Как король Амори I дважды в Египет ходил за деньгами…

С появлением на политической и военной карте Сирии новой силы в лице атабека Алеппо [1146] турка Аль-Малика аль-Адиля Нур ад-Дин Абу аль-Касим Махмуда ибн Имад ад-Дин Занги [в нашей истории просто Нур ад-Дин], вопрос объединения всего мусульманского мира под властью единого правителя стал лишь делом времени.В 1149 он присоединил к себе Мосул, в 1154 году — Дамаск. Теперь вся Сирия была у его ног.

Нур ад-Дин

Амбициозный правитель не стал сидеть сложа руки и вскоре сопредельные государства ощутили на себе серьезность его намерений. Сопредельными были государства крестоносцев. Одержав ряд побед, он все же потерпел поражение в битве у Тивериадского озера [1158] и был вынужден заключить мирный договор с иерусалимским королем Балдуином III. Теперь его взор был устремлен на Египет. Объединение Дамаска и Каира было бы смертельным приговором Латинскому королевству. Нур ад-Дин это четко понимал. Знали об этом и в Иерусалиме. И предприняли шаги…

***

К описываемому периоду фатимидский Египет балансировал на краю пропасти. Гражданская война и экономический упадок сильно ослабили эту некогда мощную державу. Юный халиф аль-Адид был лишь формальным правителем [впрочем, его это вполне устраивало и он, по словам некого хрониста, вел растленную жизнь среди своего гарема, имея по наложнице на каждый день года], и вся власть принадлежала визирям, опять же формально назначаемым халифом. Правда в народе считали его чуть ли не святым, обладающим силой вызывать разливы Нила [со времен фараонов здесь ничего не изменилось]. Фактическим правителем Египта был визирь Шавар. Против него выступал Ширкух, тучный и кривой на один глаз курдский “генерал”, посланный Нур ад-Дином. Шавару пришлось идти на союз с иерусалимским королем, обещав за это крупное денежное вознаграждение. Страну раскачивали во все стороны, как дерево с созревшими плодами. И кто-то должен был поднять упавший…

В 1163 году на иерусалимский трон взошел Амори, сменив умершего таинственной смертью короля Балдуина III. И спустя несколько месяцев после коронации войска Иерусалимского королевства выступили в поход на Египет. Король рассчитывал на богатые трофеи и собирался прибрать к рукам города в дельте Нила — Дамьетту, Александрию и Розетту. Это позволило бы обеспечить прикрытие пограничных городов Газы и Аскалона. В 1164 к королевским войсками присоединились и тамплиеры во главе с Великим магистром Бертраном де Бланфором.

Военные действия начались с осады Бильбейса, где в то время находился Ширкух. После нескольких месяцев боев его удалась изгнать. Амори, считавший миссию выполненной, потребовал от Шавара денежного вознаграждения. Но дождаться не успел. Из королевства пришли тревожные вести. Узнав, что королевская армия вместе с тамплиерами увязла в Египте, Нур ад-Дин ударил в спину, пройдя через Антиохийское княжества. В битве при Хариме франки понесли сокрушительное поражение. Раймунд III, граф Триполи, Боэмунд III, князь Антиохийский, Жослен III, формальный граф Эдессы, Константин Коломан, византийский правитель Киликийской Армении и Гуго VIII де Лузиньян попали в плен и были заключены в тюрьму Алеппо. По свидетельству арабского хрониста Ибн аль-Асира, полегло никак не менее 10 000 крестоносцев. Дорога на Иерусалим была свободной.

Амори пришлось спешно возвращаться в королевство. Воевать на два фронта он был не в силах. Ситуацию спасло лишь то, что Нур ад-Дин не решился идти дальше, опасаясь конфликта с Византией, ибо формально Антиохийское княжество было вассалом Империи. Да и цель у него сейчас была другая — Египет. Иерусалим подождет

В 1167 году Амори вновь выступил на Египет. Вернувшийся Ширкух стоял под Каиром — Фатимидам грозило окончательное поражение. Шавар послал к Амори послов, напомнил об их союзе, посулив солидную денежную награду. Ни много ни мало — четыре тысячи золотых динаров. По весу это составляло более полутора тонн — тысяча семьсот килограммов. Кто откажется от такого куша?

Тамплиеры и на этот раз присоединились к королю, хотя и испытывали обиду на него из-за случая с казнью их братьев, сдавших Грот Тирона.

8 марта войска Амори и Ширкуха сошлись в местечке Аль-Бабейн неподалеку от Каира. Христиан поддержали и фатимидские отряды, бесполезные и женоподобные египтяне, как отозвался о них Гийом Тирский. Исход боя был ничейным. Ширкух отступил на северо-запад, Амори отправился осаждать Александрию, важнейший египетский порт на Средиземном море. Город блокировали со всех сторон, включая морскую, обстреливая из требушетов. Ширкуху пришлось просить мира. Он согласился уйти из Египта. В Александрии оставался христианский гарнизон. Амори праздновал победу и потирал руки, в которые скоро, как он рассчитывал, посыпется золото.

Тогда же в Каир был отправлен Жоффруа Фуше, рыцарь-тамплиер. Ему поручили “напомнить” Шавару о его обещании и предложить оплатить счет. Фуше сопровождал барон Гуго Кесарийский. Они планировали встретиться не только с Шаваром, но и с халифом. Дабы и он подтвердил обещание, данное Шаварам. Их предупредили, что гарантом успешной сделки может служить только рукопожатие [в прямом смысле] с халифом. Встреча состоялась и Гуго, в присутствии Шавара, потребовал от халифа рукопожатия без перчаток. Аль-Адид сделал это.

Но что-то пошло не так. Ибо уже на следующий год Амори вновь вторгся в Египет и захватил город Бильбейс, вырезав все население. Затем двинулся на Каир. Это было столь внезапно, что Шавар в страхе даже назначил новую сумму договора — два миллиона золотых (!). Амори согласился отвести войска. И пока король наивно дожидался уже дважды обещанной награды, Шавар призвал на помощь Ширкуха. Тот привел с собой столь огромное войско, что у Амори не было шансов не только получить награду, но и возникли проблемы с возвращением домой. 2 января 1169 года Амори свернул свой лагерь и отправился во-свояси. Ни с чем…

Для Шавара все закончилось еще хуже. Ширкух пригласил его в своей шатер, расположенный за стенами Каира, дабы отметить добрым пиром столь славную победу над неверными и избавление Египта от франкской оккупации. Но едва он зашел внутрь, как слуги Ширкуха повали его несколькими ударами кинжалов, а потом отрезали голову. После чего Ширкух объявил себя новым визирем едва сочтя нужным известить об этом халифа.

Так Египет упал в руки Нур-ад Дину. Отныне с Сирией он составлял одно целое. Что это будет означать для Латинского королевства вскоре станет предельно понятным, когда место Нур ад-Дина займет Салах ад-Дин. Тот самый…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2020

При перепечатке статьи указание на источник обязательно