Отношения между домами тамплиеров Британии и местными общинами

Отношения между Домами Тамплиеров Британии и местным Общинами

Изучение истории Ордена Храма по понятным причинам сосредоточено на его военной деятельности у границ христианского мира. Сравнительно мало исследований посвящено социальной и экономической роли Ордена в населенных пунктах Западной Европы, где он владел имуществом.

Недавние исследования Малкольма Барбера о благотворительной деятельности орденов госпитальеров и гамплиеров на Западе, Алана Форея о благотворительности тамплиеров и Кристины Донди о местных орденских литургиях, в определенной степени высветили отношения Ордена с местными общинами, среди которых он функционировал [M. Barber, «The Charitable and Medical Activities of the Hospitallers and Templars», in A History of Pastoral Care, ed. G.R. Evans (London and New York, 2000), pp. 148-68; A.J. Forey, «The Charitable Activities of the Templars», Viator 34 (2003), 109-41; C. Dondi, «The Liturgy of the Holy Sepulchre of Jerusalem (XII-XVI Century): with special reference to the practice of the Orders of the Temple and St John of Jerusalem», Ph.D. thesis, King’s College London, 2000, pp. 100-117; C. Dondi, «Manoscritti liturgici dei Templari e degli Ospitalieri: le nuove prospettive aperte dal Sacramentario Templari di Modena (Biblioteca capitolare O. II. 13)»’, in I Templari, la guerra e la santità, ed. S. Cerrini (Rimini, 2000), pp. 85-131; C. Dondi, The Liturgy of the Canons Regular of the Holy Sepulchre of Jerusalem: A Study and a Catalogue of the Manuscript Sources (Turnhout, 2004), pp. 41 -2 and n. 14.]. Тем не менее, скудость исследований по этому вопросу, возможно, подтверждает мнение, создавшееся в ходе судебного процесса 1307-12 годов, будто Орден был скрытным и держался обособленно от окружающих [См., например, обвинения в Oxford, Bodleian Library, ms Bodley 454, fol. 8r: ..Itemxxxjus quod recepciones fratrum suorum clamdestine fiebant; Item,xxxilus quod nullis presentibus nisi fratribus dicti ordinis; ..Itemxxxnijus quod propter hoc contra fratres dicti ordinis vehemens suspicio a longis temporibus laboravit; ..Itemxxclxus quod communiter habebatur. …; ..Itemlxc quod iniungebatur eis per sacramentum, ne predicta revelarent; ..ItemIxxius quod sub pena mortis vel [fol. 8v] carceris;..ItemIxxijus quod neque modum recepcionis eorum revelarent; ..ItemIxciijus quod nec de predictis inter se loqui audebant; ..ItemIxcilijus quod si qui reperiebantur revelare, morte vel carcere affligebantur; ..Itemlxxvus quod iniungebatur eis quod non confiterentur aliquibus nisi fratribus dicti ordinis. Printed in D. Wilkins, Concilia Magnae Britanniae et Hiberniae, 4 vols (London, 1737), 2.331-2. [For this manuscript see now H.J. Nicholson, ed., The Proceedings Against the Templars in the British Isles, 2 vols (Farnham, 2011).]]. Это и вызывало подозрения. Однако документы, касающиеся расследования по делу тамплиеров на Британских островах, содержат достаточно примеров контактов между братьями и местными общинами. Если сложить их вместе, то можно предположить, что отношения между орденскими домами и общинами могли быть близкими, даже если они шли в разрез с привилегиями и положением Ордера.

Эти контакты могли принимать различные формы. Они могли включать, к примеру, общение с людьми, регулярно путешествующими по владениям тамплиеров. Как правило, на местоположениях бывших домов Ордена, указанных на современных британских картах Государственного картографического управления, показана хотя бы одна дорога через центр их владений, по которой был разрешен публичный проход [См., например, the OS Landranger maps 91 (Temple Sowerby/Acorn Bank NY 6228), 129 (Rothley SK 5712), 121/130 (Bruer SK 9952), 149 (Upleadon/Bosbury SO 6943), 161 (Garway SO 4522)]. Хотя это и не означает, что в Средние века существовало такое право. Но это, по крайней мере, указывает на то, что исторически эти места не были отрезаны от местных общин. Кроме того, судебные показания дают некоторые конкретные доказательства того, что братья предоставляли жилье посторонним.

Не так давно Алан Фори утверждал, что, хотя литературные источники и ссылаются на отдельные помещения для гостей в домах тамплиеров, «Храм обычно не распространял гостеприимство на посторонних … на паломников и путешественников» и «обследования зданий тамплиеров и археологические исследования мест, связанных с тамплиерами, не предоставили никаких положительных доказательств существования больниц» [Forey, «Charitable activities of the Templars», pp. 127-8.]. Однако следует отметить, что, хотя в отчете, представленном на Родосе английским приором госпитальеров (1338 г), указывалось, что каждое командорство госпитальеров в Англии и Уэльсе несет большие расходы на проживание путешественников — здания, в которых размещались эти гости, оказалось трудно идентифицировать [L.B. Larking, ed., (with introduction by J.M. Kemble), The Knights Hospitallers in England: Being the Report of Prior Philip de Thame to the Grand Master Elyan de Villanova for A.D. 1338, Camden Society 1st ser. 65 (London, 1857), pp. 5-101; R. Gilchrist, Contemplation and Action: The Other Monasticism (London and New York, 1995), p. 92, is confident of two identifications, but cf. The Victoria History of the Counties of England (hereafter VCH) Hertfordshire, vol. 3, ed. W. Page (London,1912), p. 349; VCH Wilts., ed. D.A. Crowley, vol. 13: South-West Wiltshire: Chalke and Dunworth Hundreds (London, 1987), p. 95 and plate facing p. 97.]. В доклад английского приора вошли семь бывших командорств тамплиеров, перешедших в распоряжение госпитальеров и требующих ежегодных расходов на содержание путешественников:
Уэзерби (Wetherby) plures sunt supervenientes, quia in itinere versus Scociam;
Willoughton (Северный Линкольншир, недалеко от главной дороги, идущей на север от Линкольна/Lincoln до Хамбера/Humber);
Брюэр/Bruer в Линкольншире (рядом с главной дорогjq на подступах к Линкольну с юга); Garway в Херефордшире, на границе Англии и Уэльса, где, как отмечалось, большинство путешественников было из Уэльса;
Eagle в Линкольншире;
Wilburgham в Кембриджшире;
Templecombe в Сомерсете;
Сэндфорде в Оксфордшире.
В докладе упоминаются расходы по уходу за лошадьми гостей и лошадьми «приходящих» (superenientibus) [Larking, ed., The Knights Hospitallers in England, pp. 137, 149, 155, 158, 164, 186, 192, 198.]. Поскольку эти дома были местом проживания путешественников в 1338 году, наиболее вероятно, что они также были населены путешественниками и тремя десятилетиями ранее, во времена тамплиеров.

В записях судебного процесса, в полном объеме сохраненных в Оксфорде, в библиотеке Bodleian, ms Bodley 454, имеются более точные доказательства. Брат Ричард из Бокингема, монах, дал показания, что он и его товарищ останавливались в доме тамплиеров в Факсфлите (Faxfleet) вместе со многими другими людьми:

dicit quod faciendo transitum per Faxflete non vocatus ibid pernoctabat super vigilis Natalis domini v. annis elapsis ut credit, ubi tunc fuit frater W. de la More magister Anglie + frater Thomas Tholosus tunc preceptor Londoniensis + multi alij fratres + ibi tunc fuit admissus ad habitum Templarium Walterus de Skappe, qui postea missus fuit in Ciprum + mortuus est sicut dictus Frater Ricardus habuit a priore illius. Et quia dictus Frater Ricardus + socius suus fuerant hospitati in quadam camera iuxta dormitorum fratrum cito post mediam noctem venit ad eos quod frater claviger dicte domus + excitant eos + fecit eos ire in aula ubi steterunt cum multos alijs usque ad diem. Dictus autem magister + ceteri fratres tenuerunt suum capitulum in sua capella sicut credit statuti postquam ipsi fuerunt amoti. Postmodum bene ante diem intravit dictus Walterus ad capellam + postea vocatus fuit garcio suus qui portavit hernesium + divisso hernesio, cito exivit; veniente die dicti magister et fratres exiverunt + quilibet ivit viam suam [Ms Bodley 454 fol. 97r. This testimony is not in Wilkins, ed., Concilia.].

Брат Ричард и его товарищ остановились на ночь в доме тамплиеров Факсфлит, non vocatus, то есть, не будучи специально приглашенными остаться там. Их поселили в комнате рядом со спальней братьев. В середине ночи брат-ключник вытащил их из постели и отправил со многими другими людьми стоять в зале, в то время как магистр и братья проводили в часовне капитул. Великий командор Англии и командор Лондона принимали нового брата, и монахи и другие должны были ждать в зале, пока кандидат не войдет туда вместе со своим оруженосцем. Оруженосец вернулся сразу, но тамплиеры не выходили до рассвета. Затем каждый пошел своим путем.

Факсфлит расположен на северном берегу реки Хамбер в южном Йоркшире, у слияния рек Уз (Ouse) и Трент (Trent), прямо напротив города Алкборо, что на южном берегу Хамбер. Было бы разумно, если бы в этом месте был паром, перевозивший путешественников, следовавших на север или юг. Следствие 1323 года по правам тамплиеров этого поместья установило: «водный проход через Хамбер» стоил 18 пенсов в год: passagium aque de Humbr’ quod valet hoc annum xviij d. — возможно, имелась в виду пошлина для тех, кто пересекал здесь реку, или следовал на лодках вдоль Хамбера, вверх или вниз [The National Archives: Public Record Office (hereafter TNA: PRO) E 142/30 mem. 1.]. На карте Государственного картографического управления 1855 года показана площадка на окраине деревни. Она могла служить пристанью для парома через Хамбер из Алкборо. А также для судов, перевозящих грузы вверх и вниз по реке Уз и Хамбер,дожидающихся прилива [Compare the jetty at Blacktoft, a few miles upstream up the River Ouse: R. Thompson, Historic Blacktoft (Blacktoft, nd), p. 63.].

Показания брата Ричарда потверждают версию о том, что Факсфлит был местом для приюта путешественников. Ведь помимо его с товарищем, в зале присутствовало и много других людей. Удивительно — брат Ричард утверждал, что не был специально приглашен в дом, но, тем не менее, он и его товарищ были поселены в комнате, примыкающей к комнатам тамплиеров, а не в отдельном гостевом доме, как это было обычно принято в других монастырях. Если его рассказ является правдой, то храмовники были не более скрытными, чем другие религиозные ордены. Скорее более открытыми, раз позволяя не членам Ордена располагаться в своих домах. Тем не менее брат Ричард не объяснил, почему те, кто остался в доме той ночью, должны были встать и идти в зал, примыкающий к часовне, где они могли видеть, кто входит и выходит. Возможно, это были не обычные путешественники, а друзья и родственники кандидата. Они были свидетелями его приема, хотя и не могли видеть полностью всю церемонию.

Есть еще одно свидетельство от некого Николаса Хинтона, нотариуса из Лондона. Он рассказал, как его пригласил выпить в Новый Темпл брат Питер Отернхем (Peter de Oteringham) idem Petrus diceret dictum Nicholam ad quendam locum ut potaret cum eo [Ms Bodley 454, fol. 94r; omitted in Wilkins, ed., Concilia.]. Николай сообщил, что он быстро покинул здание, потому как якобы заметил один из тайных идолов тамплиеров. Его описание Нового Темпла как места, куда могли быть приглашены посторонние, подтверждаются показаниями брата Майкла Баскервиля (Michael de Baskerville), бывшего казначея лондонского Темпла. 27 января 1310 года он дал показания следователям папской инквизиции, назначенным в епархию Кентербери. Отвечая на вопрос о времени суток, в которое проводились капитулы, он ответил: quod circa horam prime, dicta missa ad quam potest venire quilibet de populo [Ms Bodley 454, fol. 56r; Wilkins, ed., Concilia, 2.346.] (в первом часу [то есть около 6 утра, после рассвета], после мессы было сказано. Любой из людей мог прийти на мессу»). К populo(людям) могли относиться слуги братьев либо посторонние из местной общины. Брат Майкл не уточнил, кого он имел в виду, но его свидетельство указывает на то, что доступ в Новый Темпл не был строго ограничен. Поскольку купцы, дворяне и король хранили свое имущество в Темпле [См., например, Close Rolls of the Reign of Henry III preserved in the Public Record Office, 1247-1251 (London, 1922), p. 283; «Annals of Dunstable», in Annales Monastici, ed. H.R. Luard, RS 36, vol. 3 (London, 1866), pp. 222-3; A. Sandys, «The Financial and Administrative Importance of the London Temple in the Thirteenth Century», in Essays in Medieval History presented to Thomas Frederick Tout, ed. A.G. Little and F.M. Powicke (Manchester, 1925), pp. 147-62.], они должны были иметь возможность доступа к нему в приемлемое время; но это были не все. В 1329 году Король Эдуард III отметил, что существовало публичное право прохода через двор Нового Темпла, от главной дороги к берегу Темзы, по которой миряне могли подниматься на лодках до Вестминстера. И что это было обязанностью Ордена — поддерживать пристань в должном состоянии, дабы миряне могли использовать это право. Король приказал мэру Лондона контролировать, чтобы ворота Нового Темпла были открыты от восхода до заката, дабы позволить народу проходить к причалу, подразумевая, что это был обычай тамплиеров [Calendar of the Close Rolls of the Reign of Edward III, AD 1327-1330 (London, 1896), p. 580; Calendar of the Close Rolls: Edward III, AD 1330-1333 (London, 1898), p. 102; T. Rymer, ed., Foedera, conventiones, literae et cuiusque generis Acta Publica…, edn revised by R. Sanderson, A. Clarke and F. Holbrooke, vol. 2.2, A.D. 1327-1344 (London, 1821), pp. 774, 805.]. В 1374 году возник спор из-за того, что госпитальеры, которые к тому времени владели Новым Темплом, закрывали ворота в дневное время и перекрывали дорогу, существовавшую с незапамятных времен для перевозки грузов повозками, лошадьми и другими способами. Кроме того, любой свободный человек Лондона мог запросить проход через Новый Темпл ночью для перевозки груза, но не повозкой [Calendar of the Close Rolls: Edward III, A.D. 1374-1377 (London, 1913), pp. 26-7.]. Если бы эти права действительно существовали с незапамятных времен , то тамплиеры Нового Темпла разрешали общественный проезд через свой главный английский дом днем и ночью. Госпитальеры не всегда стремились подтверждать свои наследственные обязанности. Так в марте 1398 года король Ричард II отметил, что причал снова сломлен и разрушен, и приказал приору Уолтеру де Грендону (Walter de Grendon) отремонтировать его до Пятидесятницы [Calendar of the Close Rolls: Richard II, A.D. 1396-1399 (London, 1927), pp. 272-3.].

Свидетельство брата Майкла де Баскервиля в том, что люди посещали мессу в часовне Нового Темпла, указывает на использование часовни Ордена слугами и (или) посторонними лицами из округи. Когда папа Иннокентий II в 1139 году предоставил Ордену привилегию иметь собственные часовни, он конкретно указал, что это должно позволить братьям молиться отдельно от не членов Ордена [Papsturkunden für Templer und Johanniter, ed. R. Heistand (Gottingen, 1972), no. 3.]. Тем не менее, другие свидетельства из материалов британского судебного разбирательства говорят о том, что посторонние регулярно посещали часовни тамплиеров.

Брат Адам Сметон (Adam of Smeton), монах из Остина (Austin), сообщил о разговоре с неким стариком, двадцать лет проработавшим у тамплиеров в их командорстве Сэндфорд в Оксфордшире. Этот старик рассказал:

vidit quod quando oportebat Templarij de Samford exire ad sua negocia ardua peragenda consueverunt mane surgere et suam capellam intrare et ad altare accedere et de magna tabula lapidea altaris extrahere quandam lapidem ad quantitatem unius parvi superaltaris qui tam subtiliter reponi potuit in lapideam tabulam memoratam quod vix eius iunctura ab aliquo extraneo potuit deprehendi + ipsum lapidem e predicta tabula assumptum erigere et super altarem ponere + ipsum erectum flexis genibus adorare + se ipsos ad terram prosternere gementes + adorantes quasi petentes aliquid ab eo + hoc frequenter vidit senex predictus. Quibus factis, predictum lapidem in locum prestitum reposuerunt quo tempore nullum secularem permisunt dictam capellam intrare nisi esset eis multum specialis [Ms Bodley 454, f. 96v; Wilkins, ed., Concilia, 2.362, дает только имя этого свидетеля.].

Когда тамплиерам приходилось отправляться в путешествие, они вставали рано утром и заходили в свою часовню, и поднимались к алтарю, и вынимали из алтаря большую каменную табличку, как маленький переносной алтарь, и так тщательно делали, что он помещался в верхней части алтарного камня, как будто все это было одним куском. Они устанавливали это на жертвенник, и все преклонили перед ним колени, и обожали его, и лежали на земле, издавая стоны. Старик часто видел это. В такие времена ни одному светскому человеку (по-видимому, он имел в виду не членов Ордена) не разрешалось войти в часовню, кроме как по важному делу.

Это свидетельство вполне может быть правдой. Очевидным объяснением этой истории служит то, что этим камнем был обыкновенный реликварий, содержащий святые реликвии, которым поклонялись тамплиеры перед отправкой в важные поездки. В списке вещей, изъятых шерифом, проводившим аресты тамплиеров Сэндфорда (Sandford) в январе 1308 года, значился phylatorium, реликварий из часовни [TNA: PRO E 142/13, mem. 3. For the Catholic Church’s ambiguous attitude towards the veneration of relics, see K. Kamerick, Popular Piety and Art in the Later Middle Ages (New York and Basingstoke, 2002).]. Если эта история правда, а так, по-видимому, оно и есть, то в обычных случаях посторонние могли входить в часовни тамплиеров. За исключением отдельных служб братьев. И в этом случае представляется, что слуги тамплиеров были посторонними.

Страница 1 из 212