Как тамплиер Леон Казалье продался Бейбарсу

тамплиер Леон

В 1260 году каирский трон занял свирепый Аз-Захир Бейбарс аль-Бундукари [на самом деле его имя еще длиннее, поэтому будем называть его просто Бейбарс], убив своего предшественника, султана Кутуза, такого же мамлюка, каким был сам. Убил с той же легкостью, с какой перед этим умертвил Туран-шаха, последнего египетского султана из династии Айюбидов, потомков грозного Саладина. Убил, чтобы возвести на трон Кутуза. Он вообще любил убивать, этот бывший раб, и делал это всю свою жизнь. Ибо считал, что только грубая сила способствует успеху и победам. И они его любили, а народ прозвал Абуль-Футухом, что значит Отец побед.

Власть мамлюкских султанов держалась на военной силе. Хорошо обученная и дисциплинированная армия, численностью до сорока тысяч бойцов, находилась в постоянной готовности [читать статью «Тамплиеры против мамлюков…»]. Войска были снабжены осадной артиллерией и греческим огнем. Бейбарс поклялся очистить земли от франков — дело Саладина должно было быть завершено и…

Бейбарс

…вторжение началось в феврале 1265 года. Первой пала Кесария, считавшаяся неприступной. Сам Людовик IX Святой, во время своего неудачного крестового похода, участвовал в ее укреплении, помогая устанавливать огромные гранитные блоки в стены. Но они оказались бессильны перед новейшими требушетами [вид метальной машины] Бейбарса. Потом была Хайфа. 30 апреля пал Арсуф…

Весной следующего года натиск продолжился и уже в июне войска Бейбарса подошли к Сафеду. Эта была одна из самых мощных крепостей тамплиеров — башни высоки, стены крепки, а гарнизон храбр и закален в боях. С налету не возьмешь. Бейбарс это понимал и послал защитникам богатые дары вместе с обещанием сохранить жизнь, если те сдадутся. Дары возвратили обратно, выстрелив ими из крепостной катапульты. В ярости Бейбарс бросил войска на штурм. Атаку отбили. И следующую и десятую, и…так три недели. От бессилия и злости султан арестовал десяток своих эмиров, обвив их в недостаточной отваге. А над крепостным донжоном продолжал развеваться славный босеан, словно в насмешку.

Сафед

Но к несчастью для тамплиеров, Бейбарс был не только грубым и упертым солдафоном, он был еще и стратегом. Видя, что помощь к тамплиерам вряд ли подойдет, а внешние усилия не дают результата, он решил подточить оборону изнутри. Так уж повелось, что тамплиерские армии практически никогда не состояли целиком из членов ордена. В основном это были наемники-туркополы и вооруженные жители. Так было и в гарнизоне Сафеда — рыцарей и сержантов насчитывалось лишь около восьмидесяти человек и подавляющее большинство вооруженных защитников составляли сирийцы. На них и сделал ставку хитрый Бейбарс. Наутро глашатаи мамлюков, объезжая крепость вдоль стен, громко кричали, что султан, да хранит его Аллах за его милость, дарует всем сирийцам жизнь, если те выйдут из крепости и сложат оружие. Расчет оказался верным, большинство наемников дезертировали. Положение тамплиеров стало угрожающим и практически безвыходным. И они дрогнули… Клятва не щадить своих жизней за Христа были позабыта. Самое печальное, что это уже было [читать статью «Король Амори и двенадцать повешенных тамплиеров»].

На совете было решено выслать парламентеров — осажденные решили выторговать себе те же условия сдачи, что были предложены сирийцам. На это опасное дело вызвался идти сержант Леон Казалье, мотивируя тем, что знает язык, на котором говорил Бейбарс. Посланника пропустили в шатер к султану. Главный мамлюк выслушал тамплиера и усмехнувшись, ответил, что если бы храмовники не отвергли его даров и согласились сдаться сразу, они бы уже были далеко отсюда и живы. Но поскольку они оскорбили султана своим отказом, то всех их ждет неминуемое наказание. Он перебьет их всех и начнет немедля, с Леона, подвергнув его медленной и мучительной смертной пытке. Видя неподдельный страх в глазах тамплиера [позор!], султан предложил ему сделку. Сержант должен был вернуться обратно в крепость и сообщить оставшимся защитникам, что их условия приняты и они могут покинуть крепость — их не тронут. Только такой ценой этот Леон мог бы купить себе жизнь. И он согласился заплатить, он пошел на предательство… Горе вам, тамплиеры Сафеда, гордые рыцари, не знавшие до этого страха и упрека. Все это оказалось пустым звуком и тысячи погибших, но не отступивших и не предавших ваших братьев с укором взирают на вас с небес обетованных! Посрамлен Орден…

24 июля 1265 года ворота Сафеда открылись и оставшиеся в живых тамплиеры и другие обитателей крепости двинулись в сторону Акры. Мамлюки сопровождали их с двух сторон. В полумили от крепости находился холм, который в свое время тамплиеры использовали как место для казни. По злой иронии судьбы именно на нем мамлюки и предали смерти всех сдавшихся — почти полторы тысячи человек. Жизнь оставили лишь предателю-сержанту и еще одному счастливчику. Последнего отослали в Акру, дабы он рассказал там о том, что произошло и к чему всем оставшимся франкам следует готовиться. О дальнейшей судьбе Леона известно из сообщений арабского историка Шафи ибн-Али Аббаса, рассказавшего, что предатель Лиуб [так его имя звучало на арабском] принял мусульманство и был обрезан…

Бейбарс не стал разрушать Сафед, как сделал это с Кесарией, Арсуфом и Хайфой. Что-то удержало его. На этот счет есть одна история. Впрочем, об этом в другой раз…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2020

При перепечатке статьи указание на источник обязательно