1179. Брод Иакова. Реванш Саладина

Когда восторги по поводу блестящей победы у Монжизара несколько поутихли и враг был отброшен, пришло время трезво оценить причины случившегося. Победа победой, но военное счастье изменчиво, в другой раз может и не повезти. Как избежать повторения ситуации, подобно недавней, когда войска противника смогли так свободно и скрытно проникнуть на территорию королевства? Вывод был логичным — следует укреплять границу. Но как?

Юрод Иакова

И тогда был созван королевский совет. Помимо Балдуина IV, на нем участвовал и магистр тамплиеров Одо де Сент-Аман. Решено было возвести крепость. Финансирование строительства было поручено Ордену при незначительном участии королевской казны. Взамен тамплиеры получали право на владение как самой крепостью, так и прилегающими к ней территориями. Долго думали над местом и в итоге выбрали единственно приемлемый вариант. Это была возвышенность у брода через реку Иордан. Место было поистине, стратегическим. Христиане называли его Бродом Иакова. Именно здесь, согласно ветхозаветной традиции, патриарх Иаков боролся с ангелом. Мусульмане называли эту переправу бродом плача и почитали его не менее христиан. Через него проходил основной путь между Акрой и Дамаском. Но, что гораздо важнее, все это было частью не только караванного пути Via Maris [Приморский путь], соединяющего Египет и всю Месопотамию, но и континентального пути из Китая в Марокко. Это была одна из главных торговых артерий Востока. Поставить здесь заслон — значит лишить врага притока средств. Экономические санкции — отнюдь не изобретение нашего времени…

Уже в апреле 1179 года крепость была практически готова. Три четверти фундамента, стены необыкновенной толщины и надлежащей высоты, с пятью воротами и донжон. Стройку охраняло около полутора тысяч воинов… Гарнизон крепости составили тамплиеры…

Саладин, этот гениальный стратег, сразу оценил весь масштаб угрозы. И отреагировал, что называется, соответственно, явившись с войсками в Баниас — ближайший к крепости город. Однако, с атакой не спешил, помня о Монжизаре. Он предложил тамплиерам ни много, ни мало, шестьдесят тысяч динаров. За то, чтобы храмовники уберутся восвояси, не доводя дело до крови. Рассчитывал ли Саладин всерьез, что таким образом ему удастся решить проблему? Власть золота велика, но бывают исключения. Тамплиеры не согласились — Орден никогда не брал взяток от врагов веры и никогда не примет!

Саладин, как и всякий абсолютный монарх, отказов от своих милостивых предложений не терпел. Тем более от неверных. 27 мая 1179 года передовые отряды султана появились у стен крепости. Началась осада. Недостроенная крепость ожесточенно и весьма успешно сопротивлялась. В какой-то из штурмов, некому Ренье Морейскому, тамплиеру, удалось поразить стрелой одного из главных эмиров Саладина, руководившего осадой. Враг спешно ретировался и призрак Монжизара витал над бегущими…

Но это была всего лишь часть войск Саладина. Основные силы в это же время охватывали крепость в кольцо, рассеивая по пути малочисленные отряды франков, грабя и сжигая окрестные поселения.

Весть о нападении достигла Иерусалима и король Балдуин IV немедля поспешил на помощь. Уж очень важной для королевства была эта крепость.

9 июня, королевская конница, во главе с монархом, с ходу атаковала врага. Многочисленный авангард сарацин был частью порублен, частью обращен в бегство. Их преследовали на протяжении нескольких миль, пока… Пока не столкнулись с самим Саладином… Короля Балдуина спас его телохранитель. Королевское войско было рассеяно, враг взял много пленных, в том числе и великого магистра тамплиеров, Одо де Сент-Амана. Последнему не повезло уже во второй раз. Он уже был в плену. У грозного Нур ад-Дина, предшественника Саладина. В этом роковом сражении были пленены и другие высшие сановники Иерусалимского королевства: Балиан Ибелин, считавшийся самым высокородным франком после короля, магистр ордена госпитальеров и принц Тивериады — Гуго Галилейский. Если не считать прочих, как гласит хроника, прославленных рыцарей и баронов

Теперь уже все войско Саладина стояло у стен крепости при броде Иакова. К слову, крепость называлась Шастеле. Гарнизон сражался уверенно. Без тени страха. Стены семиметровой толщины позволяли надеяться, что осадным орудиям Саладина они не по зубам. Запасов в крепости было достаточно, воинов тоже. Гордо реющий над главной башней босеан не позволял даже и думать о сдаче. Защитники были полны решимости. Штурмовать было бессмысленно…

Но Саладин не был бы тем самым Салах ад-Дином, если б не нашел иной выход. Он повел делать подкоп. Под главную башню. На тоннель, протяженностью около двадцати метров, ушло всего два дня. Потом они подожгли деревянные опоры, держащие свод подземного хода, в надежде, что башня рухнет. Но этого не произошло! Крепость тамплиеров было словно заговоренной! А потом пришло известие, что помощь к христианам уже в пути. Казалось — удача на стороне тамплиеров. Помощь на подходе… Им оставалось продержаться еще несколько дней и победа снова будет за ними!

Султан вновь погнал саперов в подземный ход. И еще два дня они расширяли его и вновь зажгли огонь… На это раз башня и стены рухнули. Враг ворвался в крепость…

Средневековый хронист, аль-Фадил, видимо участник тех событий, так описал гибель командора тамплиеров:

“Человек, который командовал этой крепостью, видел, как она разрушилась и какие бедствия постигли его друзей и соратников. И когда пожар подобрался к нему, он без страха бросился в огненную пропасть. Пламя охватило его, и вскоре уже он попал в другое пекло.”

К четвергу, 30 августа, все было закончено… Саладин сполна отплатил за Монжизар…

До Хаттина оставалось не так уж долго…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2019

При перепечатке статьи указание на источник обязательно