1244. Разрушение Иерусалима и «второй Хаттин» при Ла Форби

В 1236 году Европа узнала о монголах. И не только узнала, но и ощутила на себе их мощь и силу. К 1244 году последствия монгольской экспансии докатились и до Сирии – сюда добрались туркмены, бежавшие от орд Чингиз-хана. В историографии они получили название хорезмийцы, по названию их государства Хорезм, павшего под ударами грозного Темучина. Бегство скорей всего напоминала Исход — вместе с уцелевшими воинами ушли и их жены с детьми, и все, кто смог уйти. Так они и странствовали по азиатским просторам, нанимаясь к разным государям, продавая за временное пристанище свои клинки и кровь…

Появлению хорезмийцев в Палестине предшествовали некоторые события, по сути предопределившие столь катастрофические последствия для латинян…

Битва тамплиеров с хорезмийцами

В 1239 году истек мирный договор, заключенный между германским императором Фридрихом II и египетским султаном аль-Камилем, племянником великого Салах ад-Дина. Договор был заключен по итогом Шестого крестового похода 1228—1229 гг . Пожалуй, это был единственный поход в Отремер, совершенный практически без папской поддержки и в котором результат был достигнут не военным, а дипломатическим путем. Этим результатом стало возвращение Иерусалима христианам .

К этому же времени обострился конфликт между Айюбидами, наследниками Салах ад-Дина. Единству мусульманского мира, построенного усилиями родоначальником этой династии , приходил конец. После смерти в 1238 году султана аль-Камиля последовал традиционный передел власти. Его сыну, ас-Салих Айюбу, удалось по началу сломить сопротивление родственников. Но не надолго. Уже через два года его верховную власть над Египтом, Сирией и Месопотамией оспорил дядя ас-Салиха, правитель Дамаска Исмаил. Этим не замедлили воспользоваться в иерусалимском королевстве. Великий магистр тамплиеров Арман де Перигор выступил за союз с Дамаском против Египта и был поддержан всеми… кроме госпитальеров. Те настаивали на продолжение союза с Египтом. Ах, если б их послушали!..

Новый союз имел свои преимущества — Дамаск подтвердил права христиан на Священный город и кроме того, франкам были возвращены некоторые крепости. Королевство постепенно приходило в себя, возвращаясь к положению, которое оно занимало до 1187 года, до хаттинской катастрофы…

И вот тут на сцене появились хорезмийцы.

«..Султан Египта… пригласил их в Палестину и пообещал свою помощь. Имея огромную армию, состоящую фактически только из конницы, они напали на королевство и привели с собой женщин и детей. Их нападение было таким неожиданным, что никто не смог оказать им сопротивления. Никто не мог даже предвидеть этого…»

— сокрушался патриарх Иерусалимский в письме, упомянутом выше.

Судя по всему, разведка египетского султана работала эффективней, чем у латинян — туркменов Хорезма они проглядели… Расчет ас-Салиха был прост: руками хорезмийских наемников сокрушить своего дамаскского конкурента, а заодно и слабеющее латинское королевство…

15 июля 1244 года хорезмийцы взяли Иерусалим. Добыча была легкой, ибо городские стены, разрушенные по условиям предыдущего договора, еще не были восстановлены.

Хорезмийцы атакуют

«…хорезмийцы ворвались в Святой город и вырезали всех — женщин, детей и стариков, — укрывшихся в храме Гроба Господня. Они отрубали головы священникам, которые совершали богослужение, и говорили друг другу: «Давайте прольем кровь христиан в тех самых местах, где они приносили в жертву вино своему богу и где, как они утверждают, его повесили». После этого они содрали с алтаря ризы, осквернили храм на Голгофе, вскрыв могилы королей Иерусалима, потревожили прах умерших и разбросали его…»

Именно тогда и была утрачена гробница легендарного Готфрида Буйонского, предводителя Первого крестового похода, котрую не тронул даже Салах-ад Дин

Спасаясь от смерти, население ринулось в близлежащие горы, но:

«Враг… окружив их со всех сторон, атаковал их мечами, стрелами, камнями и другим оружием, убил и разрезал [на] куски… около семи тысяч мужчин и женщин, и от этой резни кровь верующих… ручьями текла по склонам гор»..

Это уже свидетельство Геральда Ньюкаслского, рыцаря-госпитальера, очевидца тех событий…

Хорезмийцы оставлись в Иерусалиме целый месяц, грабя город и его окрестности.

«…Церкви на горе Сион, храм и долину Иософата, где находится храм гроба Пресвятой Богородицы, ждала та же участь. В церкви Вифлеема они творили страшные гнусности. Их нечестивость нельзя сравнить даже с неверием сарацин, которые всегда относились с уважением к святым местам»…

И только после того, как грабить и убивать было больше некого, туркмены двинулись в сторону Газы на соединение с войсками египетского султана. Туда же направилось и объединенное войско крестоносцев. Наступало время решающей битвы…

***

Армии сошлись 17 октября 1244 года неподалеку от Газы у деревни Хербийя (Herbiya). Франки называли ее Форби [La Forbie].

Войска коалиции возглавил Готье де Бриенн, граф Яффы и Аскалона. Все военные ордена — тамплиеры, госпитальеры, тевтоны и даже орден прокаженных рыцарей св. Лазаря, присоединились к воинству, горевшему желанием отомстить за поруганные святыни. Союзные войска Дамаска возглавили аль-Мансур Ибрагим, эмир Хомса и ан-Насир Дауд, правитель Керака, бывшего когда-то владением знаменитого Рено де Шатильона . Всего в объединенном войске насчитывалось до десяти тысяч бойцов. Столько же примерно насчитывали в сволих рядах и хорезмийцы. Египтяне привели пять тысяч мамлюков — из недавно сформированного корпуса султанской гвардии. Мамлюкам еще предстояло сыграть свою зловещую роль в дальнейшей истории Отремера.

Битве предшествовал военный совет, на котором аль-Мансур посоветовал не начинать первыми и укрепить военный лагерь, заняв оборону. Он был уверен, что хорезмийцы, постояв пару дней, уйдут. Но разве можно было удержать тамплиеров и других рыцарей, пришедших драться и победить?! Восток дело тонкое, но франки этого так и не поняли — Готье де Бриенн объявил немедленную атаку! Полторы тысячи закованных в кольчуги воинов устремились на врага! Бронированный кулак ударил в самый центр вражеских рядов, но…. хорезмийцы выстояли. Бой, продолжавшийся весь день, не принес атакующим желаемого результата. Крестоносцам пришлось отступить. На утро битва возобновилась и ее финал был ужасающим для латинян и их союзников.

На этот раз атаковали хорезмийцы и египтяне. Основной удар пришелся на левый фланг и центр, где стояли войска Дамаска. Надо отдать им должное — свой союзный долг они выполнили, сражаясь до последнего — из двух тысяч бойцов уцелело всего около трех сотен. Смяв фланг и центр, хорезмийцы ударили в бок и тыл франкам…

..Из трехсот пятидесяти тамплиеров уцелело тридцать шесть. Сколько было госпитальеров доподлинно неизвестно, но их осталось двадцать шесть. Из четыреста сорока тевтонов — всего трое. Погибли Арман де Перигор, великий магистр храмовников и цвет латинского рыцарства. Общие потери составили около восьми тысяч человек. Магистр госпитальеров Гийом де Шатонеф был пленен и отправлен в Каир, где пробыл в заточении шесть лет. Готье де Бриенна, так неосмотрительно не воспользовавшегося мудрым советом, отвезли в Яффу, где после пыток распяли на городской стене. Но он выжил. Всех уцелевших и пленных продали в рабство. Патриарху Иерусалимскому, автору знаменитого письма, удалось спастись и укрыться в Акре. Отремер снова остался практически беззащитным. Таков был итог битвы, справедливо признанной вторым Хаттином. За последующие месяцы крестоносцы вновь утратили территории, восстановленные за полвека.

Любопытна реакция германского императора на известие о поражение при Ла Форби. Фридрих II всегда выступал за союз с Египтом и обвинил в катастрофе гордыню тамплиеров, подпитываемую слабостью местных баронов, из-за которой мирный договор с Каиром не был продлен. По его мнению, если бы не послушали храмовников, то этой битвы могло и не быть…

***

В 1246 году хорезмийцы взбунтовались против египтян и были уничтожены мамлюками. Больше об этом народе ни в Сирии, ни в Отремере, никто не слышал…

Несмотря на пламенную речь бейрутского епископа Галерана на Лионском соборе и письмо патриарха Иерусалимского, западные монархи весьма холодно отнеслись к идее нового похода в Отремер. Фридриху II было не до того — он был занят войной с папой римским Иннокентием IV. Король Англии Генрих III усмирял баронскую вольницу у себя в королевстве и даже собирался вовсе запретить проповедь крестового похода. А понтифику просто не хватало средств — все уходило в Константинополь, на поддержание дышащей на ладан Латинской империи. Согласился только Людовик IX Французский…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019