Процесс тамплиеров в Сицилии

Процесс Тамплиеров Сицилии

Южная Италия предоставила нам интересный частный пример ликвидации Ордена Храма, возникший вследствие восстания, известного как «Сицилийская вечерня» (1282), после которого регион был разделен на два королевства: арагонский остров и материк под властью Анжуйской династии [Denis Mack Smith, The Medieval Sicily (New York, 1969); Illuminato Peri, Uomini, città e campagne in Sicilia dall’XI al XIII secolo (Rome and Bari, 1978); idem, La Sicilia dopo il vespro: Uomini città e campagne, 1282-1376 (Rome and bari, 1981).].

Поэтому в данной ситуации можно было ожидать двух разных подходов к процессу, поскольку у арагонцев не было особых причин для нападок тамплиеров, тогда как династия Анжу была тесно связана с французской политикой, как и в данном вопросе. Таким образом, дело в двух королевствах Сицилии иллюстрирует множество различных аспектов судебного процесса. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы представить краткое резюме этого аргумента, который не очень хорошо известен англоязычным ученым [Giovanni Guerrieri, I Cavalieri Templari nel Regno di Sicilia (Trani, 1909); Litterio Villari, Templari in Sicilia (Latina, 1993); Cristian Guzzo, Templari in Sicilia: La storia e le sue fonti tra Federico II e Roberto d’Angio (Genoa, 2003); Kristjan Toomaspoeg, Templari e Ospitalieri nella Sicilia Medievale (Bari, 2003).].

ТАМПЛИЕРЫ
Во-первых, я рассмотрю значимость тамплиеров для общества Южной Италии. Земельные владения Ордена на Сицилии были гораздо менее многочисленны, чем у госпитальеров [Toomaspoeg, Templari; Mariarosaria Salerno, Gli ospedalieri di San Giovanni di Gerusalemme nel Mezzogiorno d’Italia (secc. XII-XV) (Bari, 2001).] или даже Тевтонских рыцарей [Kristjan Toomaspoeg, Les Teutoniques en Sicile (1197-1492) (Rome, 2003); L’Ordine Teutonico nel Mediterraneo: Atti del Convegno internazionale di studio Torre Alemanna (Cerignola)-Mesagne-Lecce, 16-18 ottobre 2003, ed. Hubert Houben (Galatina, 2004).], и это имело под собой некоторые очень конкретные причины [См., напиример, Hans Prutz, Die Geistlichen Ritterorden: Ihre Stellung zur kirchlichen, politischen, gesellschaftlichen und wirtschaftlichen Entwicklung des Mittelalters (Berlin, 1908), p. 332.]. Самое главное, что в начале присутствия тамплиеров в Италии, в 1130 году, Рожер II Сицилийский был союзником антипапы Анаклета II, короновавшего его первым королем Сицилии, и оставался до 1140 года врагом соперника Анаклета, папы Иннокентия II [Erich Caspar, Roger II (1101-1154) und die Gründung der normannisch-sicilischen Monarchie (Innsbruck, 1904); Hubert Houben, Roger II. von Sizilien: Herrscher zwischen Orient und Okzident (Darmstadt, 1997).]. На таких территориях, как Тоскана, находящихся под властью Иннокентия, сторонника Бернарда Клервоссокого, тамплиеры и цистерцианцы довольно эффективно расширяли свои территории в этот период [Cf. Fulvio Bramato, Storia dell’Ordine dei Templari in Italia: Le fondazioni (Rome, 1991).]. Но на Сицилии их союз с Иннокентием представлял собой значительный недостаток , так что до 1150 года тамплиеры не имели общественной поддержки и Орден смог получить лишь небольшие земельные владения за счет частных пожертвований [Kristjan Toomaspoeg, «L’insediamento dei grandi ordini militari cavallereschi in Sicilia, 1145-1220», в La presenza dei cavalieri di San Giovanni in Sicilia: Convegno internazionale, Palermo, Palazzo dei Normanni, 17 giugno 2000 — Messina, Palazzo Zanca, 18 giugno 2000 (Rome, 2001), pp. 41-51; idem, «Le patrimoine des grands ordres militaires en Sicile, 1145-1492», Mélanges de l’École française de Rome, Moyen Âge, 113.1 (2001), 313-41.].

Королевский двор не предоставлял особых привилегий и пожертвований Храму вплоть до 1187 года. Но когда после Хаттина и падения Иерусалима религиозные ордена Святой Земли получили большую поддержку в королевстве, и от нормандской знати, и от императора Генрих VI, коронованного в 1194 году, и от его жены, Констанция Отвиль (Constance of Hauteville), то многие из них создали значительные поселения на юге Италии [Geneviève Bresc-Bautier, «Les possessions des églises de Terre sainte en italie du sud (pouille, Calabre, sicile)», в Roberto il Guiscardo e il suo tempo: Relazioni e comunicazioni nelle prime Giornate normanno-sveve (Bari, maggio 1973) (Rome, 1975), pp. 13-39.]. Тем не менее, собственность Храма на острове и материке оставались относительно небольшой и во многих случаях незначительной.

Фактически распространение Храма в Южной Италии началось несколько лет спустя, между 1208 и 1213 годами. В это время молодой король Фридрих II был объявлен совершеннолетним, что давало ему возможность править самостоятельно. Но на самом деле он все еще оставался ребенком. Королевский двор контролировался влиятельным дворянином норманнского происхождения, Paganus of Parisio, который был близок к тамплиерам, а также к госпитальерам и тевтонским рыцарям [Carlo Alberto Garufi, «Per la storia dei secoli XI e XII: Miscellanea diplomatica. Parte IV, i de Parisio e i de Ocra nei contadi di Paterno e di Butera», Archivio storico per la Sicilia orientale, 10 (1913), 345-73.]. Благодаря его влиянию тамплиеры получили множество новых владений в королевстве: такое огромное количество, что впоследствии Фридрих II, считавший первую часть своего правления периодом расточительства и рассеивания королевских земель, не подтвердил часть пожертвований Храму, потому что жертвователи отдали Ордену территории, которые были субъектами королевского права [Villari, Templari, pp. 29-30.].

После 1213 года Храм имел собственность во всей Восточной, т. е. адриатической половине королевства, которую можно разделить на две части. С одной стороны это были дома Ордена, иногда с больницами и церквями, находившиеся в крупных портах крестоносцев на конечном или дополнительном этапе так называемой Via Francigena. Такие как Мессина, Бари, Бриндизи, Барлетта и Трани [Cf. Hubert Houben, «Templari e Teutonici nel Mezzogiorno normanno-svevo», в Il Mezzogiorno normanno-svevo e le Crociate: Atti delle quattordicesime giornate normanno-sveve. Bari, 17-20 ottobre 2000, ed. Giosuè Musca (Bari, 2002), pp. 251-88.]. Очевидно, что эти дома были важны из-за их роли в перевозках на Святую Землю. Особенно во времена правления Карла I и Карла II Анжуйского [Kristjan Toomaspoeg, «Le ravitaillement de la Terre Sainte: L’exemple des possessions des ordres militaires dans le royaume de Sicile au Xiiie siècle», в L’Expansion occidentale (XIe-XVe siècles): Formes et conséquences, XXXIIIe Congrès de la Société des Historiens Médiévistes de l’Enseignement Supérieur Public (Madrid, Casa de Velazquez, 23-26 mai 2002) (Paris, 2003), pp. 143-58.]. С другой стороны это были большие земельные владения Храма, оказывавшие экономическую поддержку не только городским и пригородным домам внутри королевства, но и домам тамплиеров на Святой Земле. Эти владения были особенно значительны в двух областях: на побережье Апулии, между Бриндизи и Манфредонии, и в центральной части Восточной Сицилии, между городами Айдоне, Кальтаджироне и Лентини [Alceste Roccella, I templari e gli spedalieri in Piazza Armerina (Piazza Armerina, 1878); Villari, Templari, pp. 15-18.]. Управление этими патримониями было сосредоточено в двух прецепториях: Барлетте и Мессине. Обе они были основаны в конце XII века, но кажется, что Барлетта всегда была важнее Мессины, и в некоторых случаях прецептор Барлетты считался начальником Ордена во всем королевстве Сицилия [Об историческом фоне см. Anthony Luttrell, «Templari e Ospitalieri in italia», in La chiesa di San Bevignate a Perugia, ed. Mario Roncetti, Pietro Scarpellini and Francesco Tommasi (Perugia, 1987), pp. 19-26, and in Anthony Luttrell, The Hospitallers of Rhodes and Their Mediterranean World (Aldershot, 1992), article I.].

В середине XIII века в администрации тамплиеров острова Сицилия произошли важные изменения. В 1259 году магистр Тома Берар (читать о нем), очевидно, сознававший слабость поселений Ордена в Мессине, продал доминиканцам значительную собственность вблизи города [October 1259: Vladimu’ J. Koudelka, «Pergamene del convento domenicano di Messina (1218-1397)», Archivum Fratrum Praedicatorum, 44 (1974), no. 26, pp. 83-4.] Это решение согласуется с другими изменениями в собственности тамплиеров Италии, сделанными Бераром. Например, в Риме в том же году [Giulio Silvestrelli, «Le chiese e i feudi dell’Ordine dei Templari e dell’Ordine di San Giovanni di Gerusalemme nella regione romana», Rendiconti della Reale Accademia dei Lincei, V, 26 (1917), 490-520.]. Все они были направленны на усиление владений Ордена в определенных областях и отказ от них в тех регионах, где у них не было возможности роста. Даже штаб-квартира тамплиеров Сицилии больше не находилась в Мессине, а перебазировалась в Лентини, что на восточном побережье острова [Cf. Toomaspoeg, Templari, no. 164, p. 183.]. Политическая история ордена Храма в королевстве Сицилия не очень хорошо известна, поэтому она остается в тени двух основных тем: истории Ордена на Святой Земле и отношениями между Храмом и императором Фридрихом II [James M. Powell, «Crusading by Royal Command: Monarchy and Crusade in the Kingdom of Sicily (1187-1230)», в Potere, società e popolo tra età normanna ed età sveva: Atti delle quinte giornate normanno-sveve (Bari, 1983), pp. 135-8; Hartwig Cleve, «Kaiser Friedrich II. und die Ritterorden», Deutsches Archiv, 49 (1993), 39-73.]. Как уже отмечалось, поселения тамплиеров на юге Италии были значительными только в начале правления Фридриха. Согласно старинной историографии, после своего крестового похода и первого отлучения, Фридрих репрессировал тамплиеров королевства, отобрав у них часть собственности. Но в действительности, последствия конфликта между имперской властью и Храмом на юге Италии не были столь радикальными. Фридрих был очень прагматичным правителем, стремившимся к сохранению внутреннего мира в королевстве и не провоцированию новых конфликтов. Тем не менее, тамплиеры потеряли часть своей собственности в основном потому, что король не подтвердил некоторые предыдущие пожертвования, сделанные от его имени. Например, в 1210 году, Уильям из Орлеана (William of Orleans), командор Храм на Сицилии, получил от дворянина норманнского происхождения, Malgerius of Altavilla, фьеф Partenico [June 1210: Acta imperii inedita saeculi XIII et XIV: Urkunden und Briefe zur Geschichte des Kaiserreichs und des Konigreichs Sizilien, ed. Eduard Winkelmann (Innsbruck, 1880; repr. Aalen, 1964), vol. 1, no. 106, p. 93; Regesta Imperii, vol. 5.1, ed. Johann Friedrich Bohmer and Julius Ficker (Innsbruck, 1881-1901), no. 630, p. 168; Giuseppina Pecorella, I Templari nei manoscritti di Antonino Amico (Palermo, 1921).]. Этот фьеф был частью королевского домена, и Malgerius мог владеть им только как вассал Фридриха II. Так что это пожертвование тамплиерам, подтвержденное Paganus of Parisio от имени короля, если и не было незаконным, то во всяком случае наносящим ущерб интересам государства. Это и некоторые другие пожертвования не были подтверждены Фридрихом по достижении им совершеннолетия [Villari, Templari, pp. 26-27, 30.].

Ущерб собственности тамплиеров был нанесен и во время репрессий против некоторых городов восточной Сицилии, осуществленных Фридрихом II [Самые последние исследования по этой теме: Daniela Santoro, Federico II e la varietà delle dinamiche cittadine siciliane: Alcuni esempi, in Federico II nel Regno di Sicilia: Realtà locali e aspirazioni universali, Atti del Convegno (Barletta, 19-20 ottobre 2007), ed. Hubert Houben and Georg Vogeler, Quaderni del Centro di Studi Normanno-Svevi, 2 (Bari, 2008), pp. 123-47.], а после его смерти (1250) его сыновьями Конрадом и Манфредом. Известны так же случаи узурпации, особенно в районе Мессины, где наследник семьи Паризио (Parisio), Жордан Павийский (Jordanus of Pavia), пытался отозвать пожертвования, сделанные Paganus тамплиерам [I registri della cancelleria angioina ricostruiti da Riccardo Filangieri con la collaborazione degli archivisti napoletani, vol. 12, 1273-76, ed. Riccardo Filangieri (Naples, 1959), pp. 280-82.]: это объясняется слабостью тамплиерского патримония в Мессине во второй половине XIII века.

В 1265 году, когда к власти на Сицилии пришел Карл I Анжуйский, начался самый славный период истории Храма в этом королевстве. Двор нового короля был переполнен тамплиерами и госпитальеров из Прованса и Франции, занимавшими важные посты в администрации королевства: например, Jacques de Taxy и Philippe d’Egly, командоры госпитальеров, были королевскими офицерами, а Гийом де Боже (читать о нем), родственник короля Карла, стал сначала командором Храма королевства, а затем Великим магистром Ордена [Damien Carraz, L’ordre du Temple dans la basse vallée du Rhône (1124-1312): Ordres militaires, croisades et sociétés méridionales (Lyon, 2005), pp. 447-62.]. Первыми королевскими казначеями были тамплиеры, Arnulfus и Martanus; еще один храмовник, Goffredus, некоторое время занимал пост главы королевской администрации в Абруццо (Abruzzo ). Тамплиеры и госпитальеры исполняли свои обязанности не только в королевской администрации, но и в более конкретных областях, например, в управлении серебряными рудниками в Калабрии и на войне [Cf. Toomaspoeg, «Le ravitaillement», pp. 149-50.].

В 1274 году, когда Карл I повелел строить в Бриндизи новый маяк, то постановил, что эта работа должна была контролироваться одним тамплиером, одним госпитальером и одним тевтонским рыцарем. Как пояснил король, военные ордена были первыми, кого интересовали морские перевозки в центральном и восточном Средиземноморье [Georges Yver, Le commerce et les marchands dans l’Italie méridionale au XIIIe & au XIVe siècle (Paris, 1903), p. 165; см. также Guzzo, Templari, p. 54; Kristjan Toomaspoeg, «Carrefour de la Méditerranée et arrière-pays de la Croisade: Les ordres religieux militaires et la mer au Royaume de Sicile», in Les actes du 130e congrès des sociétés historiques et scientifiques, ed. Michel Balard (Paris, 2009), pp. 103-10.]. Как известно, Роже де Флор (читать о нем) приобрел свои мореходные навыки у тамплиеров Бриндизи [Alain Demurger, Vie et mort de l’ordre du Temple (Paris, 1993), pp. 216-19.].

Анжуйская канцелярия дает нам некоторую информацию о том огромном количестве пшеницы, ячменя, бобов, а иногда лошадей и денег, отправленных военными орденами в их дома на Святой Земле [Cf. Toomaspoeg, «Le ravitaillement», pp. 149-53.]. Кроме того, эвакуация Акры прошла через порты Сицилийского королевства, особенно Барлетты. Там же в течение некоторого времени тевтонские рыцари и тамплиеры хранили свои архивы.

Сицилийской вечерня 1282 года и последующее разделения Южной Италии на два независимых королевства, внесли существенные изменения в жизнь местных тамплиеров. Так называемая «Война Сицилийской вечерни» между двумя королевствами и отлучением острова папой [Steven Runciman, The Sicilian Vespers (Cambridge, 1958).], привели к уменьшению значения провинции Мессина и росту престижа материковой прецептории Барлетты. Мессинский дом тамплиеров, пострадавший во время нападения анжуйцев, быстро пришел в упадок. В письме от декабря 1305 года, епископ Мальтийский Николай, посетивший храм Святого Марка Мессинского, просил людей помочь тамплиерам отремонтировать церковь [Kristjan Toomaspoeg, «La fine dei Templari in Sicilia (1305-1327)», в Religiones Militares: Contributi alla storia degli Ordini religioso-militari nel Medioevo, ed. Anthony Luttrell and Francesco Tommasi, Biblioteca di «Militia Sacra», 2 (Città di Castello, 2008), pp. 155-70.]. В то же время, некоторое количество тамплиеров все еще оставались на острове в своей новой штаб-квартире в Лентини и все еще пользовались хорошим положением в местной администрации. Например, в качестве представителей королевского казначейства [Например, Gerardus de Finoleriis, on 17 June 1304: Stefano Borgia, Difesa del dominio temporale della Sede Apostolica nelle due Sicilie in risposta alle scritture pubblicate in contrario (Rome, 1791), app. 14; Toomaspoeg, Templari, no. 165, pp. 1834.]. И, видимо, иногда использовались как посредники между Римской Церковью и королевским двором Сицилии. Материковые владения тамплиеров не пострадали во время войны. Их экономика и деятельность в качестве должностных лиц королевского двора, понесли лишь незначительные ограничения, как результат усмирения амбиций Анжуйской династии в восточном Средиземноморье. И госпитали для крестоносцев, содержавшиеся тамплиерами в таких городах, как Барлетта, Трани, Бриндизи и Трани, стали менее важны, чем крупные земельные владения или фьеы в Апулии.

СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
Известие об аресте тамплиеров во Франции в 1307 году стало полной неожиданностью для общественного мнения и для обеих королевских администраций. В особенности потому, что ранее по этому вопросу не было никаких переговоров. К примеру, между анжуйцами Неаполя и французский двором. На момент арестов французских тамплиеров король Карл II находился при папском дворе в Авиньоне. В течение некоторого времени он занимал пассивную позицию. Но как только папа Климент в своем послании Pastoralis praeeminentiae призвал к арестам, Карл сразу же приказал своему сыну Роберту, герцогу Калабрийскому, арестовать всех тамплиеров королевства и конфисковать их имущество [Guerrieri, I Cavalieri, p. 59.]. В документе от марта 1308 года говорится, что семь тамплиеров были арестованы в различных частях Апулии и в настоящее время находятся в заключении в замке Барлетта. Там они и оставались более двух лет без допроса. Королевский суд интересовался этим вопросом лишь в той мере, в какой он касался управления конфискованным имуществом тамплиеров [Ibid., pp. 60, 100-101, Syllabus membranarum ad Regiae Siclae archivum pertinentium, 2, A Caroli II ad Roberti regnum, ed. Antonio de Aprea (Naples, 1832-45), vol. 2.2, p. 204.].

В мае 1309 года Роберт стал королем Сицилии и папа римский послал в королевство своего инквизитора William of Saint Marcel, дабы побудить местные власти выступить против Ордена. В апреле 1310 года в Лучере состоялся первый судебный процесс. В результате шесть тамплиеров, но не те, которые содержались в Барлетте, были допрошены и освобождены от всех обвинений [Guzzo, Templari, pp. 90-92.]. Самый крупный и важный судебный процесс был проведен в Бриндизи, в церкви Санта-Мария-дель-Казале (Santa Maria del Casale), в мае-июне 1310 года, совместной папской и местной епископской комиссией. В нее вошли Bartholomeus, архиепископ Бриндизи, Arnolf Bataylle, Berengarius of Olargiis и James of Carapelle. Были допрошены два тамплиера, но окончательное решение суда нам не известно [«Inquisitio contra Templarios facta in civitate Brundusiensi», in UT, vol. 2, pp. 105-40.].

В качестве источников для обоих судебных процессов в Люсере и Барлетте сохранились шесть протоколов допросов и список из 127 обвинений, Super inquisitione facienda contra Ordinem militie Templi [Ibid.]. Так что у нас есть возможность составить представление о сути обвинений, предъявленных тамплиерам Сицилии. Основное обвинение, как следует из записей допросов (неизвестно, применялись ли пытки но, скорей всего, нет) — отречение от Христа во время церемонии приема в Орден в домах Торремаджоре и Барлетты. Некоторые тамплиеры говорили, что во время церемонии они были вынуждены осквернить крест или распятие. Два тамплиера рассказали о некоторых случаях поклонения котам. Но в то же время, похоже, никто не был обвинен в содомии или другом непристойном поведении [Cf. Guzzo, Templari, pp. 90-91.]. Можно предположить, что стратегия обороны была основана на утверждении , что одиночные тамплиеры не были виновны в том, что они делали во время церемонии приема. Потому что они лишь повиновались своему начальству и следовали существующему ритуалу.

Эта ситуация в материковом королевстве уникальна тем, что, с одной стороны, действия местных властей против тамплиеров были относительно быстрыми и решительными, а с другой — два судебных процесса не вызвали большого интереса со стороны властей и не имели существенных результатов. Ощущался явный недостаток свидетельств против тамплиеров. Поэтому, очевидно, у местных церковных и государственных властей не было особых причин для преследования Ордена. При этом число арестованных тамплиеров было весьма незначительным и, скорее всего, никто из них не был казнен. Итак, подводя итоги судебному разбирательству в королевстве на материке, следует отметить, что процесс был шумным, но мало значительным.

НА ОСТРОВЕ
В это время остров Сицилия управлялся Иаковом и Фридрихом Арагонским и принадлежал к совершенно другому политическому контексту [Cf. Henri Bresc, Un monde méditerranéen: Économie et société en Sicile. 1300-1450 (Palermo and Rome, 1986).]. Утверждалось, что арагонских тамплиеров преследовали только потому, что их замки представляли прямую угрозу интересам королевского двора [Malcolm Barber, The Trial of the Templars (Cambridge, 1978; 2nd edn, Cambridge, 2006); я использовал итальянское издание, Processo ai Templari: Una questione politica (Genova, 1998), pp. 254-62.]. Но на Сицилии было всего несколько тамплиеров и у них не было сколь-нибудь значительных укрепленных поселений. Так что королевский двор не вмешивался в процесс и все действия против тамплиеров должны были проводиться местными церковными властями, традиционно имевшими хорошие отношения с Орденом. Папская власть не имела достаточно возможностей для вмешательства в сицилийские дела даже после того, как отлучение с острова было снято.

Все, что мы знаем о судьбе сицилийских тамплиеров, вытекает из источников, касающихся передачи имущества храмовников ордену госпитальеров, провозглашенной папской буллой Ad providam Christi в мае 1312 года. В континентальном королевстве госпитальеры не испытывали особых затруднений в получении бывших владений тамплиеров. За некоторыми исключениями: несколько самых больших земельных владений в Торремаджоре (Torremaggiore) и Серрителле (Serritella) были узурпированы местными дворянами, а другие попали под управление королевского двора [Guerrieri, I Cavalieri, no. 6, pp. 118-20.]. В целом, сравнивая список бывших владений тамплиеров со списком владений госпитальеров конца XIV века можно сделать вывод, что госпитальеры получили примерно 75 процентов собственности храмовников.

На острове дело складывалось несколько иначе. С одной стороны, да, госпитальеры были очень влиятельны при королевском дворе, а их приор Санчо Арагон ( Sancho of Aragon) был сводным братом короля Фридриха (а также короля Арагона, Иакова II) [Anthony Luttrell, «The Aragonese Crown and the Knights Hospitallers of Rhodes», English Historical Review, 76 (1961), 1-19, и Anthony Luttrell, The Hospitallers in Cyprus, Rhodes, Greece and the West 1291-1440 (London, 1978), article XI, pp. 6, 1115; idem, «La Corona de Aragón y las Órdenes Militares durante el Siglo XIV», в VIII Congreso de Historia de la Corona de Aragón, 2 (Valencia, 1970), pp. 67-77, и в idem, Hospitallers in Cyprus, article XII, pp. 71, 77; Toomaspoeg, Templari, pp. 83-84.]. Но с другой стороны, король потерял много сторонников из числа местных дворян, помогавших ему в войне с анжуйцами, и он не управлял всей территорией своего королевства [Cf. Peri, La Sicilia dopo il vespro.]. Так что госпитальерам пришлось потратить много лет на то, чтобы хотя бы частично подтвердить свои права на бывшие владения тамплиеров. Этот процесс recuperatio (возвращение) начался в 1315 году и продолжался до середины XIV века. Похоже, что имущество Храма тем временем не было официально экспроприировано, а просто узурпировано частными лицами и королевским двором, и что весь судебный процесс над Храмом был окутан молчанием.

С наибольшими трудностями госпитальеры столкнулись в центральной части Восточной Сицилии, где у тамплиеров была сосредоточена наиболее крупная и богатая часть их собственности. Например, только в 1326 году новый приор госпитальеров Родриго Санчес де Вергас добился успеха в судебном процессе против рыцаря Россо, одного из самых влиятельных людей в королевстве, узурпировавшего крупный фьеф de Templo в Скордии (Scordia). Но он все же остался под контролем Россо, которому просто пришлось заплатить госпитальерам весьма скромную и скорей символическую арендную плату [Carlo Marullo di Condojanni, La Sicilia ed il Sovrano Ordine Militare di Malta (Messina, 1953), no. 82, p. 112.]. В то же время, большое поместье тамплиеров Мурро осталось в королевском владении и позже было передано в качестве феода семьям Монкада (Moncada) и Вальгуарнерио (Valguarnerio) [I capibrevi di Giovanni Luca Barberi ora per la prima volta pubblicati da Giuseppe Silvestri, ed. Giuseppe Silvestri (Palermo, 1879-90), vol. 1, p. 80; Giovan Luca Barberi, Il «Magnum Capibrevium» dei feudi maggiori, ed. Giovanna Stalteri Ragusa (Palermo, 1993), vol. 2, pp. 664-9.].

Другая значительная собственность тамплиеров располагалась в регионе между городами Кальтаджироне (Caltagirone), Пьяцца Армерина (Piazza Armerina) и Айдоне (Aidone) и так же находилась под угрозой захвата. Процесс, в результате которого эти владения стали собственностью госпитальеров, интересен тем, что только таким образом мы можем найти хоть какую-то информацию о судьбе бывших тамплиеров.

Однажды, проснувшись июньским утром 1327 года, командор госпитальеров по имени James of Calatafimi рассказал своим товарищам-рыцарям, будто ему приснилось, что рядом с Caltagiorne, в церкви Santa Maria del Tempio, похоронен святой рыцарь. Устроив шумную процессию, госпитальеры отправились в эту церковь и действительно нашли захоронение останков некого рыцаря Gerlandus of Alamanna, бывшего тамплиера, оставшегося служить в церкви до своей смерти [Ottavio Cajetani, Vitae Sanctorum Siculorum, vol. 1 (Palermo, 1657), p. 234; Henri Bresc and Jacques Rovinski, «Les miracles du Bienheureux Gerland de Caltagirone (1327)», Cahiers du Centre des études médiévales de Nice (1984), 25-37; Villari, Templari, pp. 18-22.]. Святость останков была подтверждена многочисленными чудесами, которые испытали на себе приближавшиеся к ним люди. В конце концов тело Герландуса было перевезено в Кафедральный собор Кальтагорна (Caltagiorne). Объявленный благословенным (но никак не святым), прах Герландуса продолжал в течение многих лет творить чудеса: его специализацией были детские болезни. И это дает нам ценные свидетельства по истории педиатрии. Обнаружение этих останков создало госпитальерам хорошую основу для подтверждения их прав на Санта-Мария-дель-Темпио. Этот случай показывает, как бывшие тамплиеры смогли продолжить свою жизнь, не подвергаясь угрозам со стороны местных властей.

История тамплиеров и процесс над ними в двух королевствах Сицилии уникальны. Суд материкового королевства Карла II и Роберта смог продемонстрировать своим союзникам, папе Клименту и королю Филиппу, стремление судить и преследовать Орден Храма. Но на самом деле было арестовано лишь несколько тамплиеров и все они, похоже, были освобождены после короткого и, видимо, не желательного суда. На острове же и вовсе не было никакого суда и члены Ордена продолжали вести свою прежнюю жизнь, иногда становясь госпитальерами, иногда оставляя религиозную деятельность.

Причины этого нежелания обвинять и преследовать тамплиеров кроются в популярности ордена Храма в южно-итальянском обществе. В некоторых регионах Европы падение Акры негативно сказалось на репутации военных орденов. Но на юге Италии произошло прямо противоположное: местное население стало больше интересоваться тамплиерами, госпитальерами и Тевтонскими рыцарями и стремилось помочь им вернуться на Святую Землю. Письмо епископа Мальтийского от 1305 года, упомянутое выше, является хорошим примером этого интереса к тамплиерам, и вполне вероятно, что местные церковные иерархи были неравнодушны к судьбе Ордена, который они хорошо знали.

Другая причина заключалась в том, что хотя тамплиеры и были богаты и влиятельны в обоих королевствах, но все же не на том уровне, как во Франции или Арагоне или даже в Тоскане. Они никогда не рассматривались в качестве угрозы интересам местных или центральных властей, и не существовало никаких легенд об их сокровищах или незаконной финансовой деятельности. Во время судебного разбирательства на материке обвинения против тамплиеров оказались искусственными и сфабрикованными папскими инквизиторами, без какой-либо реальной связи с местным контекстом. На Сицилии, в 1327 году, бывший храмовник, Gerlandus из Alamanna, был представлен в качестве примера благословенного человека чудотворца. Таким образом завершилось существование Ордена Храма на юге Италии — без особых страданий и позора.

Тумаспог К. / Kristjan Toomaspoeg The Templars and Their Trial in Sicily