Как магистр английских тамплиеров Бриан де Жэ с шотландцами воевал

Тамплтеры

Но, как говорится, дарение дарению рознь и, соответственно, имеет свои разновидности и нюансы. Например, pro anima не подразумевало под собой никаких условий. Даритель просто рассчитывал свои актом дарения на спасение души и отпущение грехов. Другими словами, феодалы таким образом заменяли паломничество и участие в крестовом походе вкладом в богоугодное дело по освобождению Святой земли. В этом случае предметом обычно были земельные владения, очень часто становившиеся основой будущих тамплиерских командорств.

Паломники, отправлявшиеся на Святую Землю, часто делали пожертвования in extremis. Суть которых заключалась в предоставлении своих владений в пользование на время, пока их хозяин либо пилигримствовал, либо сражался с сарацинами. За это дарителю выплачивалась определенная сумма не превышающая, разумеется, объема прибыли от эксплуатации этих владений. Обычно они сдавались арендаторам, которые эту прибыль и приносили.

Некоторые дарения очень напоминали обыкновенный обмен или продажу. Главным стимулом для дарителя была так называемая cartas — милостыня или говоря иначе, встречный дар. К примеру, некий Раймунд Гуго подарил Ордену мужчину вместе с его потомством и всем имуществом и взамен получил милостыню в размере двадцати су. А семейство Гильома Мантеле отдало ордену Храма различные земельные участки и в качестве встречного дара получила лошадь.

cartas для приобретения интересующих их участков земли, соединяя свои разрозненные владения в крупные патримонии. Успех их деятельности в этом направлении был столь велик, что вселял зависть и ревность у местных аббатов. Известны случаи, когда церковные власти запрещали крупным землевладельцам жертвовать или продавать свои владения храмовникам.>

Впрочем, иногда такие запреты имели под собой весьма справедливые основания. В 1298 году в Шотландии, произошла крайне неприятная история, бросившая тень на Орден и серьезно подмочившая его репутацию…

Некто Вильгельм де Халкестон, желая проявить себя каком-нибудь богоугодном деле, уступил храмовникам в аренду имение своей жены Кристины. Единственным условием дарения был возврат собственности после смерти Вильгельма его вдове. Но то ли имение приносило очень хороший доход, то ли по каким-то иным причинам, только после смерти Халкенстона тамплиеры наотрез отказались возвращать собственность. К слову, оно называлось Эспертон. И более того, дабы снять проблему раз и навсегда, магистр храмовников Англии Бриан де Жэ распорядился и вовсе изгнать вдову с сыном из дома, оставленного покойным супругом.

Кристина была храброй женщиной и сдаваться не собиралась. Забаррикадировавшись в доме, она предложила тамплиерам убираться восвояси, пригрозив жалобой королю. Тогда Бриан приказал выломать дверь. Тамплиеры ринулись на штурм дома, будто это была вражеская крепость! Дверь поддалась натиску, но Кристина, пытаясь ее удержать, в отчаянии ухватилась за нее руками. Тогда один из храмовников выхватил меч и попросту отрубил ей несколько пальцев. Дом был захвачен…

Но дело на этом не закончилось. Бедная вдова выжила и едва оправившись обратилась за помощью к шотландскому королю Джону Балиолю. Монарх разобрал дело и вынес справедливый приговор, обязав храмовников вернуть дом и поместье вдове. Но тут между Шотландией и Англией вновь вспыхнула война и правосудие было приостановлено. Этим тут же воспользовался Бриан де Жэ и снова попытался силой выдворить Кристину из ее владений.

Финал этой истории оказался еще более ужасным. В дело вмешался Ричард, сын Кристины. Отправившись в Баллантродах, главное командорство тамплиеров Шотландии, где в то время остановился Бриан де Жэ, он попытался убедить последнего решить дело миром и по справедливости. Наивный шотландский юноша полагал, что английские тамплиеры и честь — это близнецы братья. Бриан хорошо и даже радушно принял Ричарда, но сославшись на занятость, предложил решить вопрос на следующий день. Когда же молодой человек, преисполненный надежды, вновь приехал в командорство, его убили. Это случилось 19 июля 1298 года.

Земли остались за Орденом… А спустя всего несколько дней, 22 июля, Бриан де Жэ сам был убит в битве между англичанами и шотландцами при Фалкирке…

***

В 1309 году, во время процесса над британскими тамплиерами это дело всплыло и послужило одним из доказательств злонамеренности храмовников. Полагаю, таких случаев за все время существования ордена накопилось великое множество. Во многом храмовники сами вырыли себе могилу. В сознании англичан прочно укрепился образ коварного тамплиера. Недаром Вальтер Скотт в своем Айвенго вывел храмовника Буагильбера чуть ли не главным злыднем. Кстати, его тоже звали Бриан..

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019-2020