Финансовые связи Тамплиеров и Английской короны

Финансовые связи Тамплиеров и Английской короны

Орден рыцарей тамплиеров знаком всем читателям исторической литературы (романов, и др.) о двенадцатом и тринадцатом веках , знаком своей храбростью, военным мастерством, богатством,и довольно-таки надменной гордостью. Тамплиеры вместе с рыцарями госпитальерами Св. Иоанна длительное время представляли наиболее стабильный элемент Святой Земли, и там их военные заслуги были признаны всеми.

Однако Орден также оказывал важные услуги христианскому миру в самых различных областях. В невоенной атмосфере бухгалтерских контор воины Храма больше века управляли значительной частью капитала западной Европы, становились квалифицированными бухгалтерами, рассудительными управляющими, и первооткрывателями в развитии кредитования и его методов, которые были способны произвести революцию в коммерции и финансах. Этот, гражданский, аспект деятельности рыцарей тамплиеров сравнительно мало известен. Традиция хранения казны в Новом Тампле в Лондоне описана и проиллюстрирована г. Аддисоном, чья история ордена увидел свет в 1842 году [History of the Knights Templars (История рыцарей тамплиеров), стр. 122-125.]. Профессор Каннигхэм, в третьем издании «Развития английской индустрии и коммерции», приписывал тамплиерам широкое участие в финансовых операциях в тринадцатом веке [Стр. 274]. В 1889 году, г. Леопольд Делиль сделал свою работу «Финансовые операции тамплиеров» темой выступления перед Академией надписей и изящной словесности [Memoires de l’Institut National de France, XXXIII], в котором, после описания занятости ордена в финансовых делах пап и многих принцев, прелатов и вельмож, тщательно исследовал финансовые связи французских королей и тамплиеров. Предметом настоящего исследования является наиболее точное изложение правильных сущности и уровня финансовых связей тамплиеров и английской короны. Тема достойна исследования по двум причинам: как скудный вклад, который можно привнести в фискальную историю Англии в тринадцатом веке; и как и то, что услуги, которые предоставлял Орден до краха, должны быть приняты во внимание для окончательной оценки места Ордена в истории.

Каждая финансовая операция — это два варианта: получение, или выплата, соответственно точке зрения. Если основываться на точке зрения казначейства Ордена в Лондоне, то связи ордена с можно разделить, там где это касается денег, на два основных вида в зависимости от дохода. Получая в то же время прибыль, Тампль считался местом для безопасного хранения для тех, у кого была ценная собственность, и также королевской казной, где хранились денежные средства и куда вносили уплату налогов. Это рассматривается на примере казначейства в Вестминстере, являющегося центром фискальной системы государства и других источников, составляющих доход короля. Вдобавок к займам и платежам, выполненным по приказу короля, были так же и более сложные банковские операции, в развитии которых тамплиеры являлись, по мнению Делиля, соперниками, если не предвестниками, итальянских торговых сообществ.

Факт связи между орденом монахов-воинов, орденом, посвятившим себя спасению и защите святого гроба Господня, и финансовой деятельностью в христианском мире основывается на обычной практике для средневековья хранить ценности в священных местах во время смут и мятежей. Вдобавок к тому, что места эти были защищены святым духом, у зданий тамплиеров были такие несомненные практические плюсы, как проектировка и постройка отличнейшими инженерами, и оборона храбрейшими солдатами века [Делиль, стр. 2].

Если говорить только об Англии, то все люди, владеющие ценностями, похоже, в тринадцатом веке препоручили себя Новому Тамплю [«В начале правления Генриха Второго, рыцари тамплиеры, оставив свои дома в Холбурне, обосновались на южной части той улицы, где позже стоял Саутгемтон Хаус,…для большего удобства они разметили свою новую резиденцию у конца улицы, называвшейся тогда Новой улицей (New Street), а теперь Чансери Лейн (Chancery Lane);и который впредь назывался Новый Тампль ( the New Temple) — Dugdale, Originales Juridicales, 144], для того, что в наше время назвали бы «ответственным хранением»(«депозитом»). В отсутствие каких-либо записей об этом самих тамплиеров, мы получаем свидетельства о привычке людей держать золото, серебро, драгоценные камни, и другие подобные вещи, в Тампле только тогда, когда обстоятельства делали этот факт общеизвестным. Многие хроникёры тринадцатого века упоминали подобные вклады, случайно, рассказывая об их секвестре или конфискации. Так было в случае с 40 000 марок, доверенных ордену Фальком де Броте, норманским дельцом, который служил Иоанну, но участвовал в заговоре и бунте против правления Генриха III. В 1226 году, магистрам ордена, во Франции и в Англии, был дан приказ секвестировать эту сумму, как возмещение убытков за его бесчинства [Rot. Claus, II, 214]. Очевидно, что Юбер де Бург тоже держал свою казну в Новом Тампле, так как Генрих III конфисковал её там в 1232 году [Матвей Парижский (R.S), III, 232; Роджер Уендовер (R.S), III, 41; Calendar of Documents rel. to Scotland , ред. J.Bain, I, No. 1163]. Уезжающие выходцы из Пуатье оставили большую сумму денег в Тампле, когда их вынудили покинуть страну в 1258 году [Матвей Парижский (R.S), V, 704; Stubbs, Const. Hist. (четвёртое издание) II, 81]. Пятью годами позже, Эдуард, наследник короны, конфисковал 10 000 фунтов, которые поместили в Тампль на хранение торговцы и вельможи с материка [Annales Monastici (R.S), III, 222, Жервез Кантерберрийский (R.S), II, 222; Sharp, London and the Kingdom (Лондон и королевство), I, 94]. В 1278 году, казна епископа Рочестерского была секвестирована из Тампля, оправданием для этого служил его долг [Calendar of Close Rolls, 1272-1279 гг., стр. 446-447.]. Прямо перед падением ордена, Эдуард II конфисковал и вручил Пьеру Гавестону 50 000 фунтов, которые были помещены на хранение в Храм епископом Лангтоном, казначеем его отца [Уолтер Хемингбург (Eng. Hist. Soc.), Ii, 273; Stubbs, Const. Hist, II, 335.]. Таким вот образом, справедливо или нет, короли Англии в тринадцатом веке время от времени пополняли свои денежные средства путём конфискации ценностей, доверенных тамплиерам. Эти несчастливые вкладчики, несомненно, являются лишь малой частью тех, чья казна прекрасно охранялась и оставалась нетронутой, но они не вписаны в анналы истории того времени.

Тампль так же, что естественно, был местом для хранения папских средств [В 1214 году, папскому легату оказывали гостеприимство в Тампле три дня, это обошлось для короля Иоанна в 6 фунтов, 19 шиллингов, 5 пенсов, Rot. Claus, I, 175. Смотри так же Матвея Парижского (R.S), IV, 557], завещательных даров и субсидий в помощь Святой Земле. Заметки в записях в период, начиная с правления Генриха II до правления Эдуарда II предоставляют многочисленные доказательства того, что это было обычной практикой [Генрих II, в своём завещании 1182 года, указал, что завещательный дар в пользу Святой Земли должен быть доверен Тамплиерам. Ример, I, 47. Практически веком позже, завещательный дар Ричарда из Корнуола по поводу того же свойства был тоже доверен им на сохранение. Compilation de Berard de Naples, которую цитирует Делиль, 29. 109. Дотации на Святую Земле были размещены на сохранение в Тампле в 1286 году. Calendar of Patent Rolls, 1281-1292 гг., стр. 231б 244; в 1291 году Мадокс, Exchequer, I, 271, и в 1300 году, Бонд, 215. так же смотри Calendar of Patent Rolls, 1301-1307ые гг., стр. 27, 63, 234; и Rotuli Parliamentorum, I. 343.]. Так что традиция хранения ценностей в Новом Тампле может считаться установленной с начала тринадцатого века. Там хранилось богатство вельмож, светских и духовных, скопленный капитал торговцев, папские вклады.

Несомненно, наиболее ценными в списке вкладчиков тамплиеров были английские короли, которые использовали Тампль, как одну из своих сокровищниц. «Нужно понять», — пишет Мадокс, — «что у короля было несколько сокровищниц, основным местом, куда вносились деньги для пополнения казны, было казначейство, а так же деньги платились и хранились, по крайней мере, на тот момент, при дворе короля, в Лондонском Тауэре, и в Новом Тампле в Лондоне» [Мадокс, Exchequer, I, 267.]. Первая запись об использовании Нового Тампля появляется во фрагменте рукописи о плате в казначейство в 1185 году. Из него становится очевидным, что казначейство находилось в Вестминстере. Денежными средствами, полученными там, пополнялась казна в Винчестере, а остальное в это время хранилось в Тампле [Receipt Roll of the Exchequer for Michaelmas Term, 1185 год, стр 31]. Король Иоанн хранил драгоценности короны, важные записи, так же как и деньги в Тампле; в 1215 году, например, секретный договор Иоанна и его невестки Беренгарии, был помещён в Тампль [Ример, I, 126. «Letters of Royal and Illustrious Ladies», (изд. М.А. E. Wood), I, 31. Для того, чтобы ознакомиться с другими примерами во время правления Иоанна, смотрите Rot. Pat, 48, 54, 51, 58, 131, 134; Calendar of Documents rel. to Ireland (Список документов,относящихся к Ирландии) (R.S), I, нр. 541.]. Во время правления Генриха III и Эдуарда I Тампль продолжал служить королевской сокровищницей. В 1220 году, папский нунций, Пандульф, в то время важный чиновник в английском правительстве, дал указание казначею и вице-канцлеру положить деньги на хранение в Храм [Letters, Henry III (Письма, Генрих III) (R.S), I, 113; так же смотри стр. 118-120.]. В 1276 году, у Эдуарда I был вклад в храме, откуда он изьял 1000 марок [Calendar of Close Rolls, 1272-1279ые гг., стр. 264. Для дальнейших иллюстраций к этой практике смотри Calendarium Rotulorum Patentium (R.C.), стр. 21. Мадокс, Exchequer, I, 270]. В многих текстах тринадцатого века есть записи о том, что в Храме выплачивались и вносились различные специфические налоги: вассальные пошлины сюзерену [Ример, I, 87; Rot. Claus, I, 516], налог на пахотную землю [Ibid., I, 437; Dowell, Taxation, I, 37], частичная оплата движимого имущества [Матвей Парижский (R.S), III, 230-232; Ример, I, 207; Доуелл, Taxation, I, 62, 66; Матвей Парижский (R.S), III, 221; Доуелл, Taxation, I, 65,66; Мадокс, Exchequer, I, 270,; Deputy Keeper’s Report, V, 64, нр. 445; Calendar of Close Rolls, 1272-1279 гг., стр. 21, 25, 79; Calendar of Patent Rolls, 1272-1282 гг., стр. 140-141; Ibid, 1281-1292 гг., стр. 70. 184; Hist MSS. Com., IV,395.], пошлина на Лондон [Calendar of Close Rolls, 1272-1279 гг., стр. 63.] и на евреев [Calendar of Patent Rolls, 1272-1281 гг., стр. 52, 99, 100.], ирландская казна [Calendar of Documents rel. to Ireland (R.S), I, нр. 2871, нр. 3013, нр. 3189.], королевское золото [Calendarium Rotulorum Patentium (R.C.), 21; Мадокс, Exchequer, I, 270] и феодальные сборы [Rot. Pat., 189; Rotuli Selecti, под ред. J. Hunter (R.C.), 117; Calendar of Close Rolls, 1272-1172 гг., стр. 943; Calendar of Patent Rolls, 1272-1281 гг., стр. 166-167, 170-171, 208.]..

Исследование доступных доказательств того, что Тампль был королевской сокровищницей, оставляет впечатление того, что орден был постоянно занят этим около века. Связь между ним и казначейством на протяжении времени становилась все более тесной. Во время первых двенадцати или пятнадцати лет правления Эдуарда I, казначей Тампля постоянно держал в списках большое количество счетов, связанных с получением королевских доходов. Важно, что оказывание подобных услуг является основным отличием в связи ордена с фискальной политикой в Англии и во Франции. К сожалению, с точки зрения записей, про Англию нет ничего подобного документу, напечатанному г. М. Делилем, который, как он убеждён, является частью бухгалтерского журнала, который вели храмовники в Тампле в Париже в 1295-96 гг [ Делиль, 73-86, примечание xxix ; а так стр. 40-73 и примечания xxii-xxviii.]. Исходя из этого, и из других доказательств, предоставленных г. М. Делилем, очевидно, что начиная с правления Людовика IX, до и во время правления Филиппа Красивого основная королевская сокровищница находилась в Тампле. Казначей Храма был одновременно и королевским казначеем. Франция, менее удачливая, чем Англия в своём административном развитии, была обязана тамплиерам в организации порядка и системы в фискальной политике. Несмотря на то, что в Англии Тампль играл достаточно подчинённую роль, он всё ещё являлся неотъемлемой частью финасовой системы государства.

Отдельные рыцари и весь орден в целом обычно нанимались английскими королями для сбора и перевозки доходов, и они владели очевидными способностями для проведения подобных миссий. Движимое имущество было впервые обложено налогом для того, чтобы собрать денег на крестовые походы. В ордонансах 1184 и 1188 годов [Stubbs, Select Charters, 159; Liber Custumarum (R.S), 654; Benedict of Peterborough (R.S), II, 31.] указано, что тамплиеры и госпитальеры должны помогать в сборе денег в каждом округе. Исходя из рассказа Гилберта Хокстона может показаться, что иногда тамплиеры не оправдывали оказанного доверия. Гилберт Хокстон был братом ордена тамплиеов, которому король приказал собирать десятину вместе с его чиновниками. Деньги постоянно добавлялись в казну, но итоговая сумма постоянно уменьшалась. Ныне же было выяснено, что брат Гилберт является ответственным за этот феномен, и, как мы можем узнать, несмотря на то, что король его пощадил, он был строго наказан магистром ордена [Benedict of Peterborough (R.S), II, 47-48].

И Иоанн, и Генрих III, регулярно посылали тамплиеров в поездки, связанные с финансами [Rot. Pat., 122, 123, 142, 159; Rot. Claus, I, 381, 514, 558.]. Во время Генриха III, орден тамплиеров и орден госпитальеров были наняты для того, чтобы перевозить деньги из Англии в Ирландию, и обратно, и из Англии во Францию, и обратно. Например, в 1228ом году, компенсация, которую Генрих III согласился заплатить за ранения людей в битве при Сент-Эмильоне, была доверена, беря во внимание опасное состояние дорог, тамплиерам, которые взяли на себя обязательство, что эта сумма точно будет доставлена в Париж [Letters, Henry III (Письма, Генрих III) (R.S), I, 336-337. Так же смотри Rot. Claus, I, 431; Roles Gascons (Michel), I, No. 3099; Deputy Keeper’s Report, V, стр. 62, No. 409].

Тамплиеров иногда нанимали, как членов комиссии для проверки счетов [Calendar of Documents rel. to Ireland) (R.S), I,No. 2157; II, No. 238; Calendar of Patent Rolls, 1272-1281 гг., стр. 379, 451.]. В одном случае, в 1294 году, комиссия из трёх человек, собранная для того, чтобы перейти от старых денег к новым, включала в себя одновременно и настоятеля и казначея храма в Лондоне [Calendar of Patent Rolls, 1292-1301 гг., стр 88.]. Так что для всего тринадцатого века кажется традиционным нанимать тамплиеров для дел, связанных с управлением финансами, дел, которые требовали умения, аккуратности, честности. Судя по мнению королевских сановников, тамплиеры этими качествами обладали. И орден в целом, и отдельные его члены, такие как Аймерик де Сент-Мор, в первой четверти века, или же брат Ворин, в последней, были честными и распорядительными агентами в финансовых делах.

В том, что касается главной функции выплат, то нужно упомянуть о том, что в наше время называется «управлением по доверенности». Начиная с середины двенадцатого века, и до конца тринадцатого, тамплиеры периодически выступали как доверительные собственники денежных средств, помещённых в их руки для реализации какого-либо проекта, которые находились у них короткое или долгое время, и которые они потом начинали выплачивать, соответственно условиями договора об управлении имуществом. Епископ Стаббз выделил особенные черты военных орденов, которые подходят для исполнения подобных дел [Itinerarium …Ricardi (R.S), пункты cvi, cvii.]: «Их характер, как организации, постоянен и свободен от зол немощной старости и юношеского инфантилизма, и, едва ли, доверие будет излишним ввиду добродетели и чести рыцарей.

Первое упоминание о найме тамплиеров, как доверенных собственников, встречается в первой части правления Генриха II [Уильям из Ньюбурга (R.S), I ,158-159.]. Людовик VII отобрал у Стефана определенные замки в Нормандии, которые Генрих II страстно желал вернуть. Он устроил брак между своим сыном-младенцем и дочерью Людовика VII, которая должна была получить замки в качестве приданого. Был договор о том, что до того возраста, по достижении которого дети смогут жениться, замки будут переданы под доверительное управление тамплиеров. В завещании Генриха II есть ссылка на деньги, которые были доверены тамплиерам до 1182 года [Ример, I, 47.]. Иоанн, в 1214ом году, сделал их доверительными собственниками определённых денежных сумм, которые должны были быть выплачены двум его французским вассалам [Делиль (стр 11-12) объяснил, что эти пенсионы были дарованы королём Иоанном, как дипломатичесикй ход, рассчитанный на верность некоторых вассалов, чьи земли были захвачены Филиппом Августом. Смотрите Rot. Pat., 116, 119, 121.]. Достоин упоминая и такой пример: во время правления Генриха III графиня Лейчестер была вынуждена подписать условия отречения в соглашении между Генрихом III и Людовиком IX; согласилась она их подписать только после того, как тамплиеры взяли на хранение 15 000 марок в качестве средств, гарантирующих её право на приданое в виде земельных владений [В 1273 году Элеанора выдвинула претензию на 15 000 марок душеприказчикам Людовика IX. Филипп III написал, что эти деньги были получены Генрихом III восемью годами ранее. Смотрите М.А, Е. Грин. Lives of Princesses of England (Жизнь английских принцесс), II, 58-59; 114-115; Бемонт Simon de Montfort (Симон де Монфор), 330-331, 182, 185, 250-251; Deputy Keeper’s Report, VI, стр. 90, No . 1124-1130.]. Эти примеры описывают доверие оказываемое английскими королями более века, основанное на цельности и стабильности ордена [Так же смотри Calendar of Documents rel. to Scotland, ред. J. Bain , No 003-1005; Ример, I, 616; Calendar of Patent Rolls 1281-1292 гг., стр 247.].

В тринадцатом веке финансовое положение английских королей было незавидным. Их нужды были выше их доходов по всем параметрам, так же от короля ждали, что «он будет жить сам по себе». Те субсидии, которые иногда выделял Большой королевский совет были для экстренных случаев, были главным образом, конечно же, для ведения войн. Сбор этих средств занимал много времени, а расходы в это время должны были быть вовремя оплачены. Короли в раннее время защищали себя от подобных ситуаций, практикуя накопительство; однако потеря континентальных владений сделала это решение более сложным для Иоанна и его последователей. В состоянии спада экономики Англии, не было тех, на кого король мог бы положиться с точки зрения займа. Так что вопрос финансирования своих проектов являлся на тот момент для королей Англии одним из самых серьёзных. Евреев регулярно выжимали до последней копейки, забирая всё золото, которое, согласно королевского патента , они могли себе скопить. Практиковалось вымогательство и с религиозных сообществ. Начиная с середины века в записях стали упоминаться и займы от итальянских торговцев [Бонд, стр. 212-225.].

С другой стороны, тамплиеры были очень богаты. С самых первых дней создания ордена дары ордену расценивались, как акт благочестия, рассчитанный на приобретение вечного благоденствия для души дарителя, то есть в том, в чём каждый человек в Средневековье был наиболее заинтересован. Ввиду этого, орден приобрёл большие земельные владения с доходов, которые стекались в его казну. То, насколько большой капитал был вложен в него отдельными людьми уже было упомянуто. Вот почему тамплиеры были готовы стать банкирами английского короля, раз у них были деньги и они были в близкой финансовой связи с сановниками короля. Удивительная вещь заключается не в том, что короли одалживали у ордена деньги, а том, что они не делали это чаще и в больших количествах, чем говорят свидетельства.

На протяжении всего своего правления Иоанн регулярно обращался к тамплиерам за деньгами, которые они одалживали ему, иногда под залог, иногда полагаясь, видимо, на королевское обещание заплатить. В последних четыре года своего правления Иоанн частенько бывал в Тампле [Itinerary of John в Rot. Pat., Введение.]. Магистр ордена в Англии, Аймерик де Сент-Мор, был одним из тех, кто постоянно поддерживал короля вплоть до самого конца. Он посоветовал Иоанну подписать Великую Хартию вольностей и в этом документе появляется его имя [Стаббз, Select Charters , 296; Матвей Парижский (R.S), II, 584, 589 –590.]; так же он был исполнителем последней воли короля Иоанна, вместе с Пандульфом, Уильямом Бревером, Уолтером де Ласи, Фальком де Броте, и др. [Стаббз, Const. Hist, II, 17; Ример, I, 144.]. Иоанн всегда полагался на его помощь и совет [Rot. Pat., 38, 156, 157.]. Аймерик де Сент-Мор жил до 1219 года, его последователем был Алан Марсель [Deputy Keeper’s Report, IV, 156.]. Суммы, которые тамплиеры одалживали королю Иоанну варьировались от сравнительно пустякового количества, одной марки, которую он одолжил в 1213 году, в качестве пожертвования в день своего отпущения грехов [Rot. Claus, I, 148.], до займов в одну тысячу марок в то время, когда ему пришло позвать на помощь войско Пуатье, в 1215 году [Rot. Claus, I, 194, 198, 221; Rot. Pat., 135, 141, 152, 153, так же стр. 11 и 49.].

Страница 1 из 212