Выборы магистра тамплиеров Жака де Моле

Выборы магистра тамплиеров Жака де Моле

Как и когда был избран последний магистр тамплиеров Жак де Моле — это вопрос, по которому авторитетные издания расходятся во мнениях, иногда на основании очевидных или вероятно неверных толкований Мари Луиза Булст-Тиле в 1974 году [M. Luise Bulst-Thiele, Sacrae domus militiae Templi Hierosolymitani magistri: Untersuchungen zur Geschichte des Templerordens 1118/9-1314 (Gottingen, 1974), p. 305.], как и Барбара Фрале в 2001-м [B.Frale, L’ultima battaglia dei Templari (Rome, 2001), pp. 18, 22.], датировали избрание Моле 1293 годом; в 1994 году Малькольм Барбер [M.Barber, The New Knighthood: A History of the Order of the Temple (Cambridge, 1994), pp. 288, 387 n. 22.] дает 1292 или 1293; в 1996 г. автор статьи привел документ, изданный Моле уже в качестве магистра в Никосии 20 апреля 1292 г., и указал на апрель 1292 года, как на дату выборов [Anthony Luttrell, «Gli Ospitalieri di San Giovanni di Gerusalemme dal continente alle isole», in Acri 1291: La fine della presenza degli ordini militari in Terra Santa e i nuovi orientamenti nel XIV secolo, ed. Francesco Tommasi (Perugia, 1996), p. 86 n. 56.]; 1292 год был впоследствии принят, например, Аленом Демурже [A. Demurger, «Jacques de Molay: Le Crepuscule des Templiers» (Paris, 2002), pp. 96, 98, Тем не менее, он утверждает, что текст был «тотальной небрежностью со стороны историков.] и Пьером-Винсентом Клавери [Pierre-Vincent Claverie «L ’ordre du Temple en Terre Sainte et a Chypre au XIII Siecle», 3 vols (Nicosia, 2005), vol. 1, pp. 151-7.]. Все могут ошибаться.

Магистр тамплиеров Гийом де Божё умер 18 мая 1291 года при падении Акры. Великий командор Тибо Годен отплыл из Акры в Сидон, возможно, с десятью тамплиерами и «святыми реликвиями» [«The Fall of Acre: Excidii Acconis Gestorum Collectio», ed. Robert B.C. Huygens (Turnhout, 2004), p. 91; Французский вариант (приведенный в Claverie, L’ordre du Temple, vol. 1, p. 95), дает десять, а не пять тамплиеров. Для Demurger, Molay, p. 92, sacrosanctis reliquiis включают архивы]. Там должны были быть и другие тамплиеры, вероятно, в достаточном количестве для обеспечения необходимых тринадцати выборщиков и в исключительных обстоятельствах, Годен был избран магистром [«Cronaca del Templare di Tiro» (1243–1314), ed. laura minervini (Naples, 2000), p. 226]. Последний раз Годен засвидетельствован в письме, которое он написал 8 сентября 1291 года [Alan Forey, «Letters of the Last Two Templar Masters», Nottingham Medieval Studies, 65 (2001), 161. Папское письмо от 23 января 1292 года магистру тамплиеров не дает его имени. Claverie «L’ordre du Temple», vol. 3, pp. 594-5.]. Некролог тамплиеров в Реймсе указывает смерть Годена 16 апреля [Demurger «Molay», pp. 98-9]. Если он точен, то Годен умер 16 апреля 1292 года, а Моле был бы избран между 16 и 20 апреля того же года. Выборы магистра Храма в 1250 и 1273 годах заняли более трех месяцев и более семи недель соответственно [Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 146-7, 149-50.], но выборы продолжительностью в два или три дня не были такими уж невозможными. По крайней мере, два магистра Госпиталя, выборы которых проходили по процедуре, очень похожей на процедуру избрания магистров-тамплиеров, были выбраны быстро; Деодат де Гозон был избран между 7 и 13 мая 1346 года, а Пьер де Корнейан был избран на следующий день после смерти своего предшественника 7 декабря 1353 года; Гозон действовал как прецептор или командор однодневных выборов, на которых был сам и избран [Anthony Luttrell «The Town of Rhodes: 1306-1356» (Rhodes, 2003), pp. 12-13, 191] Возможно, что Годен созвал общий капитул, на Пасху, которая выпала на 6 апреля 1292 года; возможно, что он во время него он и умер 16 апреля; и Моле был избран капитулом обычным образом. Однако запись в Реймсе, возможно, было неверной, поскольку она означала, что в течение не более трех дней после своего избрания Моле уже имел свою собственную печать магистра и использовал ее для отправки подробных административных инструкций тамплиерам в Арагон [Demurger «Molay», pp. 98-9, 108-9, предполагает возможность того, что известие о смерти Годена дошло до Реймса 16 апреля].

Два соответствующих текста — это свидетельства, данные в 1311 году французскими тамплиерами во время процесса в Париже. Их показания были даны примерно через 20 лет после события, и они давали показания под пытками или под угрозой пыток в чрезвычайно сложных обстоятельствах. Тем не менее речь идет о важных вопросах, в решении которых, безусловно, принимал участие один из них, а другой, по всей вероятности, присутствовал, и поэтому они могли быть хорошо информированы. Их замечания, похоже, не вытекают непосредственно из каких-либо обвинений в их адрес; кроме того, у них не было очевидных мотивов для каких-либо выдумок, кроме враждебности к Моле. Если их свидетельства были в некотором роде неудовлетворительными, возможно, их воспоминания о событиях двадцатилетней давности были неточными; или они не смогли четко изложить информацию; или судебные писцы, либо не понимали технических тонкостей процедур в ордене тамплиеров, либо они несколько неточно перевели на латынь язык свидетелей, в обоих случаях это был langue d’Oc, который франкоязычные писцы вполне могли неправильно понять. Сержант тамплиеров Жан Сено провел пять лет в Сидоне до 1291 года [PT, vol. 2, pp. 136-41. Сено также был допрошен в Клермоне в июне 1309 г .: Roger Seve and Anne-Marie Chagny-Seve «Le Proces des Templiers d’Auvergne: 1310-1311» ((Paris, 1986), стр. 12-3, 118-21, отмечает множество противоречий между двумя его показаниями.], он стал командором Ла Фуйюза в Оверни к югу от Монферрана. В 1311 году он заявил, согласно латинской версии своих показаний, следующее:

dixit se audivisse in civitate Nicosiensi, ab ore magni Magistri qui nunc est, quod ipse extirparet aliqua que erant in ordine sibi displicencia, ex quibus dubitabat quodfinaliter male accideret ordini, et hoc fuit illo anno quo civitas Aconensis fuit perdita, et predicta dixit dictus Magister in capitulo generali, in quo erant circiter quadringinti fratres, inter quos erant dictus frater Durandus Lastic, Hugo de Salhens de Alvernia, et Berbo de Lur Bergundus, deffuncti [PT, vol. 2, p. 139.]

Жан Сено заявил, что он присутствовал в Никосии на общем капитуле, на котором было около 400 братьев в год падения Акры, то есть в 1291 году, и что Моле там говорил о своем намерении уладить некоторые дела, которые могут нанести вред Храму. Сено мог иметь ввиду год после падения Акры, то есть между маем 1291 и маем 1292-го. В такой капитул, возможно, входили присутствующие на Востоке тамплиеры, и это не был полный общий капитул с участием западных делегатов. Парижская рукопись судебных заседаний явно указывает на количество в quadringinti [четыреста братьев] [Paris, Bibliotheque Nationale de France, ms lat. 11796, fol. 191v], и почти все ученые согласились с этим прочтением; однако могла быть и ошибка и там могло быть quadrageni [сорок]. В начале 1291 года военные кадры тамплиеров на Востоке были уничтожены. Подкрепление могло поспешить на Кипр с Запада, но мобилизация и морские перевозки были медленными, а содержание братьев в неблагоприятных условиях Кипра было делом дорогостоящим. Нет никаких других указаний на то, что около 400 тамплиеров прибыли на Кипр в 1291 году или в начале 1292 года; все это кажется маловероятным. Действительно, статуты госпитальеров, которые в октябре 1292 г. держали общий капитул на Кипре, предусматривали постоянное присутствие лишь 50 военных братьев, 40 рыцарей и 10 сержантов [Luttrell «Gli Ospitalieri», p. 80 n. 25.]. Тамплиерский капитул в Париже решил, по-видимому, в 1291 году отправить на Кипр 300 братьев [PUT, vol. 2, pp. 334–5]. В Лимассоле их было более 120 около 1304 г. [PT, vol.1, p. 562] и 118 на Кипре в 1308 г.[Chroniques d’Amadi et de Strambaldi, ed. Rene de Mas-Latrie (Paris, 1891), p.286.].

Едва ли Моле объявил бы о твердом намерении реформировать дела Храма до своего избрания [Frale «L’ultima battaglia», p. 19]. Два английских тамплиера в 1310 году сообщили о observantie , прошедшем на magno Capitulo Cypri или на Magno Conventu Cypri, и они упомянули, что когда Моле и генеральный визитатор Хуго де Пейро посетили Англию в 1293/4 году, они проводили собрания по своим статутам tenuerunt capitula super observancijs suis [Oxford, Bodleian Library, ms 454, fols 64v–65v, published in Concilia Magnae Britannicae et Hiberniae, ed. David Wilkins, vol. 2 (London, 1737), pp. 350–51]. Это были недавние реформированные статуты, обнародованные на великом капитуле, состоявшемся на Кипре не позднее мая 1293 года, созданные Моле во время пребывания на Западе [Ibid., pp. 118, 313 n. 21] предположительно в 1291/2 году. Возможно, Годен умер между 8 сентября 1291 года и концом того же года и на монастырском капитуле состоящем из примерно 40 тамплиеров, и который технически не являлся общим капитулом, был избран Моле, заявивший затем о своих реформаторских намерениях. Все это могло соответствовать показаниям Сено, учитывая, что определение тамплиерами простого капитула или общего капитула часто было двусмысленным [Jonathan Riley-Smith «The Structures of the Orders of the Temple and the Hospital in c.1291’, in The Medieval Crusade, ed. Susan Ridyard» (Woodbridge, 2004), 136-41; Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, p. 137.].

Хуго де Фор из Лиможской епархии был принят в тамплиеры, как miles [рыцарь] примерно в 1286 году и провел на Востоке 14 лет. Он, вероятно, служил на Кипре. В 1311 году он сообщил подозрительно причудливую историю о некрофилии и женской голове, которую он слышал от Жана де Таниса или Таннеса, bailli Лимассола [PT, vol. 2, pp. 220-24; cf. Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 349-51.]. Он вполне мог присутствовать на выборах Моле, о чем он свидетельствовал, как записано в латинском протоколе, который был зачитана ему для подтверждения. С этого момента все его показания завершались пометкой, что он понимал латынь: et intelligebat Latinum [PT, vol. 2, p. 225.]:

et dixit quod dictus Magister, cum esset discordia ultra mare in conventu eorum de creacione Magistri, et provinciales Lemovicinii et Alvergnie, qui faciebant majorem partem conventus, vellent habere in Magistrum fratrem Hugonem de Penrando, et minor pars dictum Magistrum, prefatus Magister juravit, coram Magistro Hospitalis qui tunc erat, et coram domino Odone de Grandi Sono milite, et pluribus aliis, quod ipse consentiret in dictum fratrem Hugonem, et quod ipse nolebat esse Magister. Et cum hoc major pars consensisset quod ipse fieret magnus preceptor, qui fieri consuevit post obitum Magistri dictus Magister, cum tractaretur postea quod dictus frater Hugo fieret magnus Magister, mandavit eis quod, ex quo facerent capam, id est ipsum magnum preceptorem, facerent capucium, id est est magnum Magistrum, quia vellent aut nollent ipse esset Magister, et sic per impressionem factus fuit [Ibid., vol. 2, pp. 224-5.]

Хуго де Фор утверждал, что на выборах Моле произошли разногласия; что братья из Лимузена и Оверни, которые, как он утверждал, составляли большую часть монастыря, хотели Хуго де Пейро или Пайро, главного в иерархии тамплиера на Западе; что Моле поклялся перед магистром Госпиталя, Оттоном де Грансоном и «некоторыми другими», что он примет Пейро и сам не желает быть магистром; что большинство признало Моле, как magnus preceptor, который обычно назначался после смерти магистра; но когда дело дошло до избрания Пейро, Моле заявил, что, поскольку он был magnus preceptor и нравится братьям это или нет, он сам будет магистром; и так под давлением это было сделано. Великий командор был старшим офицером «монастыря», и вполне возможно, что Моле получил эту должность после того, как избрание Годена оставило ее вакантной в мае или июне 1291 года. Однако почти ничего не известно о местонахождении или звании Моле до его избрания [Моле был в Акре около 1285 года: PT, vol. 1, p. 418. Demurger «Molay», pp. 82, 280, в Париже вместе с Гуго Пейро «затем магистром Франции» в 1285, «The Trial of the Templars in Cyprus»: A Complete English Edition, ed. and trans. Anne Gilmour-Bryson (Leiden, 1998), p.140. Моле был в Париже в 1295 году, а Пейро стал магистром во Франции в 1292 году.], и если бы он был в Акре во время ее утраты, этот факт, вероятно, получил бы некоторые документальные упоминания. Само свидетельство Фора явно означает не то, что Моле был великим командором Храма, а то, что он был magnus preceptor, которого избрали управлять орденом ad interim после смерти его магистра. Устав устанавливал, что после смерти магистра капитул должен был выбрать великого командора для управления Храмом до тех пор, пока не появится новый магистр; позже конвент должен был назначить главу выборов для наблюдения за сложными избирательными процедурами.

Лишь несколько братьев из Лимузена, входившего в состав обширной провинции тамплиеров Овернь, служили на Кипре [Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 153, 189-90; Jean-Marie Allard «Templar Mobility in the Diocese of Limoges according to the Order’s Trial Records», in International Mobility in the Military Orders (Twelfth to Fifteenth Centuries): Travelling on Christ’s Business, ed. Jochen Burgtorf and Helen Nicholson (Cardiff, 2006), pp. 130-41.]. Однако представителей провинции в целом было довольно много, и если, что кажется вероятным, Моле был избран примерно только 40 братьями, группа Лимузен-Овернь могла иметь некоторый перевес, если не абсолютное большинство [Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 153, 187-93, 203]. Это могло поддержать Хуго де Пейро, который был родом из их провинции, в противовес господству бургундцев. Барбер настроен скептически, полагая, что Фор имел сильную тенденцию к повторению сплетен и приукрашиванию истории [Barber «New Knighthood», p. 187; Claverie «The Order of the Temple», vol. 1, стр. 155, отмечает, что свидетельство Фора было необычным по типу и единственным в своем роде.], но его показания не обязательно должны быть отклонены и, возможно, отражают реальную ситуацию; Фрале и Клавери в основном согласны с этим [Frale «L’ultima battaglia», pp. 17-23; Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 150-7.], в то время как Демурже считает это неясным, проблематичным и частично невероятным.

Тамплиеры провинции Овернь, находившейся к югу от Луары, вероятно, говорили на langue d’Oc, а не на французском. Хуго де Пейро, по-видимому, происходил из Пейро в Дофине и, следовательно, родился не французским подданным [Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 154-5; cf. Jean-Bernard de Vaivre «La commanderie d’Epailly et sa chapelle templiere durant laperiode medievale» (Paris, 2005), pp. 22-6.], но в 1291 году он был командором в Буре в Бургундии в пределах французской провинции тамплиеров. Он был компетентным администратором и только однажды, примерно в 1279 году, побывал на Востоке [PT, vol. 2, p. 14; Frale «L’ultima battaglia», p. 18]. Его дядя Гумберт де Пейро был высокопоставленным тамплиером на Западе; Хуго де Пейро приехал во Францию после избрания Моле, чтобы возглавить профранцузскую партию в ордене [Barber «New Knighthood:, p. 186, очевидно ошибочно, сообщает, что Пейро был визитатором и старшим тамплиером на западе, когда был избран Моле.]. Если бы у французского короля было время вмешаться в выборы, что кажется маловероятным, Пейро мог бы быть его кандидатом, в то время как Моле, вероятно, был противником королевских интересов. Моле происходил из Франш-Конте и не был подданным французской короны. Его избрание произошло во время боевых действий между королем и дворянством Франш-Конте [Demurger «Molay», p.107.]. После его избрания бургундократия Моле отдавала предпочтение бургундским и каталонским, а не французским братьям, и в 1292 году только один из шести его старших офицеров был из Северной Франции [Ibid., pp. 181-3; Claverie «L’ordre du Temple», vol. 1, pp. 153, 186-7.]. Сообщения о разногласиях 1291 года, возможно, касались как политики, так и личностей, поскольку Моле отверг пропаганду Гийомом де Боже соглашения р перемирии с мамлюками [Ibid., vol. 1, pp. 86-100.]. Ранняя карьера Моле, по видимому, была почти полностью левантийской, в течение которой он, как известно, никогда не занимал этот пост, возможно, именно потому, что он был против политики Боже. Роль магистра госпитальеров Жана де Вилье неизвестна; он был приором Франции на момент своего избрания в 1285 году и, возможно, был подданным французской короны. Вилье служил в Сирии и избежал осады Акры; он, вероятно, знал Моле в Сирии и, возможно, разделял его политические взгляды [Anthony Luttrell «The hospitallers’ early statutes», Revue Mabillon, 75 (2003), 18–19.]. Позиция Генриха, короля Кипра, неизвестна.

Как было оказано решающее давление, не объяснили. Положения Храма о выборах магистров включали в себя полный капитул провинциальных чиновников на Востоке и коллегию выборщиков из 13 человек, контролируемую специально назначенным главой выборов; предпочтение должно было отдаваться выбору кого уже присутствующему на Востоке [RT, art. 216; Jonathan Riley-Smith «The Knights of St. John in Jerusalem and Cyprus c.1050–1310@ (London, 1967), pp. 206–9, 298–302.]. На практике ждать прибытия представителей из Западной Европы было слишком долго и слишком дорого, а тот, кто был избран на Западе, мог прибыть спустя много месяцев и не иметь восточного опыта. Магистра выбрали 13 выборщиков, а не большинство капитула. Возможно, Моле, дав ложную клятву и обеспечил себе должность великого командора, смог манипулировать мнением избирателей, чтобы обеспечить большинство из этих тринадцати, дабы добиться своего избрания, возможно, запугивая или используя подкуп.

Роль Оттона де Грансона, другого бургундца из Франш-Конте, вполне могла быть важной; он был преданным представителем английского короля и командовал полком англичан в Акре в 1291 году. Согласно различным версиям спорного отрывка из армянской хроники Хетума, Грансон сопровождал тамплиеров и госпитальеров в Киликийскую Армению; это путешествие обычно датируется 1292 годом [Hetoum «La Flor des Estoires de la Terre d’Orient ou Flos Historiarum Terre Orientis», in RHC, Doc arm, vol. 2, pp. 327, 330. Hetoum «La Flor», p. 327]. Демурже заключает, что все трое отправились в Армению в 1298 или 1299 году, а не в 1291/3 [Demurger «Molay», pp.114-18; cf. Luttrell, «Gli Ospitalieri», pp. 18, 86], но это кажется невозможным, поскольку в 1298 и 1299 годах магистр госпитальеров находился на Западе [Riley-Smith «Knights», pp. 206-8. «Chroniques d’Amadi», p. 234] и Грансон тоже. Упоминание в тексте Тирского тамплиера показывает, что в начале 1294 года Грансон возвращался из поездки к армянскому королю, которую он совершил один [Minervini «Templare di Tiro», p. 262.], но это было во время венецианско-генуэзской вооруженного столкновения 28 мая 1294 г. [Georgius and Johannes Stella «Annales Genuenses» (Bologna, 1975), p. 35]. К середине 1293 года Моле был на Западе [Bulst-Thiele «Sacrae domus», pp. 305, 356–7; Forey, «Letters», 155–6.]. К декабрю 1294 года Грансон был там же. Его визит в Армению в начале 1294 года не обязательно исключает возможность того, что Грансон и два магистра ранее присутствовали там на коронации в 1292 или начале 1293 года, поскольку Хетум несколько раз отрекался от престола; напротив, сама хроника запутанна [Stewart «Armenian Kingdom», pp. 94–8.]. Ничто не указывает на то, что Грансон не мог быть на Кипре в 1291 и в 1292 годах; поэтому он мог оказать влияние на избрание Моле [Frale «L’ultima battaglia», p. 22]. Моле, возможно, был в долгу у Грансона, так как в какой-то момент он и монастырь предоставили Грансону ежегодную пенсию в размере 2 000 livres tournois [турских ливров] за огромные услуги, которые он им оказал. Моле, который сблизился с папой Бонифацием VIII, мог выделить грант, чтобы помочь папе, задолжавшему Грансону [De Vaivre «La commanderie d’Epailly», p. 39 n. 183.]; в сентябре 1295 г. Бонифаций дал Грансону 4000 серебряных марок, явно заявленных как покрытие его расходов и убытков при Акре в 1291 г.; в 1302 г. Бонифаций наградил его 3000 серебряными марками под тем же предлогом [«Les registres de Boniface VIII: 1294–1303», ed. Georges Digard et al., 4 vols (Paris, 1894–1939), nos 826, 830, 4490]. Грант Моле был предоставлен в Париже с согласия его монастыря и с использованием свинцовой печати ордена в 1295, 1296 или 1297 и впоследствии был подтвержден Климентом V в 1308 году и снова в 1312 году [Rеg. Clem. V., nos 2938, 4404.]. Текст Моле был включен в подтверждение Климента с именем Моле, но зарегистрированная версия указала дату как 1287 год, и Демурже утверждает, что грант датируется этим же годом, то есть до того, как Моле стал магистром. Это предполагает, что писец перепутал имя магистра, а не дату, но обратное было бы более вероятным и более объяснимым, тем более что Боже, как известно, не был за пределами Сирии в 1287 году и был в Акре в 1286/7 году [Bulst-Thiele «Sacrae domus», p. 281 n. 93.]. Грансон не был в Сирии между 1272 и концом 1290 или началом 1291 года.

По крайней мере семь из двадцати четырех магистров тамплиеров были назначены благодаря прямому влиянию светских правителей [Barber «New Knighthood», p. 186.]. Магистр Госпиталя сообщил, что профранцузский Гийом де Божё был выбран в 1273 году из почтения к королю Франции и к Роберту Артуа, графу Фландрии [CH, vol. 3, no. 3507.]. Боже умер 18 мая 1291 года, и Тибо Годен, избранный вскоре после этого, умер на Кипре в период с 8 сентября 1291 года по 20 апреля 1292 года, возможно, 16 апреля 1292 года, но в равной степени возможно и до конца 1291 года. Возможно, Моле был избран местным капитулом в сентябре 1291 г. или после этой даты и впоследствии провел общий капитул, на котором были провозглашены реформы. Никакое решение проблемы даты не соответствует всем свидетельствам, гипотезы неизбежны. Местонахождение Моле до и после падения Акры неизвестно. Очевидно, он был избран в атмосфере разногласий и давления, возможно, в местном отделении, состоящем из примерно сорока братьев. Вероятно, в 1291 году не было никакого формального общего капитула, за которым последовали выборы в 1292 году, а скорее всего был единственный капитул, состоявшийся, возможно, в конце 1291 года, на которой был избран Моле и на котором он объявил о некотором намерении реформировать орден. Кипрское отделение действительно приняло новые статуты. Эти события могли отражать как столкновение личностей, так и разногласия по поводу общей политики. Кроме того, как представляется, имели место столкновения между французскими и нефранцузскими подданными, но точно неизвестно, когда и как был выбран Моле. Хуго де Фор в 1311 году явно почувствовал себя оскорбленным воспоминаниями об антифранцузском перевороте Моле; Филипп Красивый, который уже был королем на момент избрания Моле, вероятно, разделял эти чувства.

ЛАТТРЕЛЛ Энтони
Глава из сборника Debate on the Trial of the Templars [1307-1314]

Перевод с английского