Как вывозили сокровища Тампля и другие ценности ордена

Сообщение о том, что вокруг ордена начала складываться тревожная обстановка, Жак де Моле получил в 1305 году. Информатором был Джакомо де Монтекукко, прецептор ордена Храма в Ломбардии, служивший в папской курии в должности кубикулярия [своего рода служба внутренней безопасности понтифика]. Негативные слухи о тамплиерах, как и о других орденах, циркулировали давно, едва ли не с момента получения ими дополнительных привилегий, лишавших духовенства существенной части их доходов. Но это всегда оканчивалось ничем — слухи стихали сами собой. Поэтому Моле не придал информации особого значения. Да и других дел было много — великий магистр носился с прожектом нового крестового похода в Утремер. Папа выступил сторонником предприятия и на следующий, 1306-й год, во Франции была намечена встреча для обсуждения организационных вопросов.

Тампль

К концу года Моле стал готовиться к отъезду и, вероятно, покинул Кипр в промежутке с 11 по 20 октября. Позже ехать было уже нельзя – заканчивался период навигации. В противном случае пришлось бы ждать до марта следующего года. Находясь уже в море, Моле не мог знать, что папа перенес встречу на неопределенное время. Письма с извещением об этом Климент V разослал только 5 ноября. Об этом магистру стало известно лишь по прибытии в Марсель — в конце ноября либо в начале декабря 1306-го. Магистр переправы сообщил Жаку де Моле, что встречу перенесли на май 1307 года. Кроме этого, чиновник тамплиеров подтвердил информацию о слухах и даже назвал причастных к их распространению. И вот тут Моле осознал всю серьезность ситуации и необходимость в решительных действиях…

Где находился Жак де Моле?

Второго февраля 1307 года, на Сретенье, в Париже состоялся генеральный капитул ордена. Скорей всего основными темами собрания было обсуждение создавшейся ситуации вокруг ордена и выработка стратегии дальнейшего поведения,а также, вне всякого сомнения, вопрос сохранности орденских ценностей и реликвий. Иными словами вопрос стоял в буквальном смысле о выживании ордена. Однако Моле на капитуле отсутствовал, что выглядит весьма странным – кому, как не Великому магистру вести подобное заседание с такой повесткой дня?! На нем председательствовал Гуго де Перо, генеральный досмотрщик [визитатор] Франции, второй человек во французской орденской иерархии. Отсутствие Моле подтверждается показаниями Понсара де Жизи, данными им во время процесса.

Можно предположить, что Моле мог использовал поездку не только для встречи с папой, но и для инспекции французских командорств. Может хотел сам убедиться, насколько слухи соответствуют действительности, а может… Нет ни одного письменного свидетельства, указывающего на местонахождение великого магистра в период с декабря 1306 года по май 1307-го. Есть только слухи, связывающие его «исчезновение» с решением каких-то финансовых вопросов в Провансе. В контексте возникшей ситуации, когда Моле наверняка знал о готовящихся репрессиях в отношении ордена, остается лишь одна версия — Моле самолично руководил операцией по эвакуации орденских сокровищ. И сделал это максимально эффективно и скрытно, обхитрив королевских ищеек. Ведь известно, что Гийом де Ногаре, главный исполнитель и координатор плана короля, активно использовал тайных агентов, которых под видом неофитов внедряли в орденские структуры…

Исчезновение Жерара де Вилье

Историки констатируют, что с февраля 1307 года из документов ордена исчезает подпись магистра Франции Жерара де Вилье. В этой должности Жерар состоял с 1300 года, сменив на ней Гуго де Перо, совмещавшего ее с постом визитатора Франции. Однако с июня 1307 года документы от имени магистра вновь подписывает де Перо. Каких-либо документов, свидетельствующих об отставке Вилье или снятии его с высокого поста нет. Как нет и протоколов его допросов в ходе последующего процесса против ордена. Жерер де Вилье попросту исчезает. Чтобы составить «компанию» де Моле в деле о спасении сокровищ? Вероятно. Единственно, кто и что несколько проясняет картину его исчезновения — это Жан де Шалон, показания которого служат основным фундаментом для построения версий о судьбе сокровищ тамплиеров и докладная записка безымянного королевского чиновника, включившего его в список сбежавших храмовников. Ныне эти документы хранятся во Французской Национальной библиотеке.

Вот текст записки:

«Таковы имена сбежавших братьев: брат Ришар де Монтклер, сын сестры монсеньора Фога де Риньи, и пребывающий в германской марке, в графстве Монбельяр ; точно так же Шарембо де Конфлан , пребывающий с братом Ришаром; точно так же брат Рено де Ла Фоли , все бургундцы. Брат Гийом де Линс; брат Юг де Шалон; брат Юг д’Арай; брат Бараус, командор дю Пюи; брат Гераудон, сын монсеньора Герауда де Шатонеф, проживающий в Гризиньяне близ графства Венето; брат Жерар де Виллье, вместе с вооруженными 40 братьями; брат Гимберт Бланк, который в Англии; брат Адам де Валленкур; брат Пьер де Букли, в германской марке».

В записке фигурируют как те, кого удалось задержать, так и те, кому посчастливилось скрыться. Видимо, автор записки — один из агентов Ногаре, курирующий эту часть операции. Здесь нас интересуют две фигуры — Жерар де Вилье и Жан де Шалон. Но сначала ознакомимся с показаниями Жана:

«Он сказал, что могущественные лица ордена, предвидя беспорядок, бежали, что он встретил брата Жерара де Вилье, который вёл пятьдесят лошадей, и слышал, как говорили, что тот вышел в море с восемнадцатью галерами, а брат Юг де Шалон сбежал со всеми сокровищами брата Юга де Перо…»

Кто такой Жан де Шалон и где он мог не только встретить Жерара де Вилье, но и подсчитать количество лошадей? По его собственному заявлению на допросе, он являлся прецептором Немура. Правда там не было командорства, но не суть [возможно это ошибка при переписи протокола. Такое часто случалось]. В Намуре располагался гостиный дом [!] командорства Бове-ан-Гатине, — расположенного всего в одном лье от Немура и специально предназначенного для путешествующих храмовников. В показаниях значится 50 лошадей, а в записке — 40 человек. Значит на этих десяти лошадях перевозили какой-то груз, либо за этим грузом приехали. Не следует забывать, что в Немуре находился центр шифрования и школа криптографов ордена тамплиеров. Поэтому предполагаю второй вариант более предпочтительным — «исчезнувший» магистр Жерар де Вилье должен был забрать что-то очень важное и секретное. Не исключено, что отряд Вилье заехал и в командорство Эпайли [читать «Странное командорство Эпайли»]. Оно было постоянной резиденцией магистров Франции. В нем, вне всякого сомнения, тоже было, что эвакуировать.

Если все так и отряд направлялся из Парижа на Немур, Бове-ан-Гатине и Эпайли, то получается, что двигались он на юго-восток — на Труа, в Шампань и Бургундию. Никак не в Ла Рошель. Кстати, в показаниях Шалона о ней ничего и не говорится. И нигде не говорится. Это все домыслы журналиста Жерара де Седа, автора исторических фэнтези второй половины прошлого века. Да и сам Шалон ссылается на то, что кто-то, где-то, что-то говорил о кораблях, не уточняя источник информации. В то время, как об отряде Вилье он рассказывает вполне конкретно, как очевидец.

Отвлекающий маневр?

Несомненно, что все вышесказанное происходило до арестов 13 октября, причем, сравнительно задолго. Согласитесь, провернуть подобную операцию непосредственно в ходе арестов членов ордена и его руководства просто невозможно.

По всей видимости, французскому королю не удалось в полной мере поживиться за счет тамплиерской казны, как он планировал. Хотя искали долго и упорно, отрабатывая версии по нескольку раз. Но тамплиеры умели заметать следы.

В 1320 году, т.е. спустя тринадцать лет с начала разгрома ордена к делу о спрятанных сокровищах храмовников вернулись опять. Видимо, как говорится, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Именно этим годом помечен некий бухгалтерский отчет, составленный со слов королевского чиновника Гийома Клинье:

«В этот день пришёл монсеньор Гийом Клинье для того, чтобы отчитаться о нескольких поручениях, которые он выполнил. И сказал вышеназванный Гийом Клинье, из того, что он ВСПОМНИЛ, следующие вещи. А именно, что брат Юг де Пейро, некогда визитатор Храма, из Монлери, где он находился под охраной, сказал ему, что он отдал на хранение небольшой ларец одному брату, который звался брат Пьер Годе, некогда командору домов Дормель и Бове рядом с Море, и в этом сундуке было 240 золотых флоринов; кроме того, триста флорентийских флоринов; кроме того, сто сорок девять малых королевских флоринов, по цене флорентийских; кроме того, пятьсот флоринов в слитках; кроме того, двадцать ливров, 17 су, 6 денье турских и грошей старого серебра.

И когда вышеуказанный брат Пьер Годе узнал, что тамплиеры должны быть арестованы, он принёс сундук в Море [сейчас это Moret-sur-Long] к бедному рыбаку по имени Этьен Пето; и вышеназванный Этьен Пето взял его и положил под свою кровать. И когда тамплиеры были арестованы, примерно через пятнадцать дней, мессир Филипп Бетизи, лейтенант Гийома де Анже, бывшего в то время байли Санса, объявил по всему бальяжу, что те, у кого есть какое-либо имущество Храма, должны его ему принести. И когда вышеназванный Этьен Пето и его жена услышали этот призыв, они сказали тем, кто его делал, что они хранят сундук вышеназванного Пьера Годе, но что они не знают, что находится внутри этого сундука; и когда вышеназванный мессир Филипп узнал об этом, он пошёл за этим сундуком и принёс его к себе домой, и открыл его в присутствии вышеуказанного Этьена Пето, его жены и некоторых достойных людей; и там были обнаружены монеты, именно такие, как это описано выше. И стало известно благодаря счетам бальяжа Санса, как вернул их вышеназванный мессир Филипп»

Из написанного следует, что деньги были переданы тамплиеру Пьеру Годе по поручению Юга [Хуго] де Перо. Вероятно сделал это Жан де Шалон, получивший посылку от де Перо через Юга [Хуго] де Шалона [“… а брат Юг де Шалон сбежал со всеми сокровищами брата Юга де Перо…]. И получил Пьер этот сундук за пятнадцать дней до начала арестов. Был ли Юг де Шалон в составе отряда Жерара де Вилье, неизвестно. Но не исключено, ибо Пьер де Годе в это время был прецептором Бове-ан-Гатине, т.е находился в одном лье от Немура. И сундук ему передали с одной целью — инсценировать якобы сокрытие казны парижского Тампля. Причем сделали все, чтобы королевские чиновники обязательно ее нашли. Иным трудно объяснить, зачем Пьер Годе передал сундук какому-то рыбаку, даже в ордене не состоявшему, явно зная наперед, что он сдаст его ищейкам короля. Это был отвлекающий маневр, дабы убедить искателей завершить поиски, раз все уже найдено. И это сработало.

Но в 1320году королем был уже не Филипп IV Фальшивомонетчик, а его сын, тоже Филипп и к вопросу о сокровищах тамплиеров снова вернулись. Трудно сказать, чем это было вызвано. Скорей всего, где-то всплыла какая-то информация, которую во Франции кинулись проверять…

Куда делось все то, что вез отряд Жерара де Вилье, разумеется, неизвестно. Вот у итальянских исследователей есть на этот счет своя версия, на которую их натолкнула записка со списком сбежавших тамплиерах. Как-нибудь расскажу…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с) Санкт-Петербург 2021

При перепечатке статьи указание на источник обязательно