Крестовый поход 1309 года

Крестовый поход 1309 года был первым народным крестоносным движением после падения Акры [совр. Акко, Израиль], взятой мамлюками в 1291 году. Народный энтузиазм, особенно в Нидерландах, северной Франции и Германии, подогревался перспективой нового крестового похода и желанием принять в нем участие. Очевидно, это демонстрирует, что более чем через десять лет после потери Святой Земли пыл крестоносцев среди латинского христианского населения был далек от угасания.

Крестовый поход 1309 года

Также известный как «Крестовый поход бедноты», он начался как прямой народный ответ на официальную проповедь крестового похода. Папа Климент V намеревался организовать первый этап ограниченного крестового похода на Восток [лат. Passagium speculare], в котором должен был принять участие лишь Орден Госпиталя. В августе 1308 года папа издал буллу, в которой объявлялось о начале похода весной 1309 года, но затем он был отложен до осени того же года. В июне и июле Климент призвал монахов, ответственных за проповедь крестового похода к северу от Альп, дабы побудить верующих вносить средства и возносить молитвы за успех предстоящей экспедиции. Тем, кто вложит деньги или наследство в новое предприятие, были обещаны щедрые привилегии. Поскольку это не должно было быть всеобъемлющим, полномасштабным крестовым походом [лат. Passagium generale], мирянам не полагалось брать крест, не говоря уже о том, чтобы участвовать в реальных боевых действиях за границей. Их роль в крестовом походе заключалась лишь в предоставлении средств, молитвенной поддержки — и ничем более.

Не в первый раз церкви удалось блестяще разжечь подавляющий народный энтузиазм в отношении крестового похода, но не удалось направить этот энтузиазм, однажды возникший, в желаемом направлении. Весной 1309 года орды людей [десятки тысяч, по некоторым, возможно, завышенным оценкам] направились к папскому двору в Авиньоне, в надежде объединить свои силы с армией госпитальеров. Другие искали корабли, чтобы спуститься по Дунаю. Согласно хорошо известному Летописцу из Гента, «бесчисленные простые люди» [лат. Innumerabiles vulgares] «из Англии, Пикардии, Фландрии, Брабанта и Германии, взяв крест, не посоветовавшись с епископами, отправились покорять Святую Землю» [Annales Gandenses, ред. и пер. Хильда Джонстон (Оксфорд: Кларендон, 1985), стр. 97]. Самый большой контингент, скорее всего, составляли немцы. Некоторые летописцы утверждают, что эти нежеланные новобранцы приняли крест. Это важно, поскольку указывает на то, что они считали себя настоящими крестоносцами. Летописцы далее сообщают, что они называли себя «Братьями Креста», что, кажется, подразумевает, что они чувствовали себя принадлежащими к некоему самопровозглашенному военному ордену, подобному Госпитальерам.

Женщины, как и мужчины, присоединились к отрядам, объявленной целью которых было пересечь море и вернуть Святую Землю. Летописцы сходятся во мнении, что почти все эти «крестные братья» происходили из низших слоев общества. Подавляющее большинство из них, как утверждают летописцы, были нищими, безземельными крестьянами, сельскими рабочими и обедневшими городскими ремесленниками, такими как портные и меховщики. Тем не менее, среди них были и зажиточные горожане из городов северо-запада Германии. Более того, возможно, что кучка рыцарей соблазнялась вступить в ряды этих безденежных крестоносцев. Тем не менее, если это так, они не предоставили из себя лидеров, поскольку некоторые летописцы подчеркивают, что эта огромная толпа народных крестоносцев была «безголовой» [лат. Sine capite], то есть без предводителей.

Не имея возможности прокормить себя в пути, бедняки были вынуждены просить христианскую милостыню. Иногда благотворительность предоставлялась бесплатно; в других случаях ее вымогали или просто конфисковали. Таким образом, вдоль их марша происходили вспышки насилия. Как и следовало ожидать, особой мишенью стали евреи. В замке Борн, к северу от Маастрихта, как сообщается, было убито до 110 евреев из окрестностей, нашедших там убежище. Подобные угрозы и набеги на евреев Левена и Тинена напугали евреев Брабанта. Их защитник, герцог Иоанн II Брабантский, который был экономически заинтересован в их благополучии, позволил им укрыться в своем замке Генаппе. Крестоносцы дерзнули осадить его, но на помощь пришла герцогская армия, и нападавшие бежали с большими потерями.

Хотя некоторые из этих нищих, возможно, достигли Марселя, кульминация крестового похода 1309 года произошла в июле, когда огромное количество непризванных и, следовательно, незаконных крестоносцев прибыло в папскую резиденцию в Авиньоне. Говорят, что они попросили понтифика объявить полномасштабный крестовый поход, который легитимизировал бы их. По разным оценкам, их количество колебалось от тридцати до сорока тысяч человек. Примечательно, что откровенная враждебность клерикальных летописцев, похоже, не разделялась папой. Действительно, Климент V никогда не осуждал это движение. Вместо этого 25 июля он предоставил индульгенции сроком на сто лет всем немецким верующим, принявшим крест, вместе с теми, кто их спонсировал и которые поклялись помочь Святой Земле, но не смогли совершить свое паломничество из-за отсутствия кораблей. Госпитальеры, должно быть, не поддержали их и отказались от перевозки. Как комментирует Гентский Летописец, «они в смятении вернулись в свои дома» [Annales Gandenses, p. 97]. Похоже, это был универсальный вердикт летописцев, которые объявили движение тщетным и пустым, из которого вернулись немногие.

В начале 1310 года флот госпитальеров вышел из Бриндизи на юго-востоке Италии. Их крестовый поход достиг очень немногого, не считая того, что госпитальеры смогли утвердить свою власть на Родосе [совр. Родос, Греция]. При поддержке генуэзцев госпитальеры начали завоевание острова в 1306 году и к 1311 году их владения были в безопасности. Родос превосходно позиционировался как плацдарм для дальнейших крестовых походов в восточном Средиземноморье, и госпитальеры удерживали его до 1523 года.

В целом, Крестовый поход госпитальеров и народный крестовый поход 1309 года, два разных предприятия, возникших по одному и тому же призыву папы, демонстрируют поразительный параллелизм, почти как зеркальное отображение друг друга. Папский крестовый поход, созданный для специально отобранных профессиональных воинов-монахов, был проповедован мирянам, которые затем ответили не щедрыми пожертвованиями, а своим собственным несанкционированным крестовым походом самопровозглашенных крестоносцев, как мужчин, так и женщин. Никакого passagium generale не получилось, но призывы к крестовому походу продолжали вызывать неожиданное эхо.

Гэри Диксон
Перевод с английского

Литература

Housley, Norman, Pope Clement V and the Crusades of 1309–10, Journal of Medieval History 8  [1982], 29–42; The Avignon Papacy and the Crusades, 1305–1378 [Oxford: Clarendon, 1986].

Schein, Sylvia, Fideles Crucis: The Papacy, the West, and the Recovery of the Holy Land, 1274–1314 [Oxford: Clarendon, 1991].

Stengers, Jean, Les Juifs dans les Pays-Bas au Moyen Age [Bruxelles: Academie Royale de Belgique, 1950].

Tyerman, Christopher, England and the Crusades, 1095–1588 [Chicago: University of Chicago Press, 1988].