Иерусалим во время крестоносцев. ЦИТАДЕЛЬ

Цитадель в Иерусалиме

Когда 15 июля 1099 года войска крестоносцев ворвались в Иерусалим, часть жителей укрылись в Башне Давида, удачно сдерживающей натиск франков. Ее защитники сдались только получив надежные гарантии безопасности. Эта башня, стоявшая рядом с Яффскими воротами, была построена на массивной возвышенности, которая когда-то была основанием одной из трех башен цитадели Иерусалима, построенной царем Иродом в первом веке до нашей эры Башни имели название Фасаил, Мириам, и Гиппикус. Ко времени крестоносцев сохранилась только первая.

Цитадель Ирода была разрушена во время иудейского восстания [66-70 гг. По Р.Х.]. По всей вероятности, к тому времени, когда император Адриан разрушил город и после 135 г. н.э. перестроил его как Элию Капитолину, все, что осталось от первоначальной цитадели — это прочная возвышенность из тесаного камня с фрагментами двух других башен и соединяющей их городской стены. К поздневизантийскому периоду башня, возможно, была частично перестроена, и по странно возникшей традиции отождествлена с “царем Давидом”. При исламе связь башни с мифическим Давидом сохранилась, но на мусульманский лад — она стала называться Ниша для молитв [mihrab] пророка Дауда [Бардж Дауд]. В этот период башня, вероятно, снова служила цитаделью города, для чего она превосходно подходила, поскольку представляла собой массивное высокое сооружение, расположенное напротив одних из главных ворот города. Башня Дауда, с которой столкнулись франки в 1099 году и описанная русским паломником игуменом Даниилом несколько лет спустя, была построена на вершине возвышенности Ирода [Даниил связывает с башней некоторые библейские предания: «Башня, где также находился его [Давида] дом, — это та самая башня, в которой святой пророк сочинил и написал свою Псалтирь»; Daniel, PPTS 12, London 1895,p. 17]. Круглая башня и куртины, обнаруженные при раскопках к югу от башни, возможно, были построены в период Омейядов [Hillel Geva, ‘Excavations in the Citadel of Jerusalem 1979-1980. Preliminary Report’, IEJ 33, 1983, p.69 Ронни Элленблюм оспаривает эту дату, полагая, что круглая башня и стены могли быть частью королевского дворца крестоносцев.].

Башни цитадели в Иерусалиме

Во время захвата города, Раймон Тулузский позволил мусульманам и иудеям, прятавшимся в Башне Дауда, покинуть башню и уйти в Аскалон. Он занял башню и удерживал ее, игнорируя требования Годфри Бульонского передать ее ему. Однако, столкнувшись с сопротивлением со стороны своих рыцарей, опасавшихся, что если он сохранит цитадель за собой, то они не вернутся домой, Раймонд в конечном итоге согласился передать цитадель патриарху Пизанскому Даймберту. Тот в свою очередь передал ее Годфри. Возможно позднее Годфри использовал башню как свою резиденцию, когда находился в городе. Когда он умер 18 июля 1100 года, группа сторонников во главе с его родственником Гранье де Греем удерживала башню, чтобы не допустить ее захвата патриархом или Танкредом. Они удерживала ее до тех пор, пока брат Годфри Балдуин не прибыл из Эдессы, чтобы принять корону Иерусалима [Сам Гранье или Уорнер, граф Грез [Грей] умер 22 июля, всего через четыре дня после Годфри, но его действия были достаточно стремительными, чтобы обеспечить восхождение Болдуина на престол. См. Allan Van Murray, ‘Daimbert of Pisa, the Domus Godefridi and the Accession of Baldwin I of Jerusalem’, International Medieval Research 3 From Clermont to Jerusalem. The Crusades and Crusader Society 1095-1500, ed. Allan Van Murray, Brepols 1998, p. 81].

Игумен Даниил посетил башню в начале XII века [1105-7] и подробно описал ее. По словам Даниила:

Башня причудливо построена из массивного камня, очень высокая и квадратная, прочная, неприступная; она подобна единому камню от основания и до верха… Здесь много воды, пять железных ворот и двести ступенек, ведущих на вершину. В этой башне хранится огромное количество зерна [Daniel, p. 17].

Это описание наводит на мысль, что башня могла быть даже выше, чем сегодня. Даниил продолжает:

«Ее очень сложно взять, и она составляет основу обороны города. Она тщательно охраняется и никому не разрешается в нее входить, кроме как под присмотром»

Из этого описания следует, что во время его визита цитадель состояла только из башни, построенной на иродианском подиуме и не имела внешних пристроек. Круглая башня и стены не зафиксированы; Даниил не упоминает никаких стен, дополнительных башен или рвов, хотя ранее, в 985 году, аль-Мукаддаси называл ее защищенной с одной стороны рвом [Al-Muqaddasi 1896, p. 37]. Еще одно раннее описание периода крестоносцев, сделанное Фульхерием Шартрским [которое предшествует 1127 году], дает представление, подобное тому, которое дал Даниил. Он ссылается только на башню и отмечает, что с обеих сторон она была окружена городской стеной [Fulcher of Chartres, I.26.3.]. По словам Фульхерия, массивные камни основания были соединены свинцом. Он подсчитал, что гарнизона из пятнадцати-двадцати человек было достаточно для ее охраны [Fulcher of Chartres, I.26.4.].

Башня цитадели на монетах Балдуина III

Монета короля Балдуина III с изображение башни цитадели на реверсе

Башня цитадели на монетах Раймунда III

Монета Раймунда III, графа Триполи, с изображение башни цитадели

В XII веке цитадель служила одним из главных центров гражданской администрации. Важность башни как крепости и административного центра, а также ее заявленная связь с царем Давидом придали ей особое значение в глазах франков и привели к тому, что она стала символом франкской власти в Иерусалиме. Она появляется на монетах и печатях крестоносцев, где ее визуальное воздействие не уступает Храму Гроба Господня и Templum Domini. Она оставалась королевским владением на протяжении всего правления франков и упоминается Теодорихом как собственность короля Иерусалима [Theodericus, 4, p. 146]. Ее занимал кастелян, который, помимо других своих обязанностей, должен был наблюдать за входом купцов в Иерусалим и собирать пошлинe, взимаемую с ввоза товаров в город. Хотя прямых доказательств нет, но вполне возможно, что как и аналогичные цитадели на Западе, Башня Давида совмещала функции королевского жилища, государственной тюрьмы и архива.

Башня Давида на картах Иерусалима

Башня Давида на картах Иерусалима [башня в нижнем правом секторе круга, изображающего город]

Что касается последней функции, то в источниках конкретно упоминается должность клерка цитадели [clericus Turre David] [Regesta, no. 110]. Возможно, в ней размещались королевский монетный двор и королевская сокровищница с коронационными регалиями. Помимо выполнения административных функций и цитадели во время нападения, это также было место, откуда население могло получать предупреждения о надвигающейся опасности. Фульхерий Шартрский сообщает, что однажды набег фатимидов достиг окраин города. Чтобы предупредить людей об угрозе, особенно тех, кто находился за стенами [восемь из которых были убиты мусульманами]; «наверху на Башне Давида прозвучала труба, чтобы мы узнали об этом» [Fulcher of Chartres, III.28.3].

В 1152 году прочность древней крепости была испытана и оказалась значительной. В том году королева Мелисенда укрылась в башне, когда ее сын Балдуин III попытался утвердить свой контроль над городом. Замечательной прочности башни сделала использование «баллист, луков и метательных машин» бесполезным и Балдуин смог получить контроль над ней только путем переговоров с вдовствующей королевой [William of Tyre, 17.14; English transl. E. Babcock and A. Krey, vol. 2, p. 206]. Во второй половине XII века население Иерусалима продолжало расти, увеличиваясь за счет купцов и масс паломников, входивших в город через Яффские ворота. Поэтому неудивительно, что возникла потребность в новых административных зданиях, включая новый королевский дворец и цитадель большего размера. Весьма вероятно, что эти строительные проекты были выполнены королем Амори в период между его кампаниями в Египте в 1163 и 1169 годах.

Модернизация цитадели было крупным строительным проектом в Иерусалиме, равным, возможно, только восстановлению Храма Гроба Господня. Согласно Вильгельму Тирскому, у расширенной цитадели были башни, куртины и передние стены [turribus, muris et antemuralibus] [William of Tyre, 8.3.]. Хотя у нас нет даты реконструкции, судя по описанию цитадели, как сильно укрепленной рвами и барбаканом, данному Теодорихом, мы можем заключить, что проект был выполнен ко времени визита Теодориха в 1169 году [Theodericus, 4, p. 146]. Таким образом, во второй половине XII века подиум башни Ирода с его более поздней надстройкой превратился в хорошо укрепленный комплекс со внутренним двором.

Цитадель была теперь достаточно крупной, чтобы служить убежищем для большого количества, возможно, тысяч граждан, когда в 1177 году в королевство вторгся Саладин [C.N. Johns, ‘The Citadel, Jerusalem: a summary of work done since 1934’, QDAP 14, 1950, pp. 121-90; repr. in Pilgrims’ Castle (‘Atlit) David’s Tower (Jerusalem) and Qal’at ar-Rabad (‘Ajlun), ed. D. Pringle, Aldershot, Hampshire, 1997, p. 164 and n. 6]. Она снова послужила убежищем в XIII веке, когда после подписания договора между императором Фридрихом II и султаном аль-Камилем в 1229 году около 15000 мусульман, выступавших против договора, напали на город.

В период возобновления правления франков в XIII веке цитадель, которая была повреждена, но не разобрана Исой аль-Муаззамом, была усилена. Когда в 1239 году период перемирия подошел к концу, ан-Насир Дауд из Керака напал на цитадель, и через три недели она пала. Башня Давида продержалась еще шесть дней. Аль-Насир Дауд разрушил замок и башню до основания Ирода и планировал восстановить михраб Дауда в его до-крестоносном виде, но бежал из города в 1240 году прежде, чем смог это осуществить. Впоследствии цитадель была перестроена и под властью мамлюков и османов приняла свой нынешний вид, вероятно, очень похожий на расширенную цитадель конца XII века.

Цитадель в Иерусалиме

Между 1934 и 1947 годами в цитадели проводились систематические раскопки британским археологом К. Н. Джонсом [Johns, ‘The Citadel’, pp. 121-90.]. Дополнительные раскопки проводились в 1968-9 и 1979-80 годах [The excavations of 1968-69 were carried out by Ruth Amiran and Eitan Ayalon and were published by them, ‘Excavations in the Courtyard of the Citadel, Jerusalem, 1968-69’, IEJ 20, 1970, pp. 9-17. Those of 1979-80 were directed and published by H. Geva, ‘Excavations in the Citadel’, pp. 55-71.]. В 1981 г. было проведено обследование оборонительных сооружений Мамлюкско-Османской цитадели и продолжены раскопки во дворе [‘Tower of David’, Jerusalem City Museum, Jerusalem 1983, pp. 13-41.]. Останки времен крестоносцев, найденные в основном Джонсом, включали части куртин и башен, а также юго-западный бастион, в котором находились конюшни.

Адриан Дж. Боас. Jerusalem in the time of the Crusades
Перевод с английского