Фрески последнего магистра

Жак де Моле

Поиск следов и наследия тамплиеров не утихает. Это уже своего рода соревнование. То итальянцы заявляют свои права на Гуго де Пейна [читать: Итальянский рыцарь Уго де Паганис — основатель ордена тамплиеров], то португальцы утверждают, что именно у них, а не во Франции были спрятаны главные реликвии ордена [читать: Томар, тамплиеры и PORT-U-GRAL]. Как говорится: «Кто ищет, тот всегда найдет». Вот и румынские confratres в очередной раз подтвердили это утверждение. Они утверждают, что нашли фрески, изображающие пытки последнего великого магистра ордена тамплиеров Жака де Моле. И нашли ни где нибудь, а у себя в… Трансильвании. Далее привожу перевод статьи.

ПЫТКИ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА РЫЦАРСКОГО ХРАМА ЖАКА ДЕ МОЛЕ НА ФРЕСКАХ ИЗ ДЕРЕВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ ЧЕТАРИУ-БИХОР-РУМЫНИЯ

В эпоху тамплиеров Венгерское королевство было девятым приоратом ордена, а Трансильвания — вассальным княжеством королевства. Şişterea [Ситер, на венгерском языке] — это деревня, в настоящее время входящая в коммуну Четариу округа Бихор [Румыния]. За время своего существования деревня пережила множество смен названий: 1291-1294 — Vila Suhtur, Sehtu; 1332 — Sacerdos de villa Sehechter; 1333 — Gethus [Sethus]; 1334 — Gehter [Sether]; 1336 — Sehter; 1421 — Sehther, Sether; 1489 — Seyther; 1599 — Seyter; 1800 — Siter; 1828 — Sistyir; 1851 — Siter.

Из документов следует, что изначально село было расположено на Dâmbul Tătarilor [Татарском кургане], в непосредственной близости от села Sălard. Примерно в 1241–1242 годах старая деревня была полностью разрушена татарскими полчищами, проходившими через район Бихора. В конце XIII — начале XIV века на самой высокой точке лесного массива была построена церковь. С некоторыми изменениями она существует и по сей день, будучи объявленной историческим памятником. Вокруг этой церкви была построена нынешняя деревня Şişterea.

Что касается средневековой церкви, существует множество мифов и легенд, некоторые из которых связаны с рыцарями с красными крестами, которые жили в этих местах и сражались с монголами [турками]. Осмотр церкви ясно показал, что здание строилась в два этапа, первый в XIII, а второй в XIV столетиях.

Археологические раскопки, проведенные во время замены пола, выявили фундамент еще более старой церкви. В документах отчета о необходимости реставрации фресок средневековой церкви Şişterea, два реставратора, Тамаш Эмоди и Йожеф Ланги, подтверждают, что «… церковь была включена в историческую литературу после того, как Ференц Хуньяди Сабо опубликовал в 1794 году статью, в которой церковь рассматривалась как здание «языческого происхождения». Исходя из этого он назвал ее построенной в честь дочерей Зевса и Фемиды, Астреи и Беллоны [Бал и Астарот]”.

В 1848 году, сначала в качестве студента теологии, а затем в качестве историка и учителя, Имре Ревеш заново открыл фрески святилища Şişterea, которые затем изучил и опубликовал Йожеф Лугоши, учитель из Дебрецена. Анализируя настенные изображения церкви Şişterea, Лугоши предположил, что Хуньяди неверно истолковал обнаруженные фрески со сценами мученичества и по-разному интерпретировал многие похожие сцены, изображенные на внутренних стенах храма. Он переосмыслил фрески, изображающие Лазаря, распятие, поклонение королей, страдания мучеников [Вакх, св. Кристина] и св. Михаила. Лугоши датировал фрески концом XIII — серединой XIV века.

Опубликовав в 1874 году сводную статью, Флорис Ромер сначала охарактеризовал фрески как частично легендарные и частично библейские, а затем снова подробно рассмотрел их в своем путевом дневнике. Он сослался на интерпретацию, данную Хуньяди, благодаря которой тот пришел к выводу, что эта церковь была храмом Венеры и что название поселения произошло от места происхождения богини, острова Citherea.

После последних реставраций под множеством слоев штукатурки и извести были обнаружены и впоследствии выделены многие фрески XIV века. Представляющие для нас интерес в теме рыцарей-тамплиеров могут быть фрески, на которых изображены кресты для освящения церкви, то есть крест Святого Благовествования, который также носили рыцари-тамплиеры и фреска, на которой, по-видимому, изображена мученическая смерть последнего Великого магистра Жака де Моле.

Согласно описанию реставраторов, на фресках в церкви изображены сцены из жизни святых, а также сцены пыток на колесе и сожжения на костре некого мученика-христианина

Сцены пыток

Первая половина фрески сопровождается надписью QVdT.VRNV [или LVANV] NOnSAC … ChARO … и надпись “OTIThO SIMVLAC. Надпись для второй представленной сцены: + SIC LOhSEPhANVS … VB … VS RS .. […] .. TOR …, и это, вероятно, изображает пытку мученика, привязанного к колесу, а затем сожженного.

Ссылаясь на эту фреску, Йожеф Лугоши [(1812 — 1884) — венгерский лингвист, востоковед, член Венгерской академии наук —  прим. пер..] сообщает, что сцена представляет страдания святой мученицы Кристины, но не приводит никаких аргументов в пользу своего утверждения. Чтобы прояснить это утверждение, авторы статьи обратился к письменным источникам, описывающим жизнь и страдания этой мученицы.

Святая Кристина родилась в городе Тир и жила в Римской империи во времена императора Септимия Севера [193-211]. Она была дочерью Урбана, императорского представителя в этом городе. Ее святые мощи хранятся в церкви монастыря Сан-Франческо делла-Винья в Венеции. Легенда о святой Кристине, великомученице Тирской, гласит, что ее отец подарил ей самую высокую башню своего дворца, где он поставил серебряных и золотых идолов, чтобы она служила им. Кристина разрушила идолов, раздав золото и серебро бедным. Когда ее отец узнал об этом, он подверг ее всевозможным мучениям, держал в темнице без еды, но ангел Божий кормил ее. Она была брошена в море, но приняв христианское крещение, она снова была спасена ангелом.Рассказывают, что после Урбана пришел губернатор Дин, который вызвал Кристину на суд, и она, исповедовавшая Христа, была страшно избита, обратив при этом многих людей в христианскую веру. То же самое произошло и при участии правителя Юлиана, пришедшего после Дина, который мучил ее, бросил в печь с огнем и, несмотря ни на что, она осталась невредимой. Святая Кристина приняла мученический венец, будучи пронзенной копьями.

Но изображение на фреске представляет совершенно другой характер и символы, которые ближе к тому периоду, когда была написана сама фреска. Мы имеем в виду архитектуру башни, одежду персонажей, знаки отличия, которые носят нарисованные персонажи, средства пыток, другие детали, такие как поза персонажа, возглавляющего процессию, и т.д.

Если принять во внимание эти элементы, можно прийти к выводу, что Йожеф Лугоши, а также Ференц Хуньяди Сабо ошибались в своей интерпретации значения фрески и персонажа, подвергшегося пыткам. Этот факт дает нам возможность выдвинуть другую, более правдоподобную гипотезу. На фреске изображено мученичество Жака де Моле, последнего Великого магистра ордена тамплиеров.

Гипотеза не противоречит данным официальных источников или утверждениям реставраторов Тамаса Эмоди и Йожефа Ланги. Они пытаются прояснить, приводя аргументы, чье мученичество изображено на этой фреске, потому что, по обычаю того времени, правда была зашифрована в символах, знаках и изменениях имен, и все это было согласовано с представителями церкви тех времен.

«И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, […]» [Марка, 4: 11-12].

В Средние века пытки использовались для получения информации или признаний силой, для наказания или запугивания врагов или для удовлетворения личной ненависти могущественных сановников того времени к тем, кто им противостоял. Ранние европейские средневековые суды применяли пытки в зависимости от обвиняемого и социального статуса осужденного, а также в зависимости от предполагаемого преступления, в котором его обвиняли, или от необходимости получить некоторые признания или информацию. Пытки считались законным способом получения признаний и выяснения имен сообщников или другой информации о том, что в то время считалось преступлением государственной измены.

Теоретически пытки разрешались только в том случае, если имелись частично определенные доказательства против обвиняемых в совершении таких преступлений, а обвиняемые, уже приговоренные к смертной казни, подвергаются пыткам, чтобы заставить их раскрыть имена своих сообщников. Когда папство пыталось найти доказательства против тамплиеров, оно поощряло монархов по всей Европе пытать их и получать компрометирующие признания от арестованных тамплиеров во всех местах, где у тамплиеров были монастыри. Пыткам подвергались также рыцари-тамплиеры с целью получения показаний, оправдывающих роспуск ордена.

Мы предполагаем, что в народных сказках и легендах начала XIV века память о мученичестве Жака де Моле была еще жива. Не будем забывать, что перед лицом высших сановников церкви орден тамплиеров был реабилитирован благодаря Шинонскому пергаменту [читать:Шинонский список: Папское отпущение грехов последнему тамплиеру, магистру Жаку де Моле], изданному папой Климентом V, а также благодаря тому факту, что проклятие, брошенное Жаком де Моле на тех, кто несет ответственность за роспуск ордена тамплиеров, сбылось за короткое время. [читать: Проклятие Жака де Моле: откуда появилась легенда?]

Чтение и интерпретация обсуждаемой фрески должны выполняться справа налево, путем разделения фрески на две картины, на которых, по сути, представлены две отдельные сцены страстей одного и того же мученика [чье имя нигде не упомянуто].

Визуально анализируя эту фреску, начиная с правой стороны до левой, мы видим башню, имеющую готическую архитектуру, похожую на собор Парижской Богоматери, т. е. место, где Жак де Моле был сожжен на костре.

Пытка на колесе

Здесь же мы видим обычную в Средние века пытку — ломку на колесе. У человека на фреске нимб христианского святого.

Папская инквизиция использовала пытку на колесе, чтобы получить нужные им показания от тамплиеров, дабы они могли быть использованы против них во время судебного процесса, устроенного королем Франции Филиппом IV, также известным как Филипп Красивый. Из рисунка видно, что пытку на колесе, проводят двое инквизиторов в монашеской одежде красновато-коричневого цвета. Персонаж, подвергаемый пыткам, изображен привязанными к колесу за руки и ноги.

Процессом пытки руководит человек в королевской короне, держащий жезл в правой руке, вершина которого увенчана цветком лилии. Это известная fleur de lis [геральдическая лилия], которая прочно ассоциируется с геральдическим символом французской монархии. А также с династией Анжу, королевских родственников. Здесь следует упомянуть тот факт, что венгерским королем в то время был Карл Роберт [Károly Róbert (1288—1342) — король Венгерского королевства с 1308 г. Фактически правил с 1310 г. — прим. пер.] и он тоже был из анжуйской династии, основателем ее венгерской ветви. На его гербе так же присутствуют fleur de lis.

Филипп IV Красивый и Карл Роберт Венгерский

Филипп IV Красивый (слева) и Карл Роберт Анжуйский

Во второй части фрески, мы снова видим ту же башню, что означает, что оба действия происходят в одном месте. Здесь происходит сожжение на костре того же персонажа, который изображен на первой части.

Сжигание на костре

Вокруг головы жертвы виден тот же нимб, которым отмечены святые мученики. Наблюдаются те же самые инквизиторы, одетые в красновато-коричневые одежды. Тот, что справа, стоящий лицом к столбу, поворачивает жердь, на котором висит мученик, а другой инквизитор повернут лицом к персонажу, возглавляющему процесс и который выглядит так, как будто зачитывает приговор. За этим персонажем — коронованным сановником — хорошо виден геральдический знак Филиппа Красивого, короля Франции.

Чтобы сделать выводы, мы должны рассмотреть данные и информацию, содержащиеся в официальных письменных источниках, а так же мифах и легендах этого района.

Имеется акт, свидетельствующий, что в 1210 году палатином Чепана земли в этой местности были переданы рыцарям-тамплиерам [Documents Regarding the History of Romania. C. Transylvania. 11th-13th Century. Volume 1, 1075-1250, p.337]. Документ подписан церковными властями Трансильвании.

Речь идет о селе Cetariu, расположенного примерно в 4 км от села Şişterea. В 1138 году оно появляется в записях под именем Citar. В 1211 году он уже упоминается как Chatar [по утверждению Аниты Рач, доцента Дебреценского университета]. Первые письменные упоминания об этой деревне содержатся в Historia Domus и датируются 1264 годом. В этих документах засвидетельствовано название местности Chetar [Cetariu]. Здесь располагался гарнизон, состоящий из резервных войск для обороны крепости Орадя.

В народных легендах этой местности членов ордена тамплиеров называли voros barâtok или voros papok [«красные друзья» или «красные священники»)] имя, данное из-за красновато-коричневой одежды, которую они носили, а также из-за красного креста на ней. В различных грамотах, начиная с 1211 года, деревня называлась Villa Chatar, затем между 1291-1294 годами она фигурировала под именем Scathar, в 1332 году под именем Thatar, а в 1335 году она упоминается как sacerdos de villa Thatar. Отметим, что нынешняя деревенская церковь также является сооружением XIII века. Согласно мифам и легендам, поселение существовало еще до татарского нашествия 1241 года, только располагалось оно в другом месте, чем то, в котором находится сегодня. Предыдущее местоположение находилось на холме под названием Tatardombnak, [Татарский холм]. После сражения, в котором участвовали жители и рыцари, уцелевшие сожгли старую деревню дотла и укрылись в лесу на вершине холма, где была часовня. Во время татарской осады они прятались в туннеле, вырытом рядом с часовней [церковью].

Деревенские старейшины рассказали своим внукам и сохранили в коллективной памяти легенду о существовании туннеля, который начинался в районе церкви и вел к крепости Бихария, где когда-то находилась резиденция легендарного Менуморута [румынская историография описывает Менуморута как одного из трех румынских правителей, которые пытались противостоять мадьярскому завоеванию внутрикарпатских регионов современной Румынии —  прим. пер.]. Эта крепость из земли и камня существует с X века и хорошо сохранилась до наших дней.

Крепость Бихария

Рассказывают, что между деревней Şişterea и Бихарией в давно забытые времена была более короткая дорога через поля, которая была более прямой и на некоторых участках следовала по маршруту этого туннеля. В некоторых местах эта дорога имела провалы. Этот факт и породил легенду о туннеля под дорогой. Вход в туннель [подвал] из церкви все еще виден сегодня, особенно в зимние периоды, когда растительность отсутствует.

Чтобы понять мотивацию анонимного художника в его желании изобразить на этой фреске пытки христианского мученика людьми с королевскими знаками, необходимо в нескольких словах вспомнить конец жизни Жака де Моле, последнего Великого магистр ордена тамплиеров.

Драма Жака де Моле начинается в 1306 году, когда попытка тамплиеров вернуться на Восток терпит неудачу. Распространяются слухи о ересях и богохульствах рыцарей. Некий Эскье де Флуаран [Эскьё де Флуарак: кошмар ордена тамплиеров]) распространяет слухи об идолопоклонстве и содомии. Французский министр Гийом де Ногаре рассматривает слухи как исключительный шанс уничтожить слишком мощный орден. Он набирает свидетелей, собирает предполагаемые доказательства, внедряет шпионов и позволяет распространять зловредные слухи с целью оправдания будущего процесса против тамплиеров.

Арестованные в 1307 году, большинство братьев под пытками признались в деяниях, в которых их обвинял король. Определенные подозрения, возникшие при этом процессе, были вызваны изоляцией ордена и так называемыми тайными практиками рыцарей.

Однако после внезапного ареста и мучительных лет пыток, слушаний и судебных процессов инквизиции, и даже после роспуска Ордена в 1312 году, Жак де Моле, уже старый, все еще оставался в тюрьме. Его последний выдающийся акт мужества — отказ от своих «признаний». Его примеру последовал прецептор Нормандии Жоффруа де Шарне. Отказ был сделан на глазах у толпы, собравшейся в Париже посмотреть на публичный суд высших сановников ордена.

Среди прочего Жак де Моле произнес следующее: «перед Небом и Землей и со всеми вами в качестве свидетелей… Я говорю и должен заявить, что Орден невиновен, его чистота и святость не подлежат сомнению».

Опровержение де Моле и Шарне своих признаний, шокировавшее всех присутствующих рецидивом ереси, было новым преступлением. Годфруа Парижский [французский хронист, предположительно автор стихотворной «Метрической хроники», о жизни и трудах которого не сохранилось точной информации. Метрическая хроника охватывает историю Франции с 1300 по 1316 год и состоит из 7918 стихов. — прим. пер.] был непосредственным свидетелем казни де Моле, находясь недалеко от того места, где на левом берегу Сены Пон-Неф соединяется с Иль-де-ла-Сите. Он завершает свой рассказ по этому поводу следующими словами:

«Церковь легко обмануть, но мы никогда не сможем обмануть Бога. Больше ничего не скажу. Кто хочет, может добавить больше».

Очевидно, с тех пор процесс тамплиеров был спорной темой, и память о нем сохранилась до наших дней. И кто-то действительно считал их мучениками и даже святыми. Жак де Моле перед лицом величайших пыток и сожжения на костре подтвердил непоколебимую веру его и тамплиеров в Бога, Деву Марию и христианство.

После этого мученичества многие рыцари, избежавшие резни, под предводительством Жоффруа де Гонневиля собрались в местечке Спалато [Сплит] в Далмации около 1318 года. Вероятно, они подготовились к следующей миссии и заявили, что Орден снова появится через 600 лет или больше. Таким образом, были сформированы три группы, которые должны были обеспечить выполнение планов по защите Ордена: группа знания, группа мудрости и группа силы. Последнее могло привести к фактическому возрождению Высшего военного ордена Иерусалимского Храма…

Перевод с английского

***

Позволю себе прокомментировать эту статью. Изображают ли фески в действительности Жака де Моле или фигурально тамплиеров в целом? А почему бы и нет? Изображение человека с жезлом, увенчанного лилией явно говорит о связи с Францией. Но изображает ли фреска Филиппа Красивого? Прямых доказательств нет. А то, что это может быть венгерский король Карл Роберт — вполне вероятно. Начало его правления как раз совпадает с «процессом тамплиеров». Если все это так, то можем предположить, что беглые французские храмовники какое-то время укрывались в Трансильвании, входившей в венгерские владения ордена. Кстати, Жерар де Вилье до своего назначения прецептором Франции занимал аналогичный пост в Венгрии и уж точно знал здесь все укромные места. Ищейки французского короля его так и не нашли — он исчез, испарился…Что же касается де Гонневиля… Авторы статьи намекают, что есть некая информацию о будто бы намеренном молчании Жоффруа на последнем суде. Моле будто бы поручил ему некую миссию и Гонневилю надо было любой ценой уцелеть. Потом кто-то организовал его побег и через порт Марселя он отчалил в Далмацию, в Спалето. Неподалеку от него в горах у тамплиеров была мощная крепость Клис… Ну, и так далее. Источник этой формации, как это водится в подобных случаях, авторы статьи не сообщили…

Крепость Клис

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2021

При перепечатке статьи указание на источник обязательно