Взаимоотношения Византийской империи и рыцарей ордена св. Иоанна в XII — XV вв.

Взаимоотношения Византийской империи и Ордена Святого Иоанна необходимо рассматривать в контексте целого комплекса исторических процессов, включающих различные политические и культурные события. Во-первых, поскольку Орден Святого Иоанна — это, прежде всего, католический монашеский орден, то его взаимоотношения с Византией находились в зависимости от отношений между католической и православной церквями. Во-вторых, рыцарский орден был тесно связан с влиятельными западными феодалами и королями, что обусловило вовлеченность госпитальеров во взаимоотношения между Византией и западными королевствами. В-третьих, госпитальеры были вовлечены во все отношения между Византией и латинскими крестоносцами. В-четвёртых, отношения между Византией и Орденом испытывали на себе влияние взаимной борьбы итальянских городов — государств Генуи и Венеции.

Дату создания Ордена Святого Иоанна принято относить к 40-м годам XI века. В июле 1099 года крестоносцы обнаружили в захваченном Иерусалиме госпиталь, управляемый монахами, которые выбрали своим покровителем св. Иоанна Крестителя . Руководил Орденом Фра Жерар (Пьер-Жерар де Мартиг, 1040-1120), написавший первый устав Ордена, утвержденный впоследствии в 1113 году папой Пасхалием II. Первый король Иерусалима Готфрид Бульонский по достоинству оценил усилия монахов по врачеванию раненных крестоносцев, а четверо рыцарей из его свиты: Раймонд дю Пюи, Дюдон де Комп, Конон де Монтегю, Гастус приняли монашеские обеты и вступили в Орден. После смерти Жерара именно Раймонда дю Пюи (1083-1160 гг.) избирают великим магистром. Он видоизменил структуру и задачи Ордена, привнеся туда военную составляющую. С этих пор задачей Ордена становится не только помощь больным и паломникам, но и вооруженная охрана, и борьба с неверными.

В истории основания Ордена историками отмечается версия об изменении латинскими рыцарями святого покровителя с первоначального александрийского патриарха Иоанна Милостивого на Иоанна Крестителя. Иоанн Милостивый был греком и, по всей видимости, не обладал для латинян достаточным авторитетом. По версии В.В. Акунова, среди христиан XII века абсолютно отсутствовало осознание раскола между Восточной и Западной церквями. Однако взаимный антагонизм между двумя церквями существовал уже, как минимум, с VI века. В.В. Акунов привёл свою позицию в примечании к собственному переводу интереснейшего исторического документа — письма 1163 года Петра Немецкого, Приора Константинопольского, королю французскому Людовику VII.

Будет уместно привести текст письма в рамках данной статьи: «Благочестивейшему государю Людовику, Божией Милостью королю франков, от Петра, одного из братьев Иерусалимского странноприимного дома, Приора храма святого Иоанна в Константинополе и посла Святейшего Императора Мануила, с пожеланиями всяческих благ в этой и в иной жизни. Да будет известно Вашему Высочеству, что мы посланы нашим Государем Императором лично к Вам и что мы получили Императорское повеление встретиться с Вами прежде, чем мы встретимся с нашим господином Папой. Посему просим Вашу милость дать на то Ваше дозволение и повелеть, чтобы мы, в соответствии с повелением нашего государя Императора, смогли выполнить его приказание, не вызвав тем самым распри с обладателем Апостольского престола, чей нунций пребывает в настоящее время при Вашей особе и настаивает на том, чтобы мы до встречи с Вами предварительно отправились к папскому двору, чего мы, однако же, не намерены совершить ни в коем случае до того, пока не узрим Ваше Величество».

В письме Петра Немецкого обращает на себя внимание не только необычность его роли посла византийского императора, но и возвышение в титулах Мануила Комнина по сравнению Людовиком и Папой. Именно это, по мнению В.В. Акунова, может свидетельствовать об отсутствии осознания раскола между церквями. Однако представляется наиболее вероятным, что большее влияние на стилистику письма Петра оказали сложные вассальные отношения, сложившиеся между западным крестоносцами и византийским императором.

Еще предводители первого крестового похода встали перед необходимостью присягнуть византийскому императору, поклявшись передавать ему все города и территории, завоёванные во время походов, защищать границы империи и быть верными императору, взамен император предоставлял право селить людей, строить латинские церкви и управлять завоёванными княжествами. Среди принесших клятву баронов первого крестового похода были Готфрид Бульонский, Боэмунд Тарентский, Роберт II Нормандский и Стефан Блуаский. Крестовые походы по своей сути представляли непрерывное движение рыцарей и паломников на Святую землю и обратно, цифра восемь лишь условно разделяет их в связи с участием известных исторических личностей и всплеском активности . Рыцари, избравшие путь в Иерусалим через Константинополь обычно были вынуждены приносить присягу императору Византии. И если бароны, покинув пределы греческой империи с легкостью забывали о своей присяге, то братья Ордена Святого Иоанна, обустроившие в Константинополе странноприимные дома и получившие от императора церкви, подобного себе позволить попросту не могли.

Присяга императору и деятельность на его территории обязывали рыцарей воспринимать его как своего сюзерена. В частности император Мануил Комнин передал Ордену храм святого Самсона, где братья организовали также и свой госпиталь, кроме того иоанниты владели в Константинополе госпиталем святого Иоанна Милостивого. Наличие госпиталей и странноприимных домов на территории Византии играло большую роль в истории крестовых походов. Тысячи паломников находили там свой кров и исцеление от болезней, подхваченных в пути, а раненные в боях рыцари залечивали в них свои раны. Константинопольский приорат Ордена Святого Иоанна ежегодно поставлял в Иерусалимский странноприимный дом 2000 штук войлочной ткани. Таким образом, можно предположить, что Пётр Немецкий в качестве посла к Людовику VII исполнял свою роль вассала византийского императора. Наличие Петра в качестве советника византийского императора было выгодно также и для папы Александра III, который в письме к Великому магистру Ордена Жильберу д’Асайи просил не отзывать Петра из Константинополя и оставить его на службе у Мануила.

Противоречия между греческой церковью и римской ощущалось не только на Святой земле, но и в самом Константинополе. В 1182 году произошло знаковое событие: после смерти Мануила Комнина греки подожгли дома латинян и устроили им резню, вооруженная толпа под предводительством греческих священников и монахов ворвалась в госпиталь святого Иоанна и принялась убивать больных и госпитальеров, ухаживавших за ними. В качестве причины бунта аббат Де Верто называет сближение Мануила с латинянами в попытке искоренить раскол, а также привлечение латинских священников к службе в византийских храмах . Уже позднее в 1274 году заключение императором Михаилом Палеологом унии с католической церковью в Лионе также вызвало ярое сопротивление со стороны греков.

Апогеем противостояния западных рыцарей и Византийской империи стал четвёртый крестовый поход, в результате которого союзные войска венецианцев и франкских крестоносцев захватили Константинополь, а на территории бывшей греческой империи были образованы Латинская империя, Фессалоникское (Солунское) княжество, Ахейское (Морейское) княжество и Афинская сеньория. Несмотря на то, что папа Иннокентий III не одобрял направления четвёртого крестового похода против Византии и был им крайне разочарован, церковнослужители, сопровождавшие войско крестоносцев, обещали всем отпущение грехов от имени папы, объявляя подчинение греков Риму правой и справедливой целью. Рыцари Ордена Святого Иоанна не принимали участия в походе. Однако первый император Латинской империи граф Балдуин Фландрский и Эно остро нуждался в союзниках и рыцарях для укрепления и удержания своей империи.

Балдуин I щедро раздавал земли духовно-рыцарским орденам, надеясь на их поддержку. Орден Святого Иоанна получил обширные владения от Балдуина, но часть из этих владений находилась в Анатолии, которую латиняне так и не смогли полностью завоевать. После захвата Константинополя госпитальеры стали обладателями также одной из главных святынь своего ордена — Филермской иконы Божией Матери, которую рыцари перенесли в свой замок в Акре. После возвращения греками контроля над Константинополем в 1261 году Орден Святого Иоанна сохранил за собой многие владения, в т.ч. и госпитали святого Георгия и святого Самсона. Фактически именно иоанниты были посредниками между папой и Византией в попытках воссоединить церкви и подготовке походов против турецких войск.

Совместная борьба Византии и Ордена Святого Иоанна против мусульман имеет много ярких эпизодов. Одним из таких эпизодов является подготовка похода короля Иерусалима Амори против Египта. Поскольку до этого был заключён мирный договор с Салах ад-Дином, то большинство европейских князей и монархов, а также тамплиеры не поддержали замысел Амори I. Поддержку королю оказали только Византия и Орден Святого Иоанна. Великий Магистр Жильбер д’Ассайи организовал сбор средств для грядущего похода, большие суммы ему передал также и император Мануил Комнин. В 1169 году Мануил Комнин также снарядил флот из 150 галер и 60 транспортных кораблей для блокирования гаваней Египта с моря и осады Дамьетты. Орден в случае успеха должен был получить в свои владения город Бильбейс. В 1168 году войска Амори взяли город Баальбек, который был отдан госпитальерам. С одной стороны крестоносцы с готовностью принимали помощь Византии, но с другой стороны явно не собирались отдавать отвоеванные территории и города.

Распри между крестоносцами также ослабляли Иерусалимское королевство. Постоянное соперничество за королевский трон, за земли и замки приводили к столкновениям между различными группами. Конфликт между венецианцами и генуэзцами за земли монастыря святого Саввы перерос в серьёзные столкновения между орденами тамплиеров и госпитальеров. Орден Святого Иоанна выступил на стороне Генуи, что противоречило правилу ордена «не воевать против христиан». Союз с Генуей длился вплоть до 1311 года, когда иоанниты, следуя запрету папы на торговлю оружием с неверными, начали захватывать и конфисковывать генуэзские суда. Именно генуэзский пират Виньоло де Виньоли, носивший также титул византийского адмирала, предложил Великому Магистру Фульку де Вилларэ захватить остров Родос. Четыре года войны с 1306 по 1310 за овладение Родосом часто представляются в качестве противостояния Ордена и Византии. На деле же остров был поделён между генуэзцами и Иоанном Гавалой — наследником Льва Гавала, который хоть и признавал формально власть византийского императора, но был фактически независимым от него правителем.

После захвата Родоса госпитальеры оказались вовлечены в активную борьбу против турецкой экспансии. Флот госпитальеров под командованием саксонского рыцаря Альберта Шварцбурга в течение 1318-1320 гг. нанёс целый ряд крупных поражений турецким силам, обезопасив Родос с моря. В 1332 году Венеция, Византия и Орден Святого Иоанна подписали «политическую унию» о совместной борьбе против оттоманской угрозы. В 1348 году коалиция, состоящая из венецианских, папских, кипрских и иоаннитских сил, захватила город Смирну. Командующим коалиционных сил был госпитальер Иоанн Биандратский, а в 1359 году командиром гарнизона Смирны стал госпитальер Николас Бенедетти [Настенко И.А., Яшнев Ю.В. История мальтийского ордена, т. 1, с. 158]. Папа обещал византийским императорам Иоанну Кантакузину и Иоанну Палеологу помощь госпитальеров в борьбе против оттоманского нашествия, если он примет унию, для чего в 1359 году в Константинополь прибыл папский легат Петер Томас, а в 1367 году прибыл папский легат Павел.

Именно о визите Павла сообщает дошедшее до нас сочинение Иоанна Кантакузина «Беседа с папским легатом». Партия исихастов, на которую опирался Кантакузин, придерживалась мысли, что турки угрожают православию меньше, чем латиняне, они были готовы принять падение Византии, но не собирались уступить «ни одного слова, ни одной черточки» своих догматов. В итоге Иоанн Палеолог так и не дождался существенной помощи от западных государств. В 1453 году войска султана Мехмета II захватили Константинополь. Данное событие положило конец отношениям между Византийской империей и рыцарями Ордена Святого Иоанна, которые теперь остались один на один с Оттоманской империей.

Орден Святого Иоанна, будучи порождением крестовых походов, оказался вовлечён в сложные и многогранные отношения западных феодалов, Римского престола, латинских королевств и княжеств с Византией. Данные отношения включали как периоды сотрудничества, так и противостояния. Однако особые отношения Ордена с Византией сложились благодаря его миссионерской деятельности. Американская исследовательница Шаран Ньюман писала про тамплиеров, сравнивая их деятельность с госпитальерами: «Кто знает, может быть, и тамплиеры смогли бы уцелеть, открой они десяток богаделен и лазаретов». Данное немного ироничное замечание не лишено смысла. Действительно госпитальерская и миссионерская деятельность рыцарей играла важную социальную роль, именно благодаря своим госпиталям и странноприимным домам Орден Святого Иоанна сумел сохранить постоянное присутствие в Византии и обеспечить постоянный диалог с византийским императором.

Лестев А.Е.