Защищать и охранять! Как тамплиеры оберегали паломников в Утремере

Крепости тамплиеров

В начале был храм

Историю о том, как все начиналось, подробно пересказывать еще раз смысла нет. Настолько хорошо она известна всем, кто хотя бы раз интересовался тамплиерами. Напомню лишь в общих чертах и некоторые нюансы. К 1115 году настроения в Иерусалимском королевстве мало напоминали ту восторженную и победоносную атмосферу, царившую после взятия Иерусалима и последующих успехов в завоевании палестинских земель. Приток вооруженных пилигримов иссяк, а большая часть крестоносцев, отработав грехи и обязанности своим сеньорам, вернулась восвояси, в европы. Король Балдун I с отчаяньем писал западным государям и в Рим, что “христиан так мало, что они едва могли бы заполнить одну из главных улиц”. Умолял прислать бойцов и деньги. Ибо свои закончились, а паломников [главный доход королевства] грабят нечестивые сарацины чуть ли не под стенами Святого Града. С этим пытались бороться, но весьма неэффективно, как это всегда и бывает при отсутствии хорошей организации. Решение проблемы как бы само напрашивалось ходом текущих событий.

К тому времени в Иерусалим прибыла группа вооруженных пилигримов, горячо желавших возвысить и прославить закон Божий. Каноники храма Гроба Господня, где в конечном итоге и оказалась эти рыцари, приняли их на службу, иными словами, поставили на довольствие, окрестив milites sancti Sepulcrì [воины Гроба Господня]. Возможно, в числе новоприбывших находился и Гуго де Пейн. Однако обязанности, которые им пришлось выполнять в обмен на содержание и кров, явно их не устроили, ибо какой же рыцарь не мечтает о воинской славе? Ему положено меч держать, а не свечи! Церковные благополучие пришлось им не по вкусу.

“Когда христиане завоевали Иерусалим, довольно большое число рыцарей направилось в храм Гроба Господня, и после многие из разных земель направились туда. И они подчинились приору Гроба Господня. Здесь были добрые прибывшие рыцари. Они посоветовались меж собой и сказали: «Мы покинули свои земли и своих друзей, и прибыли сюда, чтобы возвысить и прославить закон Божий. А мы остановились здесь, чтобы пить и есть и чтобы тратить, ничего не делая. Мы не действуем и не совершаем подвигов, тогда как на земле в них есть нужда. А мы повинуемся священнику и не совершаем подвигов. Посоветуемся и сделаем одного из нас Магистром, отстранив нашего приора; он поведет нас в бой, когда потребуется.”

Так появились первые наметки плана — создание собственной militia Christi. Рыцари покинули каноников, но поскольку жить им где-то надо было — перебрались в приют для паломников, находившийся буквально рядом с храмом Гроба Господня. Им владела община выходцев из итальянского Амальфи. Приют служил госпиталем…

Под сенью Госпиталя

Итальянцы приняли рыцарей, поскольку так же нуждались в вооруженной защите своих соотечественников, прибывавших в Утремер. Но основным занятием для них был уход за больными странниками. Позднее эта больница для пилигримов преобразуется в Орден братьев иерусалимского госпиталя св. Иоанна Крестителя, но к тому времени “наших” рыцарей там уже не будет. До поры до времени они исполняли свой долг перед госпитальерами и сопровождали группы паломников из Амальфи до Иерусалима. В госпитале, если верить Хронике Эрнуля, им даже выдали особый флаг, каковой называют Босаном, который, как и все остальное, связанное с тамплиерами, будет потом овеян легендами, домыслами и гипотезами. К слову, по стилистическому анализу главы из этой хроники, повествующей о подробностях создания ордена, историки делают вывод, что Эрнуль использовал в своей работе [может даже цитировал] какой-то более ранний текст, написанный, очевидно, еще до 1127 г, т.е. еще ДО поездки Хуго де Пейна на собор в Труа и далее по Европе. Другими словами, Эрнуль более компетентен в этом вопросе, чем Вильгельм Тирский, на которого обычно ссылаются в первую очередь, когда говорят об истории возникновения ордена тамплиеров.

Очевидно, рыцари с успехом справлялись со своими охранными функциями. Видимо за этим занятием их и приметил патриарх Иерусалимский. О чем и доложил королю, предложив дать им аудиенцию… Так рыцари покинули госпитальеров, как ранее канонников. На этот раз и повод был куда более значительный — их благосклонно ожидали во дворце короля Балдуина II.

Случилось это в 1119 году. В это же время опять случилось нападение на паломников, где-то между Иерусалимом и Иорданом, о чем упоминает в летописи Альберт Ахенский. Так что визит наших рыцарей оказался весьма кстати…

Защищать и охранять

Ко двору отправились двое: Хуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер.

тамплиеры Гуго де Пейн и Жоффруа де Сент-Омар

Ну а далее вы знаете: после содержательной беседы, прошедшей в атмосфере глубокого взаимопонимания, стороны пришли к соглашению…

“Король [Балдуин II], его рыцари и господин патриарх были преисполнены сострадания к этим благородным людям, оставившим все ради Христа, и пожаловали им некоторую собственность и бенефиции, дабы помочь в их нуждах и для спасения души дарующих… В первую очередь им было предписано во искупление своих грехов и под руководством патриарха защищать и охранять идущих в Иерусалим паломников от нападений воров и бандитов»

Другими словами — средства были выделены, оставалось дело за организацией. С нее и начали — на поученные деньги наняли турков из числа аборигенов и сформировали отряды под командованием остальных рыцарей, коих за исключение двух уже названных, было еще семь. Кстати, услугами наемников тамплиеры будут пользоваться весь срок своего нахождения в Утремере. Именно туркополы и будут составлять большую часть их воинских формирований…

Так прошло девять лет… Количество желающих поучаствовать в богоугодном деле постепенно увеличивалось. Вот и граф Шампанский, бывший сюзерен Гуго де Пейна, вошел в состав нового рыцарства. Михаил Сириец [патриарх Сирийской православной церкви в 1166 — 1199 годах] в своей хронике утверждал, что количество рыцарей ордена к тому времени возросло до тридцати.

Всякая организация по тем временам должна была иметь две вещи: Устав, утвержденный на каком-нибудь церковном соборе и одобрение понтифика. В виде буллы. Устав или что-то его напоминающее, судя по всему, был у них еще до Собора в Труа и св. Бернар написал свой вариант “не с чистого листа”. Имеется в виду наличие некого документа, регламентирующего деятельность маленькой частной дружины [аналог современных ЧВК], добровольно взявшейся обеспечивать безопасность паломников-пилигримов на очень опасном пути от порта Яффа до Иерусалима. Так что дело было лишь за церковным утверждением.

За ним и поехали в Труа. Церковный сход состоялся в 1128 году, в праздник господина нашего св. Илария [13 января]. Не стоит придавать ему особого значения — собор был рядовым и созван вовсе не из-за нового рыцарства. Да и понтифик на нем не присутствовал. Единственное, что придавало ему вес — присутствие Бернара Клервоского, авторитет которого среди клира был на уровне [а может и выше] папского. Будущему святому предстояло обосновать и разрешить монахам проливать кровь во славу Господню, ради чего он и пропел Хвалу новому рыцарству. Ибо из заморских рыцарей решили сделать [впервые по тем временам] военно-монашеский орден.

Поскольку устав [подправленный и отредактированный Бернаром] у них уже был, да и рыцари были организованы, собор утвердил все разом. Можно сказать задним числом. Так что западной знати, землевладельцам и прочим собственникам оставалось только одно — последовать примеру иерусалимского короля, патриарха и баронов Утремера — раскошелиться и начинать дарить земли, угодья, мельницы, виноградники, фермы, дома, города и т.д, и т.п… на пропитание и содержание армии славных рыцарей Христа, дабы она смогла денно и нощно защищать и охранять. Теперь орден мог обеспечивать себя сам. Теперь орден мог подумать о чем-то более значительном, чем простое конвоирование. Теперь можно было начинать строить крепости, сторожевые башни и замки. Свои крепости и свои замки.

О некоторых из них немного подробней.

Крепости тамплиеров

Главная дорога паломников из Яффы в Иерусалим проходила через рамлскую долину. Паломники “протоптали” ее еще до начала Крестовых походов, в XI веке. Местные разбойники очень любили эту дорогу. Далее, на перевалах, между Рамлой и Монжуа, дорога становилась еще более опасной и без вооруженной охраны там уже было не пройти.

В 13 км к юго-востоку от Рамлы, на месте старого замка крестоносцев, разрушенного сарацинами в 1106 году, тамплиеры [их уже стали так называть], возводят новый, который они назвали Каструм Арнальди [Castellum Arnaldi или Chastel Arnou]. Теперь он первым встречал паломников, вселяя свой мощью надежду в их сердца. Крепость контролировала долину и водные источники, и, главное, дорогу. Находясь на возвышенности, она была видна грабителям издалека, словно напоминая им о неизбежном возмездии за разбой.

К западу от Иерусалима, в 15 км от него, среди холмов долины Аялон, проходила еще одна дорога паломников. На одном из этих холмов, прозванного холмом рыцарей [La toron des Chevaliers], от названия возведенной на нем крепости тамплиеров Латрун [Latroun]. Гораздо позднее холм переименуют в Domus boni Latronis, дом доброго разбойника, связав с ним древнюю легенду. Но это другая история.

В 1187 году Латрун понадобится тамплиерам уже для других целей [читать статью “1187. Побег из Святого Города”]

К востоку от Святого города тамплиеры возводили крепости и наблюдательные пункты, контролирующие дороги, ведущие из Иерусалима к Иордану, реке, где согласно библейской традиции, был крещен Спаситель. У пилигримов она пользовалась особым почитанием.

На трети пути между Иерусалимом и Иерихоном, над дорогой паломников, проходящей [и поныне] вдоль ущелья Вади Кельт, на вершине холма тамплиеры возвели форт Мальдуам, представлявший собой прямоугольник, размером около 50 x 60 м, с небольшой двухэтажной башней [донжоном], защищённый высеченным в скале рвом.

Крепость известна под разными названиями [Maldoim,Cisterna Rubea, Turris Rubea, Le Rouge Cisterne, Castrum Dumi, Qala’at ad-Dam]. Об этом форте пишет монах-паломник Теодорих из Вюрцбурга, посетивший Утремер во второй половине XII века и оставивший нам Руководство по Святой Земле, самое известное описание Святой земли и Иерусалима, сделанное всего за пятнадцать лет до его падения в 1187 году под ударами Салах ад-Дина…

“Почти все города и деревни, которые когда-то были в Иудее, а потом их разрушили римляне, отданы теперь им [тамплиерам] и госпитальерам, и повсюду построили они крепости и поставили там своих воинов”

На прибрежной дороге в Хайфу, в том месте, где она сужалась, заходя в ущелье, что делало это место очень удобным для засад грабителей, на холме из песчаника возвышался замок Ле-Деструа [Узкое место]. Собственно, это был даже не замок, а большая сторожевая башня, построенная тамплиерами в конце XII века. В 1217–1218 годах они срыли башню, чтобы построить Атлит…

Все это замки, построенные тамплиерами на первом этапе существования, как ордена, так и Иерусалимского королевства — ДО захвата Саладином Святого города. И на этом этапе они действительно добросовестно выполняли свою начальную функцию: защищать и охранять паломников. С падением Иерусалима и переездом столицы королевства в Акру, начнется второй этап — борьба за выживание. И здесь тамплиеры станут решать уже совсем другие задачи. Будет совсем не до паломников.

P.S

Любопытная деталь — на всех своих сторожевых замках, башнях и крепостях, охранявших паломнические маршруты по всему королевству, в графстве Триполи и Антиохийском княжестве, тамплиеры высекали в камне особый знак: треугольный щит с перевернутой буквой «Т» в его верхней части.

Знак тамплиеров

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2021

При перепечатке статьи указание на источник обязательно