Про то, как тамплиеры возглавили II крестовый поход

Второй крестовый поход

Про то, как Тамплиеры Возглавили II Крестовый поход

В 1144 году пала Эдесса, столица образованного в ходе I крестового похода одноименного графства. Со времен взятия Иерусалима крестоносцами не прошло и пятидесяти лет. Запад ответил новым походом. Его главным идеологом стал Бернард Клервоский, духовный наставник ордена тамплиеров…

Походу предшествовала папская булла Quantum praedecessores, призывавшая западных христиан вернуть Эдессу в лоно католической церкви и королевства Иерусалимского…

К 1147 году определились основные участники II похода в Отремер — германский монарх Конрад III, первый венценосный представитель династии Гогенштауфенов и французский король Людовик VII. Среди прочих желающих поучаствовать в богоугодном мероприятии значился и Рожер II Сицилийский. Он выразил готовность предоставить норманнский флот своего королевства для транспортировки войск французского короля, с коим он находился в союзных отношениях. И поначалу Людовик принял это предложение. Французы двинулись в Италию. Однако Конрад решительно воспротивился этому, мотивируя свое решение достаточно вескими аргументами. Во-первых, он считал, что не стоит распылять силы, но следует собрать их воедино, как кулак. А во-вторых, он настаивал, что надлежит идти тем же путем, которым шли участники первого, победного крестового похода — Deus vult, так хочет Бог! Людовик внял доводам и французская армия, насчитывавшая около семидесяти тысяч человек, повернула на Венгрию…

Соединиться войскам двух монархов, однако, не удалось. Армия Конрада, следуя старому маршруту, достигла Константинополя на месяц ранее. К сентябрю 1147 года. Что привело в ужас византийского императора Мануила I Комнина. Воспоминания о бесчинствах западных крестоносцев времен первого крестового еще были свежи и императору не хотелось повторения. Но германцы уже стояли под стенами, громя и грабя предместья и с этим фактом ничего нельзя было поделать. Греки не были готовы к боевому столкновению. В ход пошла дипломатия, благо Византия ею всегда славилась. Императору удалось убедить Конрада не медлить с дальнейшим продвижением. Греки помогли крестоносцам переправиться на противоположный берег Босфора… и с облегчением вздохнули. Однако радоваться им пришлось недолго…

Опасность нагрянула с другой стороны — сицилийские норманны взяли остров Корфу, принадлежавший Византии. Нападению подверглись также берега Иллирии, Далмации и южной Греции. Рожер II занялся привычным для норманнов делом — грабежом. Не до спасения Эдессы ему было. Ненависть норманнов к Византии была давно известна. Еще до первого крестового похода они чуть было не атаковали Константинополь. Но что самое парадоксальное — Рожер заключил союз с египетским султаном и фактически встал на сторону врага. Вот вам и крестовый поход, вот вам и булла папы римского…

Забегая вперед, замечу, что четвертый крестовый, организованный чуть более полувека позднее, стал логическим завершением второго. Главная целью крестоносцев всегда была Византия. У варварского, алчного и агрессивного Запада, как назвала его Анна Комнина в знаменитой Алексиаде, всегда вызывало раздражение блеск и слава просвещенного и утонченного Константинополя, его богатства и реликвии. Последние в особенности…

А в это время франки уже были на подступах к Константинополю. И вновь грабежи и снова бесчинства. Зная о близких отношениях французского короля и Рожера II и в свете последних событий, император Мануил понимал, чем для него может закончится долгое пребывание французов у стен его столицы. И тогда он пошел на хитрость. Был распущен слух о якобы победоносном продвижении войск Конрада и ожидании неминуемого взятии Эдессы. Людовик VII был настоящим рыцарем. В том смысле, что подвиги его манили более, чем призывы папы римского. И оказаться вторым ему было просто немыслимо. И как и всякому истинному рыцарю, ему хотелось прославиться в глазах свой дамы. Тем более, что она была буквально рядом… в походе его сопровождала блистательная Алиенора Аквитанская, его супруга, кумир всех трубадуров того времени. Современники отмечали, что лагерь французов скорей походил на королевский двор на выезде, чем на военный. Складывалось впечатление, что это был вовсе и не крестовый поход, а увеселительная поездка, турнир… Людовик повелся на слухи, проявив нетерпение и греки молниеносно переправили его через Босфор.

Но вернемся к основной теме…

Войска Конрада, после кратковременно отдыха в Никее, двинулись старой дорогой крестоносцев на Дорилей. Там их уже ждали… Поражение было столь сокрушительным, что Конрад едва унес ноги. Вернувшись в Никею, ему не оставалось ничего иного, как дожидаться французов во главе с королем Людовиком. Возвращаться домой после столь позорного исхода похода ему явно не хотелось…

Очутившись на азиатском берегу и дойдя до Никеи, где к нему присоединились остатки германского воинства, он понял, как его провели. Но поворачивать вспять было уже поздно. Это было бы не по-рыцарски. Да и понтифик бы не простил…

Дорога, усеянная трупами германцев из воинства Конрада, производила удручающее впечатление и дабы сохранить боевой дух франков, решено было идти другим путем, береговой дорогой, через Никомедию на Эфес. Отсюда они повернули на Адалею и 8 января 1147 года подошли к горе Кадмус, “проклятой горе, крутой и скалистой”, как описал ее один из участников тех событий, Одон Дейльский.

Людовик был прекрасным рыцарем. В куртуазном понимании этого слова. Но он был плохим полководцем. Король приказал войскам разделиться. Авангарду предписывалось достичь вершины, укрепиться и там ждать остальных. Арьергард вместе с королем остался внизу. Обоз, со всей прислугой и прочими, через некоторое время стал подниматься к перевалу. Но случилось непредвиденное. Командир авангарда не выполнил приказ короля и не стал задерживаться на перевале, а спустился вниз, устроив лагерь у подножия горы. Этим воспользовались сарацины. Они обошли передовой отряд франков и напали на обоз, медленно поднимавшийся к перевалу.

“… напали и началась резня, а беззащитная толпа бежала и падала, как овцы. От того места несся крик, который пронзил даже небеса” [Одон Дейльский]

Крик были услышан и король во главе арьергарда бросился на помощь. Завязалась битва. На узкой тропе — с одной стороны отвесные скалы, с другой — глубокая пропасть. Лошадь под Людовиком пала и сам он едва избежал смерти. Преследуемый врагом, он вскарабкался на валун, яростно отбиваясь… Франки понесли огромные потери… Король вернулся в лагерь в полночной тишине, один

Это был разгром, сопоставимый с поражением Конрада у Дорилея… Войска деморализованы, король в панике. Ни о каком отвоевание Эдессы уже не было и речи. Но кто-то ведь должен был спасти ситуацию…

***

Эврар де Бар, магистр французских тамплиеров, был близким другом Людовика VII. Король ему всецело доверял и в походе он был его правой рукой…

При катастрофе у горы Кадмус тамплиеры были единственными, кому удалось сохранить дисциплину и сберечь свой обоз. Закаленные в боях с сарацинами, знавшие их тактику, не ведавшие страха, храмовники были самым крепким звеном любой армии…

Людовик был плохим полководцем, но он умел признавать ошибки и делать правильные выводы. И он их сделал.

“… было решено, что в это опасное время все должны войти в братство тамплиеров, и богатые, и бедные, и принести клятву, что они не покинут поле и что будут повиноваться во всем офицерам, назначенным им тамплиерами”

Король передал командование войсками тамплиерам! Более того, все войско на время похода вошло в Орден! Никогда еще, ни до, ни после, численность тамплиеров в Отремере не была столь велика.

Изрядно потрепанное франкское войско возглавил храмовник Жильбер. Любопытно, каким образом была реформирована вся воинская структура той толпы вооруженных людей, пришедших их Европы спасать Эдессу. Жильбер сформировал отряды по пятьдесят человек, каждый из которых возглавил брат-тамплиер, подчинявшийся только Жильберу. Даже не королю!

“Если что-либо приказывается магистром или тем, кому он отдал полномочия, это должно быть выполнено без задержки, так, как если Христос приказал это <…> Ни один брат не может ни сражаться, ни отдыхать по своему желанию, но только по приказу магистра, которому все должны подчиняться”.

Это строки из Устава Ордена тамплиеров. Отныне они становились руководством к действию и для всего войска короля Людовика. И войско принесло присягу Жильберу! Все, поголовно, включая строптивых баронов, не признававших даже королевские приказы. Реформа дала свои плоды — дисциплина в армии была восстановлена, боевой дух воспрял и войско двинулось дальше, сокрушая все на своем пути. Хотя, по большому счету, все это весьма напоминало бегство. Пусть и хорошо организованное. Тамплиеры спасли честь короля Франции. А его потомки их уничтожили. Парадокс…

20 января 1148 года они достигли Адалеи. На этом, по сути, и закончился этот бесславный крестовый поход. Конрад отправился в Константинополь, куда его персонально пригласил император. А Людовик, погрузив остатки своего воинства на корабли, отплыл в Антииохию, где встретил весьма радушный прием со стороны тамошнего правителя — графа Раймунда. Особой чести удостоилась Алиенора , что сразу породило слухи и домыслы. Дыма без огня не бывает, но король Людовик предпочел закрыть на это глаза…

Вскоре вернулся Конрад и Людовик, совместно с королем Иерусалима, Балдуином III, задумали новый поход. Нет, не на Эдессу, на Дамаск. Это был последний аккорд Второго крестового. И опять фальшивый… Но об этом в другой раз…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019