Итальянский рыцарь Уго де Паганис — основатель ордена тамплиеров

Хуго де Пейн и «официальная» историография

Из всех источников, которые имеются в нашем распоряжении, нет четкого указания на место происхождения основателя ордена тамплиеров. Латинские рукописи Собора в Труа определяют его как magister Hugo или magister militiae Hugo. [S. CERRINI, La rivoluzione dei Templari, p. 21.]. Именно французский перевод этих рукописей, сделанный после 1129 года, определил его фамилию и место происхождения рыцаря Hugo. Он также назывался maistre Hugue de Paiens, frere Hugue de Paiens, maistre de la chavalerie [Ibidem]. Латинизированную форму Paiens [в некоторых рукописях Paens], можно найти в документах, взятых из Cartulaire generai de l’ordre du Temple, опубликованных в Париже в 1913 году маркизом д’Альбоном. В этих документах основатель ордена тамплиеров упоминается как Hugo de Pagano, Hugo de Paganis, Hugo de Paianis, Hugoni de Paganis Vivariensisi. Знаменитый историк Святой Земли, Вильгельм Тирский, называет основателя ордена Храма как Hugo de Paganis. По словам Вальтера Карта, основатель ордена — рыцарь из Бургундии и зовется Paganus [Ibidem, pp. 21-22.].

В настоящее время большинство ученых, занимающихся в этой области, без колебаний помещают родину magister Hugo во Францию, оставляя дискуссию, связанную с уточнением региона, открытой: Бургундия, место рождения Бернарда Клервоского, или Paiens [ныне Payns], деревня недалеко от Труа в современных Шампань-Арденнах. Но есть также и другое направление, в котором продвигаются исследования, указывающее родину Хуго как Италию.

В 2005 году архитектор Марио Моираджи, увлеченный историей средневековья, опубликовал книгу под названием L’ italiano che fondò i templari. Hugo de Paganis cavaliere di Campania [Итальянец, основавший орден тамплиеров. Уго де Паганис рыцарь из Кампании], [M. MOIRAGHI, Milano, Ancora, 2005.], проливающей свет на уже высказанный несколько веков назад тезис, согласно которому основатель тамплиеров является уроженцем Ночера-де-Пагани, деревни в области Кампания провинции Салерно.

Критика «официальной» историографии

ДАТИРОВКА
В своей книге и в интервью итальянскому изданию Sole 24 ore, озаглавленном Основатель тамплиеров? Он был луканцем [Il fondatore dei Templari? Era un lucano] и опубликованном 30 августа 2008 года, Моираджи несколько раз подверг критике тех, кто заявляет о французском происхождении Hugo de Paganis. Архитектор, утверждает, что орден тамплиеров был основан около 1100 года, а не около 1118 года, как того хотелось бы официальной историографии.

Подтверждение этой разницы в датировке следует из писем, написанных непосредственно основателем ордена, заявил Моираджи в интервью изданию. В своем письме Уго сообщает королю Иерусалима Балдуину I о существовании и деятельности ордена, который он основал около 1106 года. Кроме этого существует письмо, написанное Уго своему дяде, некоему Леонардо Амарелли, в котором рыцарь сообщает ему о смерти его кузена Алессандро в битве на Святой Земле. Это письмо, датированное 1103 годом, по словам Моираджи, подтверждает как существование ордена тамплиеров задолго до 1118 года, так и происхождение основателя ордена из итальянской области Кампания. Мы вернемся к письму Амарелли позже, потому как есть еще один новый и неопровержимый документ, как в интервью сообщил Моираджи, свидетельствующий о vera [лат. истина] истинной дате основания ордена Храма.

В процессе своих исследований Моираджи получил информацию от одного английского профессора о неком английском монаха Симона де Сен-Бертене, авторе Gesta abbatum Sancti Bertini, хроники, охватывающей события с 1100 по 1145 года [S. DI SAN BERTINO, Gesta abbatum Sancti Bertini Sithiensium, O. Holder-Egger (ed.), in Monumenta Germaniae Historica Scriptores, vol 13, p. 600. Симон получил заказ на написание хроники непосредственно от аббата Ламберто, возглавлявшего монастырь с 1095 по 1123 год. Симон прожил до 1148 года, когда Вильгельму Тирскому было определенно меньше двадцати лет.]

В тексте, написанном задолго до Истории Вильгельма Тирского, рассказывается о событиях на Святой Земле после Первого крестового похода и попытках возведения Годфрида Бульонского на иерусалимский трон. Нас интересует следующее место в тексте:

Quo magnifice regnante, dum nonnulli non amplius ad seculi illecebras post tanta pericula, quae pro Deo sunt perpessi, deliberassent redire, consilio principum exercitus Dei templo Dei se sub hac regula devoverunt, ut seculo abrenunciantes, proprietate carentes, castimoniae vacantes, communem sub paupere habitu ducerent vitam, armis tantum contra insurgentium paganorum impetus ad terram defendendam uterentur, quando necessitas exigeret [Ibidem, p. 649.]

Во времена его великолепного царствования некоторые решили не возвращаться во мрак мира, претерпев столько опасностей во имя Господа. По совету предводителей армии Господа, они посвятили себя храму Господа, отказавшись от мирской суеты, оставив собственное имущество дабы добровольно сохранять чистоту и вести совместную жизнь, носить бедную одежду, и обнажать оружие только ради защиты земель от нападений язычников

Царство, о котором говорит Симон, — это королевство Годфри Бульонского, получившего в 1099 году титул Advocatus Sancti Sepulchri после того, как он отказался от титула короля. Годфрид умер через год после своей коронации, поэтому хроника английского монаха проливает новый свет на дату основания ордена: уже не 1118 или 1119, а период regno [«царствования»] Годфрида Бульонского [Буйонского) [1099-1110]. Конечно, тех рыцарей пока нельзя было называть тамплиерами, поскольку они еще не получили разрешения Балдуина II на расквартирование на Храмовой горе, но вполне вероятно, что первоначальное ядро ордена уже имело вполне ясные идеи и цели.

ГОРОД ПЕЙНС
В семидесятых годах прошлого века два замечательных историка исследовали проблему происхождения Уго де Паганиса: Мария-Луиза Бульст-Тиле и Малкольм Барбер [Vedi M. L. BULST-THIELE, Sacrae domus militiae Templi Hierolymitani magistri. Untersuchungen zur Geschichte des Templer-ordens, Gottingen, 1974 e M. BARBER, The Origins of the Order of the Temple, in «Studia Monastica» 12 (1970)]. Оба подтвердили, что Уго был родом из небольшого городка в Шампани, и это современный Пейнс. Уго был сеньором Монтиньи Cartolario di Molesme есть ссылка на Hugo de Pedano, Montiniaci dominus. Моираджи не считает, что Педано каким-либо образом приписывается Пайенсу] и владел собственностью в Тоннере. Он был женат и имел сына Тибальта, который позже стал настоятелем монастыря Сент-Коломб в Труа. Имя Уго также фигурирует в некоторых частных документах за 1100 год, рядом с графом Бар-сюр-Сен и Рамерптом. [A. DEMURGER, Vita e morte, pp. 20-21. Акты пожертвований были опубликованы А. Лалором в Cartulaire de l’Abbaye de Saint-Loup de Troyes, Париж, Эрнест Торин, 1875 г., и в Cartulaire de l’Abbaye de Montieramey, Paris, Ernest Thorin, 1890 г. В этих двух документах имя основателя обозначено «Hugo de Paenciis» и «Hugo de Peanz». Явное несоответствие между двумя именами привело к мысли, что их связь с нашим Уго де Паганисом была неправильной.] Ален Демурже предполагает, что Уго принадлежал к французской аристократии, относящейся к роду Монбар, семье матери св. Бернарда. Это объясняет близкие отношения основателя ордена с аббатом-цистерцианцем.[Ibidem, p. 21.].

Но существует еще один довод, который убеждает большинство историков во французском происхождении Уго — его поездка на Запад перед Собором в Труа. Первой остановкой в его путешествии была Шампань, прежде чем он отправился в Анжу и Мэн. Там он исполнял миссию посредника, убеждая графа Фулька V Анжуйского наследовать Балдуину II на троне короля Иерусалима. Уго также помогает разрешить конфликт с Хуго д’Амбуазом, одним из графских феодалов, автора бесчисленных вымогательств и тяжб против знаменитого аббатства Мармутье в Турене. Он вновь возвращается в Шампань, побывав в Нормандии, Англии и Фландрии. Постоянное присутствие Уго в этих краях, в сочетании с дипломатическими задачами, возложенными на него королем Балдуином II, наводит на мысли, что основатель ордена Храма был тесно связан с этими территориям и их знатью.

Моираджи перечисляет все варианты написания имени Hugo de Paganis на местных языках, и отмечает, что многие из этих вариантов ни в коей мере не могут быть связаны с местностью Пейн. Следовательно, все транскрипции относятся исключительно к семейству de Paganis, а не к французскому географическому положению его родового поместья. Вот различные формы написания, которые использовали для написания имени учредителя ордена:

Pedano [документы аббатства Молем (Molesme), 1090]; — Peanz [документы аббатства Montieramey (Монтьераме), 1100]; — Paenciis [документы аббатства Saint-Loup de Troyes (Сен-Луп де Труа), 1100]; — Pazence [картулярий Santo Sepolcro (Храма Гроба Господня), 1120)]; — Peans [документы аббатства Notre-Dame de Josaphat (Нотр-Дам-де-Иоасаф), 1123]; — Sagano [картулярий Santo Sepolcro (Храма Гроба Господня), 1125. [MOIRAGHI, L’italiano che fondò i Templari, p. 98 nota 27. Моираджи утверждает, что эти варианты фамилии основателя тамплиеров не могут быть вульгарными версиями или вариантами Пайена. Даже историк и филолог Симонетта Черрини отметила, что реальные события Хуго де Пейна, хозяина деревни близ Труа, никогда не соответствовыали тем, которые относятся к магистру Храма, ср. CERRINI, La rivoluzione dei Templari, p. 23.]

У сторонников версии итальянского происхождения много сомнений в отношении деревни Payens, нынешнего Пейнса. Французский термин payen соответствует древнему итальянскому термину pagano. Это прилагательное происходит от латинского существительного pagus, -i, и обозначает деревню, расположенную вдали от больших городов и еще не находящуюся под влиянием христианской религии. Жители этих небольших общин долгое время оставались привязанными к своим первобытным религиям, которые сразу же стали называться pagane [языческими]. В Средние века этот термин использовался для обозначения не только жителей этих деревень или их вероисповедания, но и самих деревень. По этой причине существует множество мест, называемых Pagani, dei Pagani или Pagano, разбросанных повсюду. Так же, как существует множество мест под названием Вилланова или Франкавилла, название которых происходит от новых деревень, созданных в Средние века после освобождения местным сеньором участка земли для постройки.

Моираджи критикует отождествление Payens с деревней недалеко от Труа, заявляя, что в соответствии с этимологией могут быть выбраны и другие места [В 1620 году иезуит Одон де Жиссе в своей книге Discours Historiques de Notre Dame du Puy утверждал, что основатель тамплиеров был уроженцем Виваре, что в Ардеше (юг Франции)]. Если помимо огромного количества топонимов, связанных и похожих на Payens мы рассмотрим еще и распространение имени Hugo или Hugues на французских территориях того времени, то, по словам Моираджи, подход к Hugues de Payens как к основателю ордена тамплиеров, может оказаться очень коротким. Имя Хуго было широко распространено в то время, и многие известные люди носили его: богослов Хуго из Сан-Витторе, кназь Галилейский Хуго из Сент-Омера, великий магистр Госпиталя Хуго Ревель, король Кипра Хуто III, граф Ла Марк Хуто VIII де Лузиньян и другие. Многие рыцари-тамплиеры, занимавшие важные должности, также носили это имя: Хуто Бурбутонский, прецептор Храма Ришеренша; Хуто ди Дампьер, командующий; Хуто де Жуи, маршал; Хуто де Пейро, визитатор Храма на Западе; Хуто де Риго, прокуратор; Хуто Норманно, missus del Tempio.

Моираджи утверждает, что археологические исследования в сегодняшнем Пейнсе не свидетельствует ни о чем, что подтверждало бы наличие замка или деревни, принадлежащей к каким-любо сеньорам Payens. Документ, датированный апрелем 820 г., цитируемый А. Гири в Etudes carolingiennes [A. GIRY, Etudes carolingiennes, Parigi, 1823.] свидетельствует о существовании Пейнса уже в то времена под названием вилла Педенаджо, но Моираджи видит в этой интерпретации произвольное и вынужденное прочтение [MOIRAGHI, L’italiano che fondò i Templari, pp. 25-28.].

Мы точно знаем, что территория, где сейчас стоит Пейнс, была заселена примерно в XI-XII веках. Об этом свидетельствуют археологические исследования, проведенные Мишелем Буром, о чем сообщается в книге Остатки укрепленных владений сеньоров южной Шампани [M. BUR, Vestiges d’habitat seigneural fortifie en Champagne meridionale. Inventaires des sites archeologiques non monumentaux de Champagne, vol. IV, Cahier des Lettres et Sciences humaines de l’Université de Reims, Reims, ARERS, 1997.]. Но скептицизм Моираджи по отношению к тем, кто поддерживает французское происхождение Уго де Паганиса, особенно к Тьерри Лерою [T. LEROY, Hugues de Payns, chevalier champenois, fondateur du Temple, Troyes, Editions de la Maison du Boulanger, 2000.], главным образом основан на переводе хроники Гийома Тирского Паулином Пэрисом. Давайте это рассмотрим подробней.

НЕОБЪЕКТИВНЫЙ ПЕРЕВОД
Между 1879 и 1880 годами Паулин Пэрис перевел на французский l’Historia Гийома Тирского, озаглавив свою работу: Гийом Тирский и его продолжатели [P. PARIS, Guillaume de Tyr et ses continuateurs, texte francais du XIII siecle, revu et annotè par M. Paulin Paris, Paris, Firmin Didot et Cie, 1879-80.]. Сравнивая латинский оригинал с его переводом, мы сразу же замечаем, что это не буквальный перевод. Латинское название:

«Ordo militie Tepmpli Ierosolomis instituintur [Учрежден Орден Ополчения Иерусалимского Храма]» [MOIRAGHI, L’italiano che fondò i Templari, pp. 55.]

Пэрис переводит так:

«Coment li ordres du Temple comenca» [Как возник орден Храма] [Ibidem.].

Читая эти два текста, Моираджи утверждает, что французский перевод искажает оригинальный латинский текст. Вот еще пример:

Eodem anno quidam nobiles viri de equestri ordine, deo devoti, religiosi et timentes deum, in manu domini patriarche Christi servicio se mancipantes, more canonicorum regularium in castitate et obedientia et sine proprio velle perpetuo vivere professi sunt» [В том же году некоторые знатные люди из рыцарского сословия, набожные, религиозные и боязливые, доверившись рукам Патриарха Христова, поклялись, что они хотят жить вечно согласно правилу регулярных каноников, в целомудрии, послушании. и бедности] [Ibidem, p.56.]

переведено так:

Поскольку Господь Бог посылает Свою милость туда, куда Ему угодно, храбрые рыцари, пришедшие из заморских земель, проявили свою готовность и намерение навсегда остаться в служении нашему Господу и вести совместную жизнь в соответствии с Уставом каноников. В руках Патриарха они дали обет целомудрия и послушания и отказались от всякой собственности [Ibidem]

В своем тексте Вильгельм Тирский не указывает, что рыцари происходят из заморских земель (которыми, по мнению архиепископа, была Европа), не потому, что это было неправдой, а просто потому что, будучи возникшей после первого крестового похода, культура его времени уже завершила процесс создания королевств d’Outremer [Заморье, территория Святой Земли], и поэтому происхождение первых крестоносцев, безусловно, было подразумеваемым фактом. По нашему мнению, Паулина Пэрис нельзя обвинить в том, что он добавил новое значение текста Вильгельма, поскольку он только указал на некоторые нюансы, которые считались само собой разумеющимися для архиепископа Тира.

Однако больше всего критики вызывает у Моираджи, перевод Пэрисом вот этого фрагмента:

Inter quos primi et precipui fuerunt viri venerabiles Hugo de Paganis et Gaufridus de Sancto Aldemaro [Среди них первыми и наиболее важными были два почтенных человека, Уго де Паганис и Гоффредо де Санто Одемаро] [Ibidem].

переведено так:

Теми, кто больше всего верил в это, делали и вовлекали других в это же дело, были два рыцарями. Один назван Хуго де Пейн около Труа, другой Жофруа де Сент-Омер] [Ibidem, pp.56-57].

По словам Моираджи, добавление delez Troies стало свидетельством преступления [Ibidem, p. 54.], мистификацией, полностью искажающей текст, именно потому, что в латинском оригинале это географическое положение не упоминается ни в одном отрывке. Таким образом фамилия [Paganis] стала названием деревни [Paiens]. Неужели Пэрис намеренно изменил исходный текст только для того, чтобы продемонстрировать потомкам, что основатель Храма имел французское происхождение? На самом деле французский медиевист и палеограф, отец известного филолога Гастона Пэриса, переводя труд Гийома Тирского, просто совершил ошибку, которую филологи называют lectio facilior. То есть, найдя непонятное выражение, он перевел его, основываясь на культурных понятиях своего времени, когда уже веками основателем ордена считался уроженец Шампани. Кто знал, что в этом регионе была небольшая деревня, которая морфологически напоминала термин, использованный Гийомом? Таким образом, Пэрис просто сказал правду, хорошо известную в его время.