Тамплиеры в Акре [1150-1291]

замок тамплиеров в Акре

Тамплиеры достаточно быстро основали свой дом в Акре, поскольку это был главный порт Иерусалимского королевства и центральный вход для паломников, солдат и припасов, прибывающих с Запада. Под моментом образование дома подразумевается принятие в орден Филиппа де Милли, произошедшее в Акре 17 января 1166 года. Однако в Иерархических статутах ордена существуют свидетельства более раннего существования дома в Акре, датированные 1165 годом. В них упоминается командор ордена в Акре и командор верфи. Последний был сержантом. Он, как и корабли тамплиеров Акры, находился под командованием командора земли, контролирующего доставку всех товаров, прибывающих морским путем. Верфь, вероятно, располагалась на берегу моря в восточной части Старого города, где госпитальеры позже располагали арсеналом, примыкающим к большему арсеналу, принадлежавшему королю. Однако товары и припасы, скорее всего, выгружались во внутренней гавани под наблюдением королевских таможенников и оттуда перевозились в дом ордена.

Дом тамплиеров в Акре упоминается немецким паломником Теодерихом в 1172 году, назвавшим его «огромным и чудесной работы» замком, расположенным на берегу моря. О здании XII века известно немногое, за исключением того, что оно находилось в юго-западной части полуострова, где его четко позиционируют письменные источники и карты XIII века. В письме, написанном в 1184 году маршалом тамплиеров Жераром де Ридфором Одо Вандомскому, командору [или прецептору] в Иерусалиме, говорится о тюрьме в доме Акры, в которой преступный брат Роберт из Сурдеваля должен был находиться под стражей до тех пор, пока он не сможет вернуться на Запад в первом плавании [passagium] навигации.

В XII веке низина, простирающаяся на север вдоль берега между домом тамплиеров и городской стеной еще не была застроена полностью. Похоже, что именно в этой области тамплиеры и, возможно, другие, имели свои конюшни и загоны для крупного рогатого скота, о наличии которых свидетельствует название Boverel, данное ему на картах Пьеро Весконте [ок. 1320 г.] и Паолино Венето [1323-39], хотя в XIII веке он уже стал жилым районом.

карта Акры Весконте

По сообщениям арабского автора Абу Шама, после взятия Акры Саладином 9 июля 1187 года, султан передал все, что принадлежало тамплиерам, включая дома, фермы, земли и жилища, под управление законнику Иссе аль-Хаккару

автор Chronique de Terre Sainte пишет, что Саладин сам останавливался в Храме и что он велел возвести высокую каменную башню на одном из его углов. 12 июля 1191 года, когда город был вновь взят христианами, Конрад Монферратский установил знамя на Башне тамплиеров, а король Франции Филипп II Август поселился со своей свитой в «величественном дворце тамплиеров» и на прилегающих к нему территориях, оставаясь там до 1 августа. Именно на собрании, состоявшемся в доме Храма 5 марта 1198 года с участием баронов королевства и представителей тамплиеров и госпитальеров, братство немецких рыцарей, которое позже стало Тевтонским орденом, получило первоначальное признание.

В 1202 году город потрясла серия землетрясений. 19 июня магистр тамплиеров Филип де Плесси сообщил Арнольду, аббату Сито:

На заре [20] мая в небе раздался устрашающий голос и с земли ужасный вой. Мы пережили землетрясения, невиданных со времен сотворения мира; они разрушили большую часть стен и домов Акры, убив огромное количество его жителей, но благодаря милости Божьей наши дома остались нетронутыми. [M. Barber and K. Bate, The Templars: Selected Sources, p.100, Manchester, 2002.]

Однако, несмотря на это счастливое спасение, в начале XIII века тамплиерам пришлось столкнуться с другими трудностями. В 1217-18 годах они начали строительство массивной крепости, известной как Замок Паломника в Атлите, к югу от Хайфы. Оливер фон Падерборн [католический церковный деятель XIII века. Предполагаемый соавтор или продолжатель Истории Иерусалимской  Жака де Витри] писал об этом:

«Основная полезность этого здания заключается в том, что монастырь тамплиеров был избавлен от греха и порока, который гноится в городе Акре»

Хотя после 1217–1218 годов значительная часть их вооруженных сил и, вполне возможно, значительная часть администрации ордена была переведена в Замок Паломника [Шато Пелерин], тамплиеры, тем не менее, сочли необходимым сохранить сильное присутствие в Акре, к тому времени ставшей политической, церковной и экономической столицей королевства. В 1228 году  тамплиеры успешно противостоял попыткам немецкого императора Фридриха II захватить дом в Акре после столь же неудачной атаки на Замок Паломника.

Одной из услуг, предоставляемых тамплиерами западным путешественникам, была финансовая. Так, в 1227 году Уильям Брюэр внес 4000 марок в дом Храма в Акре для нужд своего племянника Уильяма, епископом Эксетера, на время его паломничества по Святой Земле. Летом 1250 года Жан де Жуанвиль также передал на хранение командору замка тамплиеров в Акре 360 tournois [турских ливров] из своего жалования; но когда он позже попытался снять со счета 40 из них, командор отказался признать его. Дело было решено, когда Жуанвиль обратился к магистру Рено де Вишье: деньги были найдены, а командор был переведен в замок тамплиеров Shafa’Amr [Шефарам]. Отчеты, составленные душеприказчиками Одо, графа Неверского, после его смерти в Акре 9 августа 1266 года, ясно показывают, насколько тесно тамплиеры в лице магистра и казначея Храма принимали участие в финансировании его крестового похода.

Карты Акры, составленные в 1250-х годах Матвеем Парижским, монахом аббатства Св. Альбана, показывают замок Храма, как большое куполообразное сооружение, окруженное зубчатой стеной, расположенное недалеко от южной оконечности западного берега. Идеализированный характер представлений Мэтью о зданиях означает, что не следует полагаться на точность этого представления; действительно, он изображает королевский замок очень похожим образом. Карты Пьеро Весконте [1320-е гг.], напротив, показывают замок Храма, как и королевский замок, в виде стилизованной трехбашенной крепости. Квартал, примыкающий к берегу, был ограничен с северо-востока Генуэзским кварталом, а с востока — Пизанским. На карте показана высокая башня, защищающая доступ в квартал с севера; в то время как на востоке другая башня, по-видимому Пизанская, отмечает границу с пизанцами. Несколько более поздние карты Паолино Венето во многом похожи.

Акра на карте Матвея Парижского

Согласно хронике Тирского Тамплиера, в 1258 году, во время войны св. Саввы, магистр тамплиеров Тома Берар был вынужден поселиться в доме рыцарей св. Лазаря в обнесенном стеной северном пригороде Монмюсар, чтобы дистанцироваться от боевых действий между пизанцами и генуэзцами, которые включали метание больших камней из одного квартала в другой. На самом деле собственная резиденция магистра фактически находилась в Пизанском квартале. Она стояла напротив церкви св. Анны, которая, как известно из хартии 1168 года, находилась всего в 16 canes [35,2 м] от зданий, обращенных к гавани. Тома Берар вернулся из Монмюсара, вероятно, к 31 мая 1263 года, когда было достигнуто соглашения с Гуго де Ревелем, магистром Госпиталя, относительно некоторых сельских владений.

Путеводители паломников 1258–1264 годов упоминает церковь ордена Храма, стоящей между церковью св. Андрея и домом доминиканцев и сообщают, что ее посетители могли получить индульгенцию на 8 лет и на 120 дней освобождения из чистилища. Некоторые из других построек тамплиеров в Акре XIII века, а так же должностные лица, связанные с ними, упоминаются в отчетах о наказаниях за проступки, обозначенные в приложениях к Уставу ордена тамплиеров. Однажды на начальника хранилища наложили дисциплинарные взыскания за то, что он приказал перенести груз пшеницы прямо в зернохранилище, несмотря на то, что старший брат предупредил его, что оно испортится, если сначала его не высушат на сушильной террасе.  Упоминаются также некий брат Эрнаут, смотритель домашнего скота, из голубятни которого два работника украли несколько голубей; брат Георгий, каменщик, перешедший на сторону мусульман; Иаков из Равана, командора дворца, совершивший несанкционированный налет на Кафр-Кану [Casal Robert]. За пределами городских стен тамплиеры владели садом, по-видимому, называвшемуся la Chene, а за рекой Белус — большим виноградником. Первый, вероятно, можно отождествить с садом и виноградником, лежащими к северу от Талль аль-Фуххара и к востоку от кладбища св. Николая, которые упоминаются в хартии 1239 года. [Владения ордена тамплиеров в районе Акры] Есть также упоминание в 1291 году о башне на холме, возвышающимся над ними. Имущество за рекой, вероятно, лежало в направлении Tall Da’uk [Doc], еще одного владения тамплиеров, чья кукурузная мельница недавно была идентифицирована с той, что сохранилась в Хирбат-Курдане, ранее ошибочно считавшуюся имуществом госпитальеров Курдана [Recordane].

Документы, касающиеся суда над тамплиерами на Кипре в 1310-11 годах, содержат ряд упоминаний об их деятельности в Акре до 1291 года. В ответ на обвинение в попрании Креста, Ги Бандес заявил, что, напротив, в Акре он видел, как братья ордена в Страстную Пятницу без обуви и плащей входили в церковь тамплиеров и молитесь, и поклонялись кресту с величайшим почтением, большим, чем он когда-либо видел у кто-либо из других верующих христиан. [The Trial of the Templars in Cyprus, p. 429, trans. A. Gilmour-Bryson, Leiden, 1998]

Большинство свидетелей в ответ на обвинение в том, что тамплиеры не проявляли благотворительности и гостеприимства отвечали, что десятая часть их хлеба, денег и мяса каждую неделю раздавалась бедным, и что орден не был обязан соблюдать гостеприимство, но если какие-либо лица, религиозные или иные, приходили в дом тамплиеров, то они, тем не менее, всегда тепло принимались. Брат Раймонд Монтеагуто, добавил, что в Акре и на Кипре тамплиеры также раздавали хлеб, вино и одежду; и рыцарь Бернард Аквиланский свидетельствовал, что «до потери Акры он видел, как магистр и братья в доме тамплиеров много раз в неделю подавали большую милостыню нищим, рыцарям, вдовам, молодым благородным женщинам и другим, иногда деньгами, иногда хлебом, мясом, иногда блюдами из еды, а иногда одеждой» [Trial, trans. Gilmour-Bryson, pp. 427-8].

В доме тамплиеров Акры находились и различные реликвии. В 1311 году нотариус Антонио Сиччи из Верчелли засвидетельствовал комиссии, назначенной папой Климентом V для расследования деятельности тамплиеров, что братья хранили в своей сокровищнице в Акре медный крест, сделанный из ванны, в которой купался Христос. Его носили по улицам во время засухи, а также использовали для лечения больных и тех, кого беспокоили злые духи. Эта реликвия, несомненно, происходила из иерусалимского храма Соломона [мечеть Аль-Акса], где паломникам в XII веке показывали колыбель и купальню Христа. Матвей Парижский также отмечает, что в 1247 году магистры Храма и Госпиталя отправили в Лондон склянку с кровью Христа, а магистр Тома Берар в 1272 году отправил части Истинного Креста и мощи св. Филиппа, св. Елены, св. Стефана, св. Лаврентия, св. Евфимии и св. Варвары . В источнике XIV века упоминается украшенная драгоценными камнями диадема, подаренная Христу Мельхиором, одним из Трех Царей. Предположительно, она была доставлена в Акру некими немецкими дворянами около 1200 года и позже передан тамплиерам

Во время осады Акры 1291 года мамлюкским султаном аль-Ашрафом Салах ад-Дином Халилом оборона городских стен была разделена на четыре сектора. Сектор, вверенный тамплиерам и итальянскому братству Святого Духа, по всей видимости, был северным участком стены Монмюсара, отмеченного на картах Весконте как custodia Templariorum . Как сообщает тирский тамплиер, 8 мая 1291 года, в день падения города, магистр Гийом Боже находился в своей резиденции, когда услышал шум, и вместе с двенадцатью братьями и своими людьми бросился помогать госпитальерам, сражавшимся между двумя стенами у ворот Святого Антония. Там он был смертельно ранен копьем, пробившим правую подмышку. Когда ворота святого Антония были закрыты, его товарищи отнесли его обратно в город через калитку в доме Иакова Мандала [Амигдала], а оттуда через пляж и бывший дом правителя Тира к дому Храма. «Они внесли его внутрь дома Храма, а не через главные ворота [la force], которые они не хотели открывать; но они внесли его через часть двора [un leuc … d’une court], куда сбрасывался навоз». Несмотря на то, что язык нечеткий, летописец, похоже, имеет в виду заднюю часть, через которую выбрасывался мусор, или, возможно, даже слив отхожего места, как это археологически известно в замке Госпиталя. Вскоре после этого магистр умер и был похоронен в церкви «перед своей скинией, которая была алтарем, где пели мессу».

Тем временем мамлюки вошли в город и началась резня населения. Тирский тамплиер продолжает:

Большинство людей — мужчины, женщины и дети — разместились внутри Храма, и их было более 10 000 человек, потому что Храм был самым сильным местом в городе и находился на море, занимая большое место, как замок. Потому что над входом у него была высокая крепкая башня, чья стена была прочной и толщиной 28 футов. И на каждом углу башни была башенка, и на каждой из башенок был позолоченный лев, размером с осла. Четыре льва, золото и труд обошлись в 500 безантов, и на них было очень приятно смотреть. А другой угол [выходил] на улицу [или квартал] Пизы и имел другую башню; а рядом с этой башней на улице Святой Анны находился очень величественный дворец, принадлежавший магистру, и напротив него, над домом монахинь Святой Анны, там была высокая башня, в которой находились колокола, и очень высокая и величественная церковь. А на море была еще одна очень древняя башня, которую Саладин построил сто лет назад. В этой башне Храм хранил свои сокровища; и она была на берегу моря, и волны разбивались о нее. Внутри Храма были и другие красивые и очень величественные резиденции … [Cronaca del Templare di Tiro, pp. 220-2, ed. L. Minervini, Naples, 2000]

Те, кто смог сесть на несколько оставшихся кораблей, отправились на Кипр, в то время как корабль тамплиеров Сокол взял на борт женщин, важных людей и сокровища и направился в Атлит. Покинутые теми, кому удалось спастись, люди в доме Храма ждали своей участи. Среди них были маршал тамплиеров Пьер де Севри и другие рыцари-тамплиеры, некоторые из которых были ранены. После десятидневной осады 18 мая защитники согласились сдаться в обмен на гарантии безопасного выхода, и султан послал amir с 400 всадниками, чтобы занять замок. Однако, оказавшись внутри, некоторые мамлюки попытались схватить христианских женщин, что привело к драке, в которой все мусульмане были убиты. Тем не менее аль-Ашраф дал понять, что по-прежнему намерен соблюдать соглашение; но как только маршал и здоровые тамплиеры вышли из замка, все они были убиты. Те, кто все еще находился внутри, приготовились сопротивляться; тогда мамлюки начали подкоп под одну из башен. Однако как раз в тот момент, когда мусульмане наконец ворвались внутрь, бревна, поддерживающие шахту, подались, и башня рухнула, похоронив под собой мусульман и тамплиеров внутри нее, а также массу всадников-мамлюков, насчитывавших две тысячи человек, находившихся снаружи.

Согласно составителю отчета, известному как Excidii Aconis, после смерти магистра оставшиеся тамплиеры избрали Теобальда Годена [Monachus Gaudini] преемником магистра, и именно он вел переговоры с аль-Ашрафом Халилом. После резни мусульманского гарнизона он ночью сбежал из замка с помощью нескольких братьев и отправился морем на Кипр, «унося с собой все, что мог, из сокровищницы, со святыми реликвиями церкви Храма». Однако в рассказе тирского тамплиера этот побег был совершен в день смерти магистра и целью беглецов был не Кипр, а Сидон.

После падения замка можно предположить, что мамлюки систематически разрушали его. Рисунок, на котором изображены дворец и церковь тамплиеров около 1748-52 годов, опубликованный Ладислаусом Майром в 1782 году, скорее всего, изображает больницу и церковь св. Иоанна. Можно предположить, что замок тамплиеров был разрушен задолго до того, поскольку он не упоминается такими путешественниками, как Ричард Покок, побывавшем в Акре в 1738 году. Воздействие штормов в сочетании с относительным повышением уровня моря также означает, что часть территории, которую он когда-то занимал, теперь находится на уровне или чуть ниже уровня моря.

Остатки обширного квартала, который зависел от замка, исследуются с 1960-х годов. В результате археологических поисков был обнаружен подземный туннель с каменным сводом, ведущий на восток прямо из замка. Примерно на полпути он разделяется на два туннеля поменьше, но оба достаточно высоки, чтобы в них мог пройти человек в полный рост. Этот двойной проход пролегает под Хан аш-Шуной, идентифицированным как пизанский район и заканчивается близко к западной стороне Хан аль-Умдана, идентифицированного как место Двор Цепи или таможни. Хотя изначально туннель интерпретировался как сток — а с тех пор он был затоплен водой и открыт как туристическая достопримечательность с деревянным переходом для посетителей, — эта интерпретация сейчас кажется менее правдоподобной. Более вероятным объяснением является то, что он предназначался для обеспечения безопасного и легкого сообщения между замком тамплиеров и домом их магистра у церкви св. Анны. По этому проходу могли проходить не только люди, но и любые товары и материалы, которые тамплиеры ввозили через Двор Цепи, без необходимости покидать свою территорию и тем самым, возможно, взымать таможенные пошлины. Более окончательный ответ на этот вопрос, возможно, появится, когда Управление древностей Израиля наконец завершит расследование туннеля.

Дени Прингл [Кардиффская школа истории и археологии, Кардиффский университет]
Перевод с английского