Тамплиеры Кипра и их отношения с другими ветвями латинской церкви [1200-1307 гг.]

Тамплиеры и латинская церковь

Тамплиеры прибыли на Кипр раньше любой другой ветви римско-католической церкви, купив остров у короля Англии Ричарда I после того, как он завоевал его летом 1191 года. Они вернули его ему после восстания, устроенного греками Никосии спустя несколько месяцев их правления. Им удалось установить хорошие отношения с Ги де Лузиньяном, основателем династии и первым латинским правителем Кипра, а так же с его преемниками, королями Амори и Гуго I. Однако все ухудшились в 1277 году после того, как орден встал на сторону Карла Анжуйского, короля Сицилии и его преемника Карла II в их претензиях на трон Иерусалима, что шло вразрез с амбициями короля Кипра Гуго III. Еще более ситуация ухудшилась при его преемнике, короле Генрихе II, предпринявшим решительные шаги к ограничению свободы их действий на острове. В этой статье рассматриваются отношения тамплиеров с другими ветвями латинской церкви Кипра, основанной в 1196 году во время понтификата папы Целестина III. Эти отношения можно подразделить следующим образом. Во-первых, тамплиеры выступали в качестве арбитров в спорах между кипрской короной и знатью с одной стороны и с другой. Во-вторых, тамплиеры имели отношения со светским духовенством. В-третьих, у них были отношения с регулярным латинским духовенством [регулярные канонники] и другими военно-духовными орденами.

Утрата архивов ордена тамплиеров существенно сужает круг источников, необходимых для изучения этих отношений. Это относится не только к Кипру, но и к Западной Европе [Pierre-Vincent Claverie, L’Ordre du Temple en Terre Sainte et à Chypre au XIIIs siècle, vol. 2 (Nicosia: Cyprus Research Centre, 2005), 150.]. Источниками к данной статье в основном являются опубликованная корреспонденция из папских регистров, относящихся к Кипру, а также картулярием Никосии. Протоколы по делу тамплиеров Кипра использовалось только в тех случаях, когда они проливали свет на отношения между орденом и его церковным окружением за период до их ареста в 1307 году. Вторичные данные использовались для сравнения с другими частями Европы и латинским Востоком. Цель исследования этих отношений тройственна. Во-первых, оно покажет природу этих отношений и то, как они развивались с течением времени. Во-вторых, оно призвано объяснить, почему тамплиеры Кипра, по-видимому, имели больше отношений со светским, чем с регулярным духовенством, несмотря на принадлежность к последней группе. В-третьих, путем сравнения с латинской Сирией и римско-католической Европой, поместить эти отношения и их эволюцию в более широкий европейский и средиземноморский контекст.

ТАМПЛИЕРЫ КАК АРБИТРЫ В СОГЛАШЕНИЯХ МЕЖДУ КОРОНОЙ, ЗНАТЬЮ И СВЕТСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ

Наиболее важным соглашением с участием тамплиеров, представителей церкви и светской власти было соглашение от 14 сентября 1222 года, подтвержденное папой Гонорием III 21 января 1223 года. Это была пересмотренная версия первоначального соглашения от октября 1220 года, регулирующего вопросы собственности между короной, знатью и латинской церковью, а также вопросы, касающиеся Греческой церкви Кипра. Греческая Церковь не была стороной ни одного из соглашений. Магистры тамплиеров и госпитальеров, не участвовавшие в первоначальном соглашении, были приглашены на его пересмотр вместе с архиепископами и епископами Пафоса, Лимассола и Фамагусты. Как в пересмотренном соглашении, так и в папском его подтверждении говорится, что оно было достигнуто при посредничестве Пелагия, кардинала-епископа Альбано, папского легата в восточном Средиземноморье, а также магистров орденов тамплиеров и госпитальеров. В то время магистром тамплиеров был Пьер де Монтегю, а госпитальеров Гарен де Монтегю. Оба были братьями действующего архиепископа Никосии Осторжа де Монтегю [Eustorge] и Фулька де Монтегю, епископа Лимассола с 1211 по 1218 год. Это хорошо иллюстрирует степень семейных связей тамплиеров с церковными властями Кипра и орденом госпитальеров. И действительно, именно по этой причине архиепископ Осторж, вероятно, приветствовал посредничество своих братьев-тамплиеров и госпитальеров в работе над пересмотром соглашения. Помимо семейных соображений, включение в работу магистров обоих орденов указывает на важность их положения, которое они приобрели на Кипре, став крупными землевладельцами [The Cartulary of the Cathedral of the Holy Wisdom of Nicosia, ed. Nicholas Coureas and Christopher Schabel (Nicosia: Cyprus Research Centre, 1997), nos. 82-84, 95; Pierre-Vincent Claverie, “Stephen of Mezel, Bishop of Famagusta and his Age,” in The Harbour of all this Sea and Realm: Crusader to Venetian Famagusta, ed. Michael J. K. Walsh, Tamas Kiss, and Nicholas S.H. Coureas (Budapest: Central European University, 2014), 41-42; Pierre-Vincent Claverie, Emmanuel Grélois, and Jean-Pierre Grélois., “Apud Ciprum Nicossiam: Notes sur les relations Cypro-Auvergnates au XIIIe siècle,” in Epeterida Kentrou Epistemonikon Ereunon XXXI (2005): 41-43.].

Пункты, добавленные к пересмотренному соглашению от 14 сентября 1222 года и отсутствующие в первоначальном соглашении от октября 1220 года, касались греческой церкви и греческих крепостных. Греческие епископы, рукополагающие крепостных без разрешения латинской епархии и местного сеньора, должны были быть отстранены от должностей, а крепостные должны были вернуться к своему первоначальному положению. Количество монахов в греческих монастырях должно было быть сокращено до оговоренного предела . Новых монахов дозволялось принимать только после уменьшения численности ниже этого предела, и то только из имения сеньора, на котором находился монастырь и только с его явного разрешения. Что касается числа греческих епархий на Кипре, то с согласия посредников и в соответствии с пожеланиями обеих сторон, а именно: короны, знати и Латинской церкви, их должно было быть установлено четыре. Все это убедительно указывает на то, что в церковных вопросах [взаимоотношения с греческой епархией] тамплиеров пригласили главным образом именно как посредников. Четыре письма, которые папа Гонорий III написал сторонам в период с 30 декабря 1221 года по 8 марта 1222 года, в период времени между первоначальным и окончательным соглашениями, касающимися неподчинения греческого духовенства и распоряжения имуществом, принадлежащим греческой церкви, подтверждают это предположение [The Cartulary, ed. Coureas and Schabel, nos. 82-84, 95; Bullarium Cyprium: Papal Letters concerning Cyprus 1196-1314, vol. 2, ed. Christopher Schabel (Nicosia: Cyprus Research Centre, 2010), nos. c-35, c—37, c-40, c-46.].

Уплата десятины, являющаяся предметом соглашений 1220 и 1222 годов, продолжала порождать распри между короной и знатью с одной стороны, и латинской светской церковью, с другой. Поэтому 4 октября 1232 года магистры тамплиеров и госпитальеров, архиепископы Кесарии и Назарета совместно с епископом Лидды собрались в Акре в винограднике госпитальеров под названием Mahomerie, чтобы объявить о своем арбитражном решении по этому острому вопросу. Несмотря на свое местоположение, соглашение, заключенное в Акре, в латинской Сирии, касалось и кипрских дел, и включение магистров как тамплиеров, так и госпитальеров в арбитражный комитет не было случайным. Поскольку главы суверенных орденов римско-католической церкви были подотчетны исключительно папе, их участие в арбитражном комитете усиливало вескость принятых решений. В этом случае они решили, что корона и дворяне, за исключением тех, кто был изгнан или лишен наследства в результате гражданской войны между Ибелином и имперскими фракциями 1228-1232 годов, должны выплатить архиепископу и его суффрагатам-епископам 2000 серебряных марок в триместровым платежом в размере 100 марок в течение следующих пяти лет. При этом король заплатит дополнительно 1000 серебряных марок за свой счет за задолженность между июнем 1231 г. и октябрем 1232 г., причем рассматриваемая сумма должна быть распределена между всеми церквями. Кроме того, король Генрих I пожаловал казаль [деревня, ферма] или престерию Мендиас архиепископу Осторжу, в то время как церковь Фамагусты освобождалась от ежегодного платежа в размере 70 белых безантов, взятых из доходов казаля Куклия, некоему Джону Рейнсу из-за смерти последнего. Единственное обязательство, выплата 350 белых безантов жене покойного в виде приданого, было выполнено, поскольку эта сумма теперь находилась в ее распоряжении. Наконец, и корона, и латинская знать были освобождены от уплаты задолженности по десятине и других платежей, ранее требуемых архиепископом и его суффраганами. В XIII веке вопросы, вынесенные на рассмотрение церковных судов, часто заканчивались арбитражем. То же самое произошло в латинской Сирии. В 1257 году встречный иск, поданный Тевтонским орденом против епископа Флоренса из Акры, который требовал десятину с орденского казаля и с его мельниц в самой Акре, был направлен с целью заставить епископа пойти на арбитраж, что стоило дешевле, чем обращение к римской курии. Таким образом, арбитраж по Кипру вписывается в более широкую схему [The Cartulary, ed. Coureas and Schabel, no. 87; Colin Morris, The Papal Monarchy: The Western Church from 1050 to 1250 (Oxford: Oxford University Press, 1991), 573-574; Bernard Hamilton, The Latin Church in the Crusader States: The Secular Church (London: Variorum Publications Ltd, 1980), 302.].

ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ СОУЧАСТИЕ ТАМПЛИЕРОВ В ОБМАНЕ СВЕТСКОЙ ЦЕРКВИ

Учитывая, что магистр тамплиеров и его коллеги госпитальеры дважды, в 1222 и 1232 годах, были назначены арбитрами для разрешения споров о десятине, необходимо заметить, что несколько лет спустя оба ордена были обвинены в сговоре с короной и дворянами Кипра с целью обмана церковных властей. В письме от 17 ноября 1237 года, адресованном кипрскому королю Генриху I и королеве Алисе, папа Григорий IX жаловался на уловки, к которым прибегали королевские власти и дворянство Кипра, чтобы задержать полную выплату десятины. За это латинский архиепископ и его суффраганы отлучили дворян и королевских байли. В ответ власти убрали церковных baillis и заменили их греками и сирийцами, которые не боялись подобных приговоров, не будучи членами латинской церкви. Вторая уловка, в которой участвовали как тамплиеры, так и госпитальеры, а также другие религиозные ордена, освобожденные от уплаты десятины, была осуществлена, когда корона и дворяне передали им свои владения под опеку, якобы в качестве обеспечения, чтобы десятина, причитающиеся церквям, не выплачивались. Лишив таким образом церковь причитавшейся ей десятины, корона и знать получили большие доходы в ущерб архиепископу и его суффраганам. В письме папы ясно говорилось, что тамплиеры вместе с госпитальерами и другими религиозными орденами, обосновавшимися на Кипре, вступили в сговор с короной и дворянами за счет светской церкви. Папа приказал королю и королеве прекратить такую практику и выплатить причитающиеся церкви суммы. В подтверждение своих указаний он написал аналогичное письмо аббату и приору премонстратского монастыря Беллапаис близ Керинии, приказав им побудить короля и королеву выполнить его приказы [Bullarium Cyprium: Papal Letters concerning Cyprus 1196-1314, vol. 1, ed. Christopher Schabel (Nicosia: Cyprus Research Centre, 2010), 320-322, d-27.].

Если тамплиеры вместе с госпитальерами действительно были в сговоре с короной и дворянами с целью аферы с десятиной, то причины этого заслуживают изучения. Как суверенный религиозный орден, тамплиеры с первой половины XII века были освобождены от уплаты десятины епархиальным епископам. Госпитальеры и другие религиозные ордена пользовались аналогичными привилегиями. Тем не менее, если такие ордена приобретали поместья у других сторон, епархия могла претендовать на десятину. Таким образом, в 1181 году госпитальеры согласились платить архиепископу Петры в Латинской Сирии 40 безантов в год вместо десятины, подлежащей уплате со своей собственности в его епархии. Они также согласились платить половину десятины с будущей собственности, которую они могли там приобрести. На Кипре не было зарегистрированных случаев, когда бы тамплиеры или другие военные ордена приобретали собственность у светской церкви или мирян, а затем отказывались платить десятину с таких земель. Но такие случаи были в соседней Сирии. Это началось с середины XII века, после того, когда ордена начали скупать обширные феодальные владения. В 1225 году епископ Тортосы пожаловался папе на то, что тамплиеры не соблюдают соглашение, достигнутое с епископством в 1152 году об уплате десятины, когда действующий епископ пожаловал тамплиерам половину десятины епархии, включая, по-видимому, десятину города Тортоса и предоставив ордену единоличное пользование десятиной Шастель-Блан, единственно сохранив для епископства десятину с Мараклеи [Мараклея был небольшим прибрежным городом крестоносцев и замком в Леванте, между Тортосой и Баниясом – прим. пер.].

Впрочем, не исключено, что подобные незарегистрированные случаи имели место и на Кипре. Корона и многие дворяне были в больших долгах после гражданской войны между сторонниками Ибелина и приверженцами германского императора Фридриха II, которая закончилась в 1233 году. Все это мотивировало их на участие в этих уловках. Но зачем тамплиерам и другим религиозным орденам на Кипре было брать под опеку поместья, принадлежащие короне и дворянам, с явной целью обмануть светскую церковь? Одним из возможных объяснений может служить смерть в 1231 году великого магистра тамплиеров Пьера Монтегю, брата архиепископа Осторжа [Eustorgue]. Новый великий магистр ордена, Арман де Перигор, не был связан семейными или местными связями с архиепископом и поэтому был готов взять под опеку королевские и дворянские поместья [Hamilton, Latin Church, 148-149, 285; Peter Edbury, The Kingdom of Cyprus and the Crusades 1191-1314 (Cambridge: Cambridge University Press, 1991, 1994), 65-67; Malcolm Barber, The New Knighthood: A History of the Order of the Temple (Cambridge: Cambridge University Press, 1994), 136.].

ТАМПЛИЕРЫ И СВЕТСКОЕ ДУХОВЕНСТВО КИПРА

Не все отношения между тамплиерами и другими ветвями латинской церкви на Кипре касались короны и дворянства. Иногда возникали вопросы, касающиеся их самих. И это вновь были вопросы десятины, а также городской собственности. В иных случаях папа использовал светское духовенство для выполнения просьб тамплиеров относительно присвоения церковных бенефициев [Бенефи́ций (от лат. beneficium «благодеяние»): в Средние века условное срочное пожалование (преимущественно в виде земельного участка) за выполнение военной или административной службы;] и назначения на должности, требующие одобрения папы.

Середина XIII века свидетельствует о разрешении споров из-за десятины. Согласно акту от 30 сентября 1264 года Тома Берар, великий магистр тамплиеров, продал дом за 2000 белых безантов архиепископу и кафедральному капитулу Никосии, интересы которых в этой сделке представлял нотариус Бонакурс. Эта продажа была осуществлена в соответствии с другим соглашением о передаче домов, расположенных на дороге общего пользования рядом с резиденцией латинского епископа Лимассола. Второе соглашение, однако, возродило спор между тамплиерами и латинской церковью Никосии, прежде урегулированный архидиаконом Акры. Эта передача была осуществлена тамплиерами и премонстратским аббатом Беллапаиса, действующим от имени архиепископа Хуго Фаджиано из Никосии, который сам был премонстратом. Спор возник из-за завещания Николая, каноника церкви Никосии, в котором он оставил эти дома тамплиерам. Было постановлено, что если бы эта продажа не состоялась, то архиепископ был бы обязан уплатить двойную цену вместе с процентами и возмещением убытков. Все это дело показывает, как владение городской собственностью в столице Никосии тамплиерами и светской латинской церковью могло порождать споры, в данном случае по поводу условий завещания. Этот инцидент напоминает спор между епископом Хеврона в Сирии и тевтонскими рыцарями, возникший после 1252 года. Епископ требовал дома в пригороде Монмусар в Акре, перешедшие во владение рыцарей, и 3000 безантов в качестве невыплаченной арендной платы. Магистр тевтонских рыцарей сослался на независимость ордена от любой власти, кроме власти понтифика, пригрозил обратиться в папскую курию. В конечном итоге был достигнут компромисс и орден согласился платить епископу годовую арендную плату за дома в размере семи безантов [Cartulary, ed. Coureas and Schabel, no. 51; Hamilton, Latin Church, 298-299.].

Как указывалось выше, военные ордена пользовались общим иммунитетом от уплаты церковной десятины, но это не всегда относилось к их городской собственности. Таким образом, 8 июля 1261 года великий магистр тамплиеров Тома Берар и архиепископ Хуго де Фаджиано достигли соглашения, согласно которому тамплиеры будут ежегодно выплачивать архиепископу и церкви Никосии 190 белых безантов путем погашения задолженности по уплате десятины со своего имущества и доходов в городе и епархии Никосия. Кроме того, они согласились выплачивать ему одну серебряную марку ежегодно 1 октября вместо обычной одной четвертой, выплачиваемой за погребения, наследства и завещания, получая эти взносы от тех, кто выбрал погребение в храмах тамплиеров и оформил на них завещание. Архиепископ в свою очередь обязался разрешать всем, кто изъявлял желание быть погребенными тамплиерами и направлять их прямо в никосийскую церковь тамплиеров, а не в Никосийский собор, если только это специально не будет оговорено перед смертью. Слуги в доме тамплиеров Никосии и в других землях или местах в городских пределах или епархии Никосии будут находиться под юрисдикцией архиепископа, но отцам, чьи сыновья-подростки умерли, не достигнув зрелости, разрешалось хоронить их в церкви тамплиеров Никосии [Cartulary, ed. Coureas and Schabel, no. 89.].

Это соглашение, по которому архиепископ Гуго предоставлял тамплиерам духовные и финансовые уступки, более щедрые, чем те, которые предоставлялись в аналогичных соглашениях, заключенных между тамплиерами и светским духовенством в Западной Европе, свидетельствует о том могуществе, которым орден пользовался на Кипре в отношении к латинскому архиепископству Никосии. Кроме того, это соглашение можно сравнить с договором, заключенным пятью годами ранее, 16 августа 1255 года, между архиепископом Хуго и великим магистром госпитальеров Гийомом Шатонефом. Его условия были очень похожи, но в своем случае госпитальеры согласились платить 300 белых безантов ежегодно вместо десятины, подлежащей уплате за их собственность в городе и епархии Никосии. Это указывает на то, что имущество госпитальеров в городе и епархии Никосии имело большую ценность или, в любом случае, приносило больший доход, чем имущество тамплиеров. Хотя возможность того, что тамплиеры были просто более жесткими переговорщиками также не исключается. Спор по поводу задолженности по десятине между военными орденами и светской церковью на Кипре отражает аналогичные споры между обеими сторонами в Акре XIII века между епископами, госпитальерами и тевтонскими рыцарями [Ibid., no. 91; Claverie, L’Ordre du Temple, 2: 150-151, 157-158; Hamilton, Latin Church, 301-302; Peter Edbury, “The Templars in Cyprus,” in The Military Orders: Fighting for the Faith and Caring for the Sick, ed. Malcolm Barber (Aldershot: Ashgate Publishing Ltd, 1994), 192.].

Тамплиеры вместе с церковными прелатами иногда выступали в качестве судебных исполнителей, обеспечивая выполнение папских решений касательно Кипра. 31 июля 1264 года папа Урбан IV направил письмо настоятелю дома тамплиеров и кантору кафедрального собора Святой Софии в Никосии, предписывая им передать папскому капеллану Николая де Тезауро [Nicholas de Thesauro] или его прокуратора дом, доходы и права, относящиеся к ним, которыми владел архидиакон из Фамагусты Иоанн, недавно умерший, несмотря на претензии других сторон на эти конкретные должности, доходы и имущество. Николай, кроме этого, должен был также получить место в хоре и кафедральном капитуле Фамагусты. Те, кто препятствовал бы этому назначению, должны были быть привлечены к ответственности церковными и, если необходимо, светскими властями. Прокуратор капеллана должен был принести присягу от его имени и должен был быть представлен епископу и капитулу Фамагусты, но после прибытия папского капеллана, тот должен был принести присягу лично [Bullarium, II, ed. Schabel, 54-57, g-31, g-32.].

К концу XIII века значение тамплиеров и госпитальеров как защитников латинского христианского мира в восточной части Средиземноморья возросло в связи с угрозой, создаваемой мамлюками, захватившими последние западные владения в Сирии и Палестине. Папа Бонифаций VIII одобрил просьбу тамплиеров относительно назначения нескольких лиц на должность tabellionatus, государственных писарей, которым доверялось нотариальное заверение юридических договоров. Тамплиеры, которые нуждались в специалистах подобного рода для ведения юридических дел, обратились к папе римскому, потому что назначение эту должность курировалось папской администрацией, а ее соискателям требовалось папское одобрение. 31 августа 1299 года папа направил епископу Фамагусты Ги письмо, в котором информировал его о своем положительном ответе на просьбу, которую ему подал великий магистр Жак де Моле. Епископу было поручено предоставить должность tabellionatus лицу, выбранному великим магистром, но при условии, что это лицо будет признано подходящим после тщательной проверки, а затем принесет присягу, текст которой прилагался к письму. В 1301 году, до 4 августа, папа одобрил еще одну аналогичную просьбу, на этот раз о назначении двух tabellionati.

В письме, адресованном Ги, епископу Фамагусты и Петру, епископу Лимассола, понтифик пишет, что великий магистр тамплиеров сообщил ему об острой нехватке на Кипре людей, обладающих соответствующей квалификацией для составления юридических контрактов, судебных актов и других подобных документов. Поэтому папа поручает им возложить должность tabellionatus на двух достойных лиц, которые будут признаны достойными после тщательной проверки и получения от них приложенной к письму клятвы. Нехватка подходящих нотариусов, о которой сообщает Жака де Моле, отражала растущее коммерческое значение и соответствующее увеличение числа юридических контрактов на Кипре в целом и в Фамагусте в частности, после падения Акры и Тира в 1291 году. Нотариусы, достигшие должности tabellionatus, делали это только после сдачи экзаменов. Связанный с этим вопрос о том, могут ли люди преподавать юриспруденцию на основе многолетнего опыта работы в суде или только после сдачи экзаменов, был рассмотрен Иоанном Анконским в своих двух юридических трактатах, написанных в 1258-1266 и 1265-1268 годах в Иерусалимском королевстве, где он проживал [Ibid., 255, 0—42, 276-277, 0-5 5; David Jacoby, “The Rise of a New Emporium in the Eastern Mediterranean: Famagusta in the Late Thirteenth Century,” in idem, Studies on the Crusader States and on Venetian Expansion, part VIII (Northampton: Variorum Reprints, 1989), passim; Jonathan Rubin, “John of Ancona’s Summae: A Neglected Source for the Juridical History of the Latin Kingdom ofJerusalem,” Bulletin of Medieval Canon Law 29 (2011-2012): 186-192.].

Письмо Бенедикта XI от 6 февраля 1304 года, адресованное епископу Лимассола Петру и шести другим латинским прелатам за пределами Кипра, представляет собой пример той поддержки, которую неизменно оказывал Святой Престол ордену, выводящей тамплиеров из-под любой юрисдикции, кроме папской. В этом письме он заметил, как некоторые стороны различными способами притесняли людей и имущество братьев ордена тамплиеров и их магистра. Желая обеспечить их спокойствие и положить конец этим извращенным попыткам, папа поручил епископу Лимассола и другим прелатам поддерживать магистра и братьев ордена, заставляя тех, кто их беспокоит, подчиниться без всякого права апелляции к папе. Эта мера должна была применяться независимо от каких-либо постановлений. Все, предоставленное предыдущими папами, оставалось неизменным. Папа напоминал о положениях 37 канона IV Латеранского собора 1215 г., освобождающими обвиняемых клириков от посещения суда епархии, если расстояние между ними составляло более трех-четырех дней пути. Кроме того, епископ должен был выполнять этот приказ, не выходя за рамки его ограничений, проявляя особую осторожность в течение пятилетнего периода его действия [Bullarium, II, ed. Schabel, 292-294, p-3; Alan Forey, The Military Orders from the Twelfth to the Early Fourteenth Centuries (Basingstoke and London: Macmillan Education Ltd, 1992), 127.].

Показания свидетелей на суде, имевшим место на Кипре в 1310-1311 годах, содержат сведения, проливающие свет на отношения между тамплиерами и светским духовенством на Кипре в период, предшествующий их аресту в 1307 году. Эти свидетельства были представлены членами светского духовенства в период с 1 по 5 июня 1310 года. Свидетельствовали в общей сложности семнадцать членов светского клира. Восемь из них указали количество лет, которые они провели в Ордене. Самый короткий указанный промежуток времени составил пять лет, самый длинный – 40 лет, один – 8. А еще пять представителей светского духовенства заявили, что провели с орденом от четырнадцати до восемнадцати лет. Все свидетели, дававшие показания о религиозной и благотворительной деятельности тамплиеров, оценили ее позитивно. Значительная часть их показаний по этим двум вопросам носила общий характер. Тем не менее, некоторые представители светского духовенства, приводящие дополнительные свидетельства в подтверждение своих утверждений, свидетельствуют о давних отношениях, которые они поддерживали с кипрскими тамплиерами [The Trial of the Templars in Cyprus: A Complete English Edition, ed. Anne Gilmour-Bryson (Leiden: Koniklijke Brill NV, 1998), 406-409, 410-417, 418-419, 421-422, 423-426.].

Роберт, титулярный епископ Бейрута [Титулярный епископ — титул католических епископов, которые имеют епископский сан без соответствующей ему юрисдикции], давший показания 2 июня 1310 года, поддержал свои утверждения о том, что тамплиеры верили в церковные Таинства и Евхаристию, причащались, поклонялись телу Христову. Он ссылался на то, что прожил рядом с ними 40 лет. Будучи священником, он причащал многих братьев Ордена и видел, как они принимали его с благоговением. Лаврентий Бейрутский, имевший сан священника в церкви Никосии, также упомянул о восемнадцатилетнем совместном проживании с тамплиерами, дабы подтвердить свое свидетельство от 2 июня 1310 г. о том, что их религиозные убеждения относительно таинств, поклонения кресту и произнесения канона мессы капелланами ордена были безупречны. Он заявил, что, живя с тамплиерами, он исповедал по меньшей мере 60 братьев и причастил их. Иаков Симеонис, архидиакон Бейрута, в тот же день дал положительное свидетельство, оправдывая свою позитивную оценку веры, обычаев и благотворительность тамплиеров, рассказав, как он жил с ними на Кипре и за его пределами, самолично причащая их в Барлетте [Ibid., 409-411.].

Священник Иоанн Фризони, давший показания 2 июня 1310 г., дал самое подробное описание своих давних отношений с тамплиерами Кипра. Он проживал с братом Петром Дудо, в доме тамплиеров в Никосии и отвечал за финансы церкви ордена в Никосии в течение восьми лет в качестве ее капеллана. За это время он четыре раза в год исповедовал и причащал орденских братьев. Кроме того, брат Петр просил его ежедневно отслуживать за него мессу, и он также каждый день желал слушать церковную службу. Иоанн Фризони добавил, что в течение всего этого периода он был свидетелем того, как они служили мессу, принимали таинства и слушали богослужение. Священник Пасхалий, бывший казначей церкви Бейрута, проживающий в Никосии, подтвердил свои показания о том, что тамплиеры верили в Евхаристию, рассказав, как четырнадцать лет назад он видел, как три брата тамплиера получали причастие в Фамагусте. Священник Николай из Вьена также подтвердил свое свидетельство о том, что тамплиеры верили в Евхаристию, сославшись на свое проживание в доме тамплиеров в Никосии в течение четырнадцати лет. За это время он был свидетелем того, как они с благоговением принимали причастие из его рук, и слышал исповеди многочисленных братьев-тамплиеров [Ibid., 412-414.].

Филипп Бонжури, бенефициар церкви Фамагусты, дал свои показания 4 июня 1310 года. Он сослался на свидетельства своих глаз в поддержку позитивных свидетельств, которые он дал в отношении ордена. Он заявил о своей вере в то, что тамплиеры верили в Таинства, сославшись в качестве доказательства на то, что много-много лет назад он видел, как многочисленные братья ордена приходили в церковь Фамагусты и с благоговением слушали мессы и богослужения. В подтверждение своей веры в то, что священнослужители ордена правильно произносили слова канона мессы он рассказал о том, что видел как они в Лимассоле благочестиво праздновали мессу в своей церкви. Опровергая обвинение в том, что тамплиеры не занимались благотворительностью, он заявил, что видел, как тамплиеры щедро раздавали милостыню в своих домах Фамагусты и Лимассола, и рассказал о том, как они предлагали бедным хлеб, мясо и другие блюда из еды. Он также уточнил, что это произошло четырнадцать лет назад [Ibid., 425-426.].

Рассмотренные выше показания свидетельствуют о том, что на Кипре существовало светское духовенство, которое имело многолетник отношения с орденом тамплиеров и с отдельными его братьями. Эти священнослужители выслушивали исповеди тамплиеров, причащали их, были свидетелями того, как они посещали мессу, проводили богослужения и регулярно совершали акты милосердия. Неудивительно, что их общие показания в отношении тамплиеров на Кипре были благоприятными.

ТАМПЛИЕРЫ И РЕГУЛЯРНОЕ ДУХОВЕНСТВО КИПРА

Тамплиеры Кипра входили в состав регулярного духовенства, но имели меньше контактов с другими ветвями регулярных церковников, чем со своими светскими коллегами. К сожалению, очень мало источников по этому вопросу. Это является препятствием для понимания характера отношений, сложившихся между тамплиерами и регулярными премонстратенскими и цистерцианскими общинами на Кипре, а также в Латинской Сирии. Кроме того, все зарегистрированные контакты относятся ко второй половине XIII века. Одним из вопросов, возникших в то время, была обязанность тамплиеров и других военных орденов платить общие налоги, которые папство требовало от церкви, известные как церковная десятина. 9 февраля 1256 г. папа Александр IV в письме настоятелю цистерцианского монастыря Юбин [Jubin] в Сирии специально освободил тамплиеров и госпитальеров в королевстве Кипр и княжестве Антиохии от передачи одной десятой части своих доходов Описо [Opizo] латинскому патриарху Антиохия на защиту замка Кусейр [Qusair], важной крепости княжества, находящейся под угрозой нападений сарацин. Понтифик распорядился, чтобы в течение следующих трех лет патриарху была выплачена одна десятая всех церковных доходов светских и регулярных отделений латинских церквей на Кипре и в Антиохии [Bullarium, I, ed. Schabel, 477-479, f-19; Claverie, L’Ordre du Temple, 2: 182.].

Во второй половине XIII века военные ордена обычно не освобождались от уплаты церковной десятины. В 1280-х годах папы Мартин IV и Николай IV поручили им выплатить десятую часть налогов, наложенных на поддержку анжуйцев в Неаполе после Сицилийской вечерни 1282 года, в результате которой анжуйцы потеряли остров. Папа Мартин IV также потребовал десятину от орденов для финансирования французского крестового похода против королевства Арагон. Но от орденов не требовалось платить такие налоги, когда они взимались для оказания помощи Святой Земле. Освобождение от выплат, предоставленное в 1256 году тамплиерам и госпитальерам, вероятно, учитывало крайне важную роль, которую они играли как в финансировании защиты латинских владений, так и в содержании важных замков на Святой Земле. К северу от Триполи тамплиеры приобрели замок Шастель-Блан незадолго до 1152 года и Тортосу в том же году. К югу от Триполи, в 1168 году, был приобретен замок Сафед. а в 1218 году построен с помощью крестоносцев замок Атлит. На севере в 1144 году госпитальеры приобрели замки Крак-де-Шевалье и Маркаб в 1186 году, в то время как в 1168 году на юге они приобрели Бельвуар Начиная с 1243 года военные ордены становились все более мощными в Латинской Сирии. Только у них были деньги на вербовку европейских рыцарей, чтобы те приезжали и служили на Святой Земле в течение длительных периодов времени, и средства на содержание основных крепостей в состоянии военной готовности [Hans E. Mayer, The Crusades (Oxford: Oxford University Press, 1990), 163, 277-278; Barber, The New Knighthood, 81, 129.].

Заслуживает внимания соглашение, заключенное тамплиерами с другими крупными военными орденами – тевтонскими рыцарями и госпитальерами в конце XIII века 9 октября 1258 года.  Ордены часто спорили между собой по поводу имущества и прав, относящихся к их домам в королевствах Иерусалима, Кипра и Армении, княжестве Антиохии и графстве Триполи. В результате этого наносился немалый ущерб Святой Земле. Тщательно обсудив это, они по совету заслуживающих доверия людей постановили в согласии и единодушии, что всякий раз, когда между ними возникнет спор такого рода, то из числа братьев каждого ордена должен быть избран подходящий человек для разрешения таких споров полюбовно. Все решения, что примут в дружеской манере избранные братья [или двое из трех] для урегулирования спора, должно соблюдаться заинтересованными сторонами неприкосновенно, а магистры, прецепторы и капитулы принесут личную присягу и определят подходящие наказания для нарушителей. Если такого рода споры и возникали между военными орденами на Кипре, то они не регистрировались. Следовательно, отношения между тамплиерами и другими военными орденами на острове, касающимися такого способа урегулирования конфликта, обсудить мы не можем. Тем не менее включение в текст соглашение Кипра означает, что в случае возникновения там подобных споров они будут урегулированы в соответствии с положениями этого соглашения [Cartulaire général de l’Ordre des Hospitalliers de Saint-Jean de Jérusalem, vol. 2, ed. Joseph Delaville Le Roulx (Paris : Ernest Leroux, 1894-1906), no. 2902.].

Это соглашение, заключенное военными орденами для разрешения споров по поводу собственности и товаров, напоминает предыдущие соглашения, заключенные с той же целью различными военными орденами, базирующимися на Пиренейском полуострове. Ордена тамплиеров, госпитальеров и Сантьяго заключили такое соглашение в королевстве Леон в 1178 году, а в 1224 году ордена Сантьяго и Калатравы вместе с орденами тамплиеров и госпитальеров достигли соглашения о процедурах арбитража в королевствах Кастилия и Леон. На практике это положения об арбитраже, содержащиеся в соглашениях, заключенных на Пиренейском полуострове, часто игнорировались, и рассматриваемые споры разрешались иными способами. Соглашение 1258 года касательно латинского Востока, было исключительным в том смысле, что оно было реализовано в 1260 году, когда два тамплиера, два госпитальера и один член Тевтонского ордена были арбитрами в споре между орденами Храма и Госпиталя о правах на владение Маргатом. Тем не менее вопросы, охватываемые соглашением 1258 г., были ограничены, поскольку исключали споры о замках, казалях и городах. Вопросы, оговоренные текстом соглашения, касались товаров и прав [bonis et iuribus] спорящих орденов. Возможно, это относилось и к движению товаров. Спор, возникший в 1257 году между Тевтонским орденом и епископом Акры, был урегулирован, когда орден согласился платить епископу одну серебряную марку в год и отдавать ему пятнадцатую часть продукции своей казалии в своей епархии после вычета расходов за перевозку товаров к месту реализации [Alan Forey, “Procedures for the Settlement of Disputes between Military Orders in the Twelfth and Thirteenth Centuries,” Ordines Militares Colloquia Torunensia Historica. Yearbook for the Study of the Military Orders 19 (2014): 29-35; Hamilton, Latin Church, 302.].

Из-за ограничений соглашения 1258 года в 1262 году было достигнуто другое соглашение, охватывающее споры по всем вопросам, возникающим в Латинской Сирии между орденами Храма и Госпиталя. Отныне такие споры передавались на рассмотрение епископа Вифлеема, великого командора Тевтонского ордена, а также констебля и сенешаля Иерусалимского королевства. Назначение светского духовенства и мирян в качестве арбитров указывает на то, что военные ордена чувствовали себя неспособными разрешать возникающие между ними споры самостоятельно и без обращения к стороннему духовенству. 13 марта 1275 года Григорий X подтвердил соглашение 1258 года, но польза от его подтверждения была незначительной. Княжество Антиохия было захвачено мамлюками султана Бейбарса 18 мая 1268 года. Кроме того, в 1271 году Бейбарс захватил крепость тамплиеров Шастель-Блан, крепости госпитальеров Крак-де-Шевалье и Аккар и крепость тевтонов Монфор [Bullarium, II, ed. Schabel, 95-96, i-11; Mayer, The Crusades, 281-282; Barber, The New Knighthood, 160.].

Одним из способов дополнить скудные свидетельства об отношениях между тамплиерами и другими ветвями регулярной латинской церкви – это изучить показания регулярных священников из других ветвей, служивших в ордене Храма, которые они дали во время судебного процесса, состоявшегося в 1310-1311 годах . Показания дали шесть священнослужителей. Большинство представленных свидетельских показаний представляют собой ответы на конкретные обвинения в адрес ордена Храма. Однако в некоторых частях этих свидетельских показаний раскрываются их отношения с орденом тамплиеров и его членами в годы, предшествовавшие аресту тамплиеров в 1307 году и судебному процессу над членами ордена на Кипре и в других странах. Брат Варфоломей, настоятель монастыря св. Августина ордена премонстратов в Эпископии [Episkopia], ныне Беллапаис [Bellapais] близ Кирении, заявил в своих показаниях, данных 5 мая 1310 года, что тамплиеры верили и продолжают верить в Таинства. Когда его попросили объяснить, почему он так верит, он заявил, что сам видел, как они благочестиво себя ведут, так же, как и другие христиане, как в церкви, так и за ее пределами. И он также видел с каким благоговением они слушали мессу. Это свидетельство, помимо опровержения обвинения в том, что тамплиеры не верили в таинства, подтверждает, что тамплиеры посещали церковь вместе с членами других религиозных орденов, благочестиво действуя не только в церкви, но и за ее пределами в присутствии других верующих [The Trial, ed. Gilmour-Bryson, 74-75.].

Некоторые из представленных свидетельских показаний указывают на то, что тамплиеры на Кипре щедро давали милостыню членам других религиозных орденов. Франциск настоятель церкви Св. Юлиана в Никосии из Order of the Crucifers, религиозного ордена валетудинариев, основанного в XIII веке, дал показания 4 июня 1310 года. Он заявил о своей убежденности в том, что тамплиеры верят в Таинства. Опровергая обвинение в том, что тамплиеры не занимаются благотворительностью, он заявил, что видел, как они делали это в своем доме в Акре до его захвата мусульманами. Кроме того, он сам получал три дня в неделю от тамплиеров хлеб, пшеницу и вино для больницы Св. Юлиана. Из показаний брата Франциска следует, что он знал их по крайней мере два десятилетия, учитывая, что мусульмане захватили Акру в 1291 году, и что он продолжал поддерживать с ними регулярные контакты на Кипре, где орден засвидетельствован к 1300 году, хотя точное время их прибытия неизвестно. Другим церковником, утверждавшем, что тамплиеры раздавали милостыню, был брат Болдуин из Гента, приор доминиканского ордена в Никосии. 4 июня 1310 года он заявил, что был свидетелем того, как тамплиеры щедро раздавали милостыню в Никосии и Лимассоле. Он сказал, что монахи доминиканского ордена получали хлеб, вино и деньги в домах ордена Храма в этих городах.

Впервые он стал свидетелем подобного шестнадцать лет назад, и милостыня от тамплиеров поступала с тех пор в течение многих лет. Кроме того, он заявил, что видел, как тамплиеры действуют аналогичным образом во Франции, что свидетельствует о том, что благотворительность, предлагаемая на Кипре, может рассматриваться в более широком контексте. Из показаний доминиканского приора на суде ясно, что он знал их с 1294 года и позднее. Его свидетельство об отношениях между тамплиерами и доминиканцами, которые, как нищенствующие монахи, высоко ценили щедрую милостыню, которую тамплиеры предлагали им на протяжении многих лет на Кипре и во Франции, было очень благоприятным для ордена тамплиеров. Он добавил, что был свидетелем, как тамплиеры принимали и размещали в своих домах верующих и других лиц, что свидетельствует о том, что Орден оказывал гостеприимство, а также благотворительность в отношении духовенства других религиозных орденов [Ibid.].

Тамплиеры Кипра при совершении таинства исповеди прибегали к помощи членов других религиозных орденов, как следует из показаний различных свидетелей, принадлежащих к регулярному и светскому духовенству, и даже от мирян. Устав ордена запрещал тамплиерам исповедоваться священникам, не принадлежащим к Ордену. Братья-капелланы говорили, что у них больше полномочий отпускать грехи от имени папы, чем у архиепископа. Однако на практике этот запрет никогда строго не исполнялся. Во время судебного процесса в Оверни на юге Франции брат Варфоломей Вассалес [Bartholomew Vassales] также признал, что отпущение грехов могло быть запрошено у кармелитов или других священников, как только на это давалось разрешение. Вильгельм [William of Jubail], священник из Латинской Сирии, давший показания 2 июня 1310 года, заявил, что он находился в доме тамплиеров в Акре в течение 15 лет и видел, как они регулярно и часто исповедовались францисканцам и доминиканцам, а также причащались у них. Но уточнил, что видел это в Акре, а не на Кипре. Другой светский священник, проживающий в Никосии, по имени Николай из Вьенна, служивший в этом сане в течение 14 лет, заявил 4 июня 1310 года, что он видел тамплиеров, исповедующих францисканских и доминиканских монахов, а также других. Балиан де Мирабель, рыцарь из Фамагусты, дававший показания в тот же день, заявил, что он слышал от кармелитского монаха по имени Адам, проживающего в Никосии, что тот часто слышал признания тамплиеров, которых он исповедовал в Никосии. Он заявил, что слышал об этом много лет назад, и его показания свидетельствуют о том, что кармелиты, а также францисканцы и доминиканцы исповедовались тамплиерам [Ibid., 413-414, 416-417, 436; The Rule of the Templars, trans. Judith M. Upton-Ward (Woodbridge: Boydell Press, 1997), 79, no. 269, 141, no. 542; Karl Borchardt, “Confession to Non-Ordained Brethren as one of the Causes for the Suppression of the Templars in 1312?” in Bausteine zur deutschen und italienischen Geschichte: Festschrift zum 70. Geburtstag von Horst Enzensberger, ed. Maria Stuiber and Michele Spadaccini (Bamberg: University of Bamberg Press, 2014), 40-42.].

Доминиканец Балдуин Гентский также заявил в своих показаниях, что доминиканские монахи, имена которых он не может вспомнить, говорили ему, что тамплиеры часто исповедовались им в своих грехах. Другим доминиканским свидетелем, подтверждающим, что тамплиеры исповедовались перед монахами-кармелитами, был Николай Марсилианский, лектор доминиканского дома в Николае и, вероятно, идентичный доминиканцу Николаю Марсийскому, королевскому советнику и капеллану, давшему показания на суде. Он заявил, что слышал, что тамплиеры получили указание от своего начальства не исповедоваться ни перед кем, кроме собственных капелланов и некоторых кармелитов, но он не смог вспомнить, кто сказал ему об этом, и имена кармелитов, исповедовавших тамплиеров. Это прямо противоречит показаниям доминиканского предшественника, изложенным выше, и предполагает, что тамплиеры могли стать жертвой некоторого соперничества между доминиканцами и кармелитами. Орден кармелитов основал дома как в Никосии, так и в Фамагусте в начале XIV века и приобретал все большее значение на Кипре. Кроме того, в более широком европейском контексте они начали развивать провинциальную систему образования. С конца XIII века и в первой половине XIV века занимались подготовкой выдающихся богословов [The Trial, ed. Gilmour-Bryson, 437-439; Coureas, Latin Church, 217-218; Andrew Jotischky, The Carmelites and Antiquity: Mendicants and their Pasts in the Middle Ages (Oxford: Oxford University Press, 2002), 26-28.].

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Bullarium Cyprium: Papal Letters concerning Cyprus 1196-1314. Vol. 1. Edited by Christopher Schabel. Nicosia: Cyprus Research Centre, 2010.
Bullarium Cyprium: Papal Letters concerning Cyprus 1196-1314. Vol. 2. Edited by Christopher Schabel. Nicosia: Cyprus Research Centre, 2010.
Cartulaire général de l’Ordre des Hospitaliers de Saint-Jean de Jérusalem. Vol. 2. Edited by Joseph Delaville Le Roulx. Paris: Ernest Leroux, 1897.
The Cartulary of the Cathedral of the Holy Wisdom of Nicosia. Edited by Nicholas Coureas and Christopher Schabel. Nicosia: Cyprus Research Centre, 1997.
The Rule of the Templars. Translated by Judith M. Upton-Ward. Woodbridge: Boydell Press, 1997.
The Trial of the Templars in Cyprus, A Complete English Edition. Edited by Anne-Gilmour- Bryson. Leiden: Koninklijke Brill, 2008.

ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Barber, Malcolm. The New Knighthood: A History of the Order of the Temple. Cambridge: Cambridge University Press, 1994.
Borchardt, Karl. “Confession to Non-Ordained Brethren as one of the Causes for the Suppression of the Templars in 1312?” In Bausteine zur deutschen und italienischen Geschichte: Festchrift zum 70. Geburtstag von Horst Enzensberger, edited by Maria Stuiber and Michele Spadaccini, 33-47. Bamberg: University of Bamberg Press, 2014.
Claverie, Pierre-Vincent. L’Ordre du Temple en Terre Sainte et à Chypre au XIIIe siècle. Vol. 2. Nicosia: Cyprus Research Centre, 2005.
Claverie, Pierre-Vincent. “Stephen of Mezel, Bishop of Famagusta and his Age.” In The Harbour of all this Sea and Realm: Crusader to Venetian Famagusta, edited by Michael J. K. Walsh, Tamas Kiss, and Nicholas S. H. Coureas, 41-52. Budapest: Central European University, 2014.
Claverie, Pierre-Vincent, Emmanuel Grélois, and Jean-Pierre Grélois. “Apud Ciprum Nicossiam: Notes sur les relations Cypro-Auvergnates au XIIIe siècle.” In Epeterida Kentrou Epistemonikon Ereunon XXXI (2005): 39-71.
Coureas, Nicholas. The Latin Church in Cyprus 119S-1312. Aldershot: Ashgate Publishing, I997. Edbury, Peter W. The Kingdom of Cyprus and the Crusades 1191-1374. Cambridge: Cambridge University Press, 1994.
Edbury, Peter W. “The Templars in Cyprus.” On The Military Orders: Fighting for the Faith and Caring for the Sick, edited by Malcolm Barber, 189-195. Aldershot: Ashgate Publishing Ltd, 1994.
Forey, Alan. “Procedures for the Settlement of Disputes between Military Orders in the Twelfth and Thirteenth Centuries.” Ordines Militares Colloquia Torunensia Historica. Yearbook for the Study of the Military Orders 19 (2014): 27-39.
Forey, Alan. The Military Orders from the Twelfth to the Early Fourteenth Centuries. Basingstoke-London: Macmillan Education Ltd, 1992.
Hamilton, Bernard. The Latin Church in Crusader States: The Secular Church. London: Variorum Publications Ltd, 1980.
Jacoby, David. “The Rise of a New Emporium in the Eastern Mediterranean: Famagusta in the Late Thirteenth Century.” In David Jacoby, Studies on the Crusader States and on Venetian Expansion, part VIII, 145-179. Northampton: Variorum Reprints, 1989.
Jotischky, Andrew. The Carmelites and Antiquity: Mendicants and their Pasts in the Middle Ages. Oxford: Oxford University Press, 2002.
Mayer, Hans E. The Crusades. Oxford: Oxford University Press, 1990.
Morris, Colin. The Papal Monarchy: The Western Church from 1050 to 1250. Oxford: Oxford University Press, 1991.
Rubin, Jonathan. “John of Ancona’s Summae: A Neglected Source for the Juridical History of the Latin Kingdom of Jerusalem.” Bulletin of Medieval Canon Law 29 (2011-2012): 183-218.

COUREAS Nicholas
перевод с английского

При копировании статьи указание на источник обязательно