«Санто Калис» из Валенсии

Как гласит «священная история» — в первый день «праздника опресноков», Иисус направил двух своих учеников, Петра и Иоанна, в Ершалаим, дабы они подготовили место для празднования.

Кафедральный собор в Валенсии

«Он сказал им: вот, при входе вашем в город, встретится с вами человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним в дом, в который войдёт он, и скажите хозяину дома: „Учитель говорит тебе, где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?“ И он покажет вам горницу большую, устланную; там приготовьте».»
Евангелии от Луки

Руководствуясь указаниями Учителя, дом нашли и приготовили к празднеству. Кто был этот человек — доподлинно неизвестно. Мужчины в те времена за водой не ходили — это было исключительно женское занятие. Так что кувшин в руках мужчины сразу бросался в глаза, позволяя очень быстро выделить его из многолюдной толпы, со всех сторон стекавшейся в предпраздничный город. Человек этот был явно не бедный — имел свой дом и, надо полагать, достаточный набор приборов для трапезы, включая чаши. На тринадцать персон как минимум. События, произошедшие в тот вечер хорошо известны по евангелиям и останавливаться на них я не буду…

Иосиф Аримафейский был знатным и богатым в Ершалаиме человеком. Заседал в самом Синедрионе. И хотя он не входил в состав «двенадцати”, но тоже считался учеником Иисуса и его тайным сторонником.

«…. пришёл богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса» (Мф. 27:57-66)

Именно он, согласно преданию, упросил Понтия Пилата отдать ему тело Христа. Разрешение было предоставлено и Иосиф вместе Никодимом, еще одним тайным учеником, сняли тело Спасителя и захоронил его в гробнице, предварительно обернув в саван. Именно с этого момента и берут свое начало легенды о Плащанице и чаше…
Ныне на месте этого дома «тайной вечери» стоит готическая постройка, возведенная крестоносцами в XII веке.

***

Симон, ставший Петром, возглавил римскую секту первых христиан в 47 году, назвав себя епископом. На латинском это означало «надзирающий», а в греческом эквиваленте — «верховный жрец». Надо заметить, что «папами» тогда могли называться все иерархи новой церкви — от епископов до простых «священников», имеющих право благословлять. Лишь с VII века титул «папа» закрепился исключительно за римскими «жрецами». До переезда в Рим у Петра были сложности во взаимоотношениях с иудейским царем Иродом Агриппой I, посадившим его в тюрьму. Неким «чудесным» способом Петру уже через несколько дней удалось бежать из застенков, после чего он счел благоразумным покинуть Иудею. Под «чудесным способом», видимо, следует понимать организацию его побега. Кто оказал ему помощь? Почему бы это не сделать «тайным сподвижникам», Иосифу или Никодиму, учитывая их высокое положение в обществе и широкие финансовые возможности?! Могли ли они передать ему при этом что-либо из вещей, связанных с Учителем и сохраненных ими? Вполне вероятно. Хотя эта «передача» могла произойти и позже, в Риме, когда Петр уже стал там епископом. Всякая религия нуждается в реликвиях. А тут, что называется — из первых рук, истинность не подлежит сомнению.

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26. 26-28)

Вы только представьте себе — Петр причащал верующих из чаши, переданной ему Иосифом, в которой действительно когда-то находилась кровь Спасителя!..

***

И в Риме Петру тоже не удалось найти контакт с правительством — в 67 г. он был казнен по распоряжению императора Нерона. Христианская секта была подвергнута репрессиям, их имущество конфисковано. Что стало с чашей? Любопытна фраза некого священника Гая, римлянина, жившего во II веке и написавшего, что «трофеи» апостола Петра остались в Ватикане». По какому поводу он ее высказал неизвестно, так что историки и исследователи в различные времена высказывали многочисленные толкования. Но мне представляется, что речь идет как раз таки о чаше, ибо, как уже ныне установлено, под словом «трофей» подразумевается «то, что осталось от мучеников» … остается только дополнить — «…претерпевших страдания на кресте».

Так или иначе, но считается, что реликвия после смерти Петра передавалась от одного римского епископа к другому. Откуда это известно? Конкретно на этот вопрос я не отвечу, но могу предположить.

Например, из «Liber Pontificalis» – сборнике деяний пап, начиная с Петра. Первая редакция, «Catalogus Felicianus», создана в VI или VII вв. По сути — это компиляция, созданная на основе трудов более ранних авторов. В частности, Иеронима Стридонского, жившего на рубеже IV-V веков. Иероним, в свою очередь, опирался на «Церковную историю» Евсевия Кесарийского, повествующую о событиях до 324 года. Труд Евсевия считается весьма авторитетным, ибо в своей работе он имел возможность пользоваться главными по тем временам церковными библиотеками, включая государственные архивы. Можно также упомянуть Гегесиппа, раннехристианского автора самого начала II века. Любопытно, что в Средние века «Церковная история Гегесиппа» упоминается в каталоге библиотеки французского аббатства Корби, а на Востоке она сохранялась вплоть до XVII века…

***

В 258 году над головой очередного римского епископа опять грянул гром — император Валериан I потребовал выдать ему всю церковную утварь и книги. Интересно, зачем императору понадобилась вся «утварь»? Что-то подсказывает мне, что его интересовала все-лишь одна «вещь»… чаша. Но Сикст II, бывший тогда «папой», отказался, за что и был обезглавлен. По преданию, перед арестом он успел дать своему помощнику, архидиакону Лаврентию Римскому, задание: «…а теперь пойди, продай церковные сокровища и раздай гонимым и нуждающимся христианам». Думается, что не «продай», а передай. Спустя три дня Лаврентия схватили и подвергли пытке огнем — римский префект пытался выяснить, куда делись священные реликвии. Но Лаврентий молчал, предпочтя мученическую смерть предательству. Церковь оценила подвиг и впоследствии Лаврентий был канонизирован. Но у меня, как и у римского префекта, остается вопрос — кому же была передана «церковная утварь»?

***

Город Уэска расположен на севере современной Испании. В 1097 году он был отвоеван королем Педро I Арагонским у мавров, пришедших на Пиренеи в начале VIII века. До этого здесь были королевства вестготов, оказавшихся здесь в результате так называемого «великого переселения народов» . Кстати, они тоже были христианами. С середины IV века. Так вот, во времена этих самых вестготов и вплоть до прибытия арабских завоевателей в окрестностях Уэска хранилась некая чаша, служившая предметом религиозного культа, будто бы перенесенная сюда св. Лаврентием. Это, конечно, легенда, но крупица истины тут все равно присутствует. Уэска лежит на знаменитом «Эль Камино де Сантьяго» — древнем пути паломников в Сантьяго-де-Компостела, к мощам св. Иакова. Часть этого пути, начинавшегося от Тулузы и до Уэска, носила название «Арагонский путь» и существовала задолго до того, как были «обретены» мощи Иакова и маршрут был продлен. Так что чаша могла оказаться в Испании именно этим, вполне естественным образом…

монастырь Сан-Хуан-де-ла-Пенья

Недалеко от Уэска расположен монастырь Сан-Хуан-де-ла-Пенья, возведенный в 1021 году на месте киновии — своего рода места совместного проживания отшельников — предтечи средневекового монашества. Место было вполне подходящее — в стороне от дорог, в горной глуши, под скалой. Ничто не мешает молитвам и… сохранности реликвий. В 1399 году монахи этого монастыря преподнесли арагонскому королю Мартину I дар. Воистину, царский. Это была чаша. И с этого момента судьба этой святыни уже четко прослеживается.

монастырь Сан-Хуан-де-ла-Пенья

Испанские короли владели ею почти до середины XV века, завещая ее своим наследникам. Об этом свидетельствуют сохранившиеся королевские архивы. В 1437-м Альфонсо V Великодушный передал ее собору в Валенсии. С тех пор она и находится там. И не только она. В соборе хранят и некий документ, датированный 262 годом. Утверждается, что он свидетельствует о принадлежности чаши апостолу Петру. И о том, что она была вывезена из Рима в целях безопасности. Это как раз то время, когда император Валериан гонялся за христианской«церковной утварью», о чем я упоминал выше. Если так, то можно предположить, что эта скорей всего опись церковных ценностей, переданных через Лаврентия… вот только кому? Может документ и содержит информацию об этом, но доступ к нему так же затруднен, как и к архивам Ватикана…

А вот теперь самое интересное. Католическая церковь все-таки нарушила многовековое молчание и в 1959 году, устами папы Иоанна XXIII, признала аутентичность «Санто калис», призвав к паломничеству и пообещав полную индульгенцию всем пожелавшим ее лицезреть. Иоанн Павел II, в 1982 пошел еще дальше — он использовал чашу, совершая мессу. А в июле 2006 Бенедикт XVI и вовсе назвал ее «самой прославленной чашей». В римском каноне мессы она теперь значится, как «Hunc praclarum calicem» — «Эта освященная веками чаша».

Кафедральный собор в Валенсии

Ученые, проводившие анализ «потира», делают однозначный вывод — сосуд изготовлен между 350-м годом до н.э. и 50-м годом нашей. Камень, вероятней всего, происходит из Египта…

Так что, как говорится, хотите верьте, а хотите — нет. Вопросы веры, как и вопросы крови — самые сложные вопросы в мире…

И напоследок. По легенде, из короны поверженного Сатаны выпал камень… агат, превратившийся потом в чашу Грааля. «Санта Калис» валенсийского собора сделан из агата и это — чаша…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019