иерусалим [о местонахождении которого имели самое смутное представление], а прямо немедленно, здесь и сейчас, сполна воздать иудеям за муки Христовы, кои претерпел Он на кресте. В итого 800 ревнителей иудаизма отправились к Отцу небесному. Но эти жертвы не идут ни в какое сравнение с теми, которые понес многонациональный Иерусалим, когда крестоносцам все же удалось туда добраться.

Европа никогда их не любила. Причин было много, но говорить мы о них не станем. Церковные власти, как могли, пытались сдерживать агрессию, периодически выпуская грозные указы и запреты на преследование иудеев. К примеру, незадолго до Первого крестового похода, в 1063 году, папа Александр II выпустил буллу с предупреждением против нападений на евреев, адресованную всем епископам Испании. Там к тому времени как раз активизировалась так называемая Реконкиста. Что-то схожее с походами в Утремер. Вот об Испании сейчас и поговорим.

Сефарды появились на Иберийском полуострове еще во времена Римской империи вследствие обычной миграции. Еще часть пришла вместе с арабами в VIII веке. Что характерно, говорили они на языке ладино, относящегося к иберо-романской группе романских языков, близком к испанскому. Золотой век сефардского языка и культуры как раз и пришелся на время арабского правления Аль-Андалуса [так арабы называли Иберию]. К слову, Сфарад в переводе с иврита обозначает Испания. Сефарды исповедовали иудаизм испанского [сефардского] канона, отличающегося от германского [ашкеназского] и развивавшегося независимо от него.

Потом началась война — Запад решил отвоевать Аль-Андалус, включив его в сферу влияния набиравшей силу римской секты христиан. Впрочем, военные действия не особо повлияли на благосостояние сефардов и они пользовались уважением и защитой. Уже в XI веке король Леона и Кастилии Альфонсо VI даровал сефардам множество прав и привилегий. Из еще арабской части Иберии началась массовая миграция сефардов в христианскую часть Испании. В какой-то момент оказалось, что в крупнейших городах, таких, как Толедо, Тудела, Лусена и Жирона сефардское население стало составлять большинство.

В начале XII века, в 1131 году в Испании, вернее, в Каталонии, объявились тамплиеры. Тоже большие любители прав и привилегий. Между сефардами и ими просто не могло не возникнуть взаимоотношений. Ладино был похож на испанский, так что храмовники быстро нашли с сефардами общий язык.

Самые ранние упоминания о начале товарно-денежных отношений между Орденом Храма и общинами сефардов относятся к 1157-58 гг. Командор замка Гардени [рядом с Леридой] отписал сефардам какой-то земельный надел. Причем, навсегда. Это был не единственный факт подобных дарений со стороны тамплиеров в этот период.

Сефарды в долгу не остались и выступили с ответным словом.
В 1174 году один из сефардских проповедников [Profiat] из Жероны продал тамплиерам из Гардени несколько небольших загородных домов и некие curtales, соседствующие с территорией тамплиеров. Храмовники любили подобным образом увеличивать площадь своих владений. В следующем году некий сефард Яфия бен Давид из Монсона, занимавший а Жироне важный пост байли [судебный пристав] при короле Альфонсо II, продал тем же тамплиерам из Гардени винный погреб и виноградник в Лериде. Пьет, как тамплиер, — это уже потом стали говорить…

В XIII веке сотрудничество продолжилось. В 1228 году магистр тамплиеров Рамон де Монкада подарил арабский замок Банерес [ныне не сохранившийся. Располагался в северном предместье Тортосы и где еще видны остатки еврейского поселения] двадцати пяти сефардам из Тортосы и их потомкам. Любопытна формулировка мотивации этого акта: помня о преданности и верности, которые евреи, проживающие сейчас в Тортосе, и их предшественники проявили по отношению к нам и нашим предшественникам. В дополнение к этому магистр клятвенно заверил сефардов, что не будет применять к ним силу и станет препятствовать это делать другим. А также разрешил содержать в собственности пекарню и построить синагогу. Так же обещал содействие в утверждении этой привилегии королем. Чем дело закончилось, неизвестно…

Иногда тамплиеры демонстрировали просто образцы честности в таком непростом деле, как отдача долгов. Так в 1253 году командор Палау признал свой долг перед Исааком Адерети, братом знаменитого раввина Шломо бен Адерета [крупнейший галахист поколения, автор «Респонсов Рашбы»]. А сумма, между тем, была немалая — 2000 барселонских суэльдо. Впрочем, сефарды любили давать в долг. Ростовщичество — одна из основ их благосостояния. В 1255 году магистр провинции Теруэл одолжил у некого Юсуфа и его брата Соломона Абенафии 120 morabatinos. За что и предоставил им право контролировать сбор податей и узуфукт [Узуфрукт — вещное право пользования чужим имуществом с правом присвоения доходов от него, но с условием сохранения его целостности, ценности и хозяйственного назначения] сроком на пятнадцать лет.

Нередко тамплиерам приходилось выступать в роли защитников сефардов от местного населения, бывшего не в восторге от уровня процентов по долгам. В документах магистра Берната д’Атарриба из Монсона есть записи, сообщающие, что когда сефарды получили от короля разрешение на самостоятельное взыскание причитающихся им долгов, то горожане возмутились и стали угрожать разрушить judería [В Средние века практически во всех испанских городах были так называемые «худерии», кварталы, где жили евреи. Многие «худерии» сохранились до сих пор в неизменном виде, хотя евреи здесь давно не живут.] От слов они перешли к делу и ночью попытались сжечь квартал. И если бы не тамплиеры… Это произошло в 1256 году.

Нередко магистр Монсона выступал и от имени сефардской общины, отстаивая ее интересы. В 1271 году, по его настоянию, король Хайме I предоставил сефардам Монсона право самим участвовать в оценке налога на собственность, которой они владели. Кроме этого магистр «выторговал» у короля и некоторые изменения в судопроизводстве. С этого времени при рассмотрении дел, касающихся сефардов и христиан, должны были присутствовать свидетели с двух сторон, а не с христианской, как до этого. В 1289 году магистр пошел еще дальше, убеждая главного магистра королевства Беренгера де Сан-Хусто вообще освободить от всех сефардов от налогов и пошлин. В итоге в этом таки убедили и короля, Альфонса III. Такой вот средневековый антисемитизм, о котором нам так любят рассказывать…

Впрочем, и на ясное небо иногда набегают тучи — отношения между тамлиерами и сефардами не всегда оставались такими радужными.

В 1289 году король Альфонсо III пожаловался магистру храмовников на то, что сефарды Альбалате, Альколеа-де-Синка, Помара и Гранделья уклоняются от уплаты налогов с aljama  Монсона [Aljama — испанский термин арабского происхождения, употреблявшийся в официальных документах и литературе для обозначения самоуправляющихся общин мавров или евреев, живших в испанских владениях]. Король был в гневе и приказал под страхом разгона этой общины вернуть налоги в казну. Тамплиеры имели право сажать сефардов в долговые тюрьмы, и стоило магистру намекнуть сефардам на это, как проблема была тут же решена. Видимо тамплиеров сефарды боялись больше, чем короля.

Иногда случались курьезы. В 1280 году некий Ицхак Кап присвоил залоги, полученные в качестве обеспечения выданных займов христианам и евреям, отправившимся в Утремер [Акру]. Король Педро III распорядился разыскать этого Ицхака [которого, к слову, к этому времени и след простыл из королевства] и разослал письма госпитальерам и своим консулам в Пизе, Венеции и Кипре. Поймать надеялись, видимо. Когда ж еврея ловили с деньгами?

В том же году магистр тамплиеров Педро Монкадо потребовал от сефардов, якобы от имени королевы, выплаты так называемой cena [Сена (каталонская сена), или так называемый «налог на гостеприимство», должна была обеспечить на расходы королевской семьи и свиты во время путешествия.], чем возмутил не столько сефардов, сколько короля, утверждавшего, что королева никогда не требовала подобного с евреев…

Некий Соломон Ибн Андре решил покинуть Тортосу, где жил последнее время и заплатил перед выездом положенную пошлину. Но в конце концов вынужден был вернуться обратно. Один из правителей города [власть в Тортосе делили между собой тамплиеры и дом Монкадо] потребовал, чтобы еврей заплатил за это 1000 динаров [sueldos]. Соломон согласился. но уточнил, что заплатит Монкаде, но никак не магистру тамплиеров. Становится понятным, кто его попросил из Тортосы…

***

Когда грянул октябрь 1307 года и вскоре за этим над тамплиерами Каталонии стали сгущаться небеса, храмовники отказались сдаться и заперлись в замке Монсон, который удерживали до 1309 года. В Монсоне, к слову, была одна из самых крупных сефардских общин и король Педро II позволили им переехать в Алколею и сохранить свое имущество, пока он будет тамплиеров воевать. В 1313 году королю предоставили подробный список о многочисленных утратах и повреждениях имущества, понесенных евреями во время осады замка. Пришлось монарху опять освобождать их от налогов….

История сефардов Испании закончилась в 1492 году Альгамбрским декретом.Они почти на два века пережили своих друзей. Но это уже вне темы этой статьи…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2020

При перепечатке статьи указание на источник обязательно