Тамплиеры и содомия

Тамплиеры и Содомия

В данной статье я собираюсь провести анализ показаний, данных по обвинениям, предъявленным инквизицией рыцарям Ордена Тамплиеров в том, что они практиковали гомосексуальные деяния [Термин «гомосексуальный», согласно многим современным ученым, начал использоваться только начиная с примерно 19 века. По словам других, «геи», или гомосексуальная субкультура, существовала в Англии времен Шекспира и во времена Ренессанса в Италии. Cм. Среди прочих Joseph Cady, » ‘Masculine Love,’ Renaissance Writing, and the ‘New Invention’ of Homosexual­ity,» Journal of Homosexuality 22 (1991): 9-40; Arthur N. Gilbert, «Conceptions of Ho­mosexuality and Sodomy in Western History,» Journal of Homosexuality («Historical Perspectives on Homosexuality,» ed. Salvatore J. Licata and Robert P. Petersen) 6, nos. 1/2 (Fall/Winter 1980-81): 57-67; Alan Bray, Homosexuality in Renaissance England (Boston, 1982); Guido Ruggiero, «Sexual Criminality in the Early Renaissance: Venice, 1338-1358,» Journal of Social History 8 (1975): 18-37; Bruce Smith, Homosexual Desire in Shakespeare’s England (Chicago, 1991). Термин «гомосексуальный» не использовался в средневековый период, и в статье он используется только для удобства.] различного вида, от недозволенных поцелуев до содомии [См. Malcolm Barber, The Trial of the Templars (Cambridge, 1978), лучшее общее исследование всех процессов. По вопросу функционирования инквизиции, см Liber sextus decretalium of Pope Boniface VIII, продолжение и комментарий к the Liber extra of Gregory IX Мы не имеем доступа к ним в Австралии, однако сверялись с ними по данному вопросу в Библиотеке Ватикана, Торонто и Париже.].Задача статьи — рассмотреть записи процессов над тамплиерами, проведенных большей частью во Франции и в Италии, так как именно в этих регионах были сделаны признания в виновности. Моя цель — проиллюстрировать, как члены ордера реагировали на вопросы, касающиеся этой темы, как и в каких терминах они описывали, что происходило на самом деле.

СВИДЕТЕЛЬСТВА
Приводимые свидетельства вполне известны [Опубликованные материалы процессов над тамплиерами могут быть найдены в Jules Michelet, ed., Le proces des Templiers, 2 vols. (Paris, 1845-46; new edition, Paris, 1987), о слушаньях в Париже, перед Папской Комиссией, в Эльне; Konrad Schottmuller, ed., Der Untergang des Templer-Ordens (Berlin, 1887; reprint, New York, 1970), часть слушаний в Пуатье, краткая версия слушаний в Англии и на Кипре, слушание в Бриндизи, и сокращенная версия слушаний в Обители святого Петра (полное издание — в Anne Gilmour-Bryson, ed., The Trial of the Templars in the Papal State and the Abruzzi [ Citta del Vaticano ,1982]); Roger Seve and Anne-Marie Chagny-Seve, Le proces des Templiers d’Auvergne, 1300-1311 (Paris, 1986), for the hearings at Clermont-Ferrand; Telesforo Bini, «Dei Tempieri e del loro processo in Toscana,» in Atti della Reale Acmdemia Lucchese di Scienze, Lettere ed Artiy tome 13 (1845), стр. 400-506, в части слушания в Пизе; Heinrich Finke, Papsttum und Untergangdes Templerordens, tome 2 (Munich, 1907) (для остальной части слушаний в Пуатье, стр. 329-42; Каркассоне, стр. 321-24; Шиноне, стр. 324-29; Лериде, стр. 364-76; Наварре, стр. 378-79; и, возможно, небольшие слушания в Провансе, стр. 342-64); Hans Prutz, Entwicklung und Untergang des Tempelherrenordens (Berlin, 1888), for Bigorre, Bayeux, Caen (cf. Finke, 2:313-16), Cahors (cf. Finke, 2:316-21), Chaumont, Clermont (более полная версия в Seve and Chagny-Seve), Renneville, Troyes, и собрание материалов по Провансу; David Wilkins, Concilia Magnae Britannie etHibernie, tome 2 (London, 1737), по Англии, Ирландии и Шотландии. Полное издание суда на Кипре будет опубликовано в Brill in early 1997, под редакцией Anne Gilmour-Bryson. Дополнительный имеющий отношение к данному вопросу материал может быть найден в Just-Marie Raynouard, Monuments relatifs a la condamnation des chevaliers du Temple (Paris, 1813); Georges Lizerand, Le dossier de Vaffaire des templiers (Paris, 1923; reprint, Paris, 1964); Renzo Caravita, Rinaldo de Concorrezzo (Florence, 1964), в части материалов Совета в Равенна; по поводу совета в Сенах см Philippe Labbe, Sacrosancta Concilia, vol. 11 (Paris, 1671-72), pt. 2, cols. 1535-36; Pierre Dupuy, Traittez concernant Vhistoire de Trance: Scavoir la condamnation des Templiers avec quelques actes (Paris, 1654; reprint, Vence, 1975), резюмирует большинство процессов, но с помощью информации, которая по большей части определенно абсолютно неправдоподобна; затем, документация по Англии доступна в William Dugdale and Roger Dodsworth, eds., Monasticon anglicanum. (London, 1661; new edition, London, 1846), 6, pt. 2:813-50. Эти издания содержат ссылки на рукописи, которые можно найти в Archivio Segreto Vaticano, the Archives Nationales, и the Bibliotheque Nationale (Paris) в большей своей части. Старый, но тем не менее полезный список местонахождения различных посланий, протоколов и других документов по тамплиерам появляется в Schottmuller, 1:706-19 (хотя некоторые их перечисленных были утеряны)]. С тех пор как архивы Ватикана открыли для ученых и в конце 19 века стали публиковаться тексты судебных слушаний, показания стали доступны тем, кто знал латынь [По поводу материалов в архивах Ватикана см Leonard Boyle, A Survey of the Vatican Archives and of Its Medieval Holdings (Toronto, 1972). Материал по процессу над тамплиерами можно найти в Archivum Arcis,сейчас известный как «Fondo Castel S. Angelo,»in Boyle, стр. 58-60.]. Интерпретация этого материала – совсем иное дело. Некоторые историки, как, к примеру, Гершон Легман, убеждены в том, что тамплиеры практиковали гомосексуальные отношения, хотя не уверены относительно причин этих непристойных актов, осуществляемых на церемониях вступления в орден [Gershon Legman, The Guilt of the Templars (NewYork, 1966), также доступно на французском как La culpabilite des Templiers, trans. Martine Laroche and Herve Laroche (Spain, 1973), предъявляет крайне субъективное и не очень надежное описание виновности тамплиеров. Этот том содержит очень полезный отрывок из Henry Lea по поводу судов над тамплиерами, показаниях и пытках.Вклад Легмана занимает первую главу. По теме тамплиеров и гомосексуальности см стр. 4 и 6-7, где Legman утверждает, что «де Молэ был гомосексуалистом.» На стр. 18-19 он настаивает, что гомосексуальные действия тамплиеров пошли от их близкой связи с Востоком. На стр.102-3 он заявляет, что он видит как неизбежную связь между обвинениями по поводу сексуального поведения и обвинениями в идолопоклонстве и почитании дьявола. Он утверждает, что гомосексуальные обычаи могли брать начало в поклонении молодых тамплиеров своим лидерам как героям (стр. 107). Факты, которые он приводит на стр. 118 для доказательства гомосексуальности поведения Жака де Молэ, мало что доказывают (стр. 107-8). На стр. 109, он заявляет, что можно считать намного более серьезным по сравнению с редкими однополовыми актами «формальное посвящение какого-либо рода, заявляемое и передаваемое в секретной церемонии принятия в орден с использованием ритуальной обнаженности и просимых сексуальных и непристойных поцелуев.» Legman делает выводы с убеждением, что «гомосексуальность тамплиеров была неотъемлемой частью их сопротивления средневековому Христианству» (стр. 129).)]. Конрад Шотмюллер, в отличие от Ханса Прутца, был убежден в их невиновности. Жозеф Мари Антуан Делавиль ле Ру не пришел к конечному мнению в данном вопросе. Хейнрих Финке писал о деле Тамплиеров очень детально. На самом же деле никто из них не исследовал тексты, относящиеся к обвинениям в самом факте свершения гомосексуальных актов, чтобы извлечь максимум информации из них [O Schottmiiller, Prutz, and Finke, см п. 4 выше. Обсуждение работ Joseph Marie An­toine Delaville le Roulx’s о Тамплиерах появляется в Emmanuel-Guillaume Rey, «Etude sur le Proces des Templiers,» in Revue de Champagne et de Brie, deuxieme serie (1891), стр. 724. Все эти авторы широко использовали архивные документы, публикуя многие из них впервые.]. Но в любом изучении процессов Инквизиции невозможно не учитывать, что показания давались скорее всего под пытками. Работа над ответами всех Тамплиеров на всех судах, благодаря дошедшим до наших дней рукописям, показала, что существует тесная связь между применением пыток, к чему широко прибегали во Франции и Италии, и признаниями в виновности [По этому вопросу см Barber, Trial of the Templars, p. 56 и в других частях работы; Gilmour-Bryson, ed., Trial, стр. 16-18; Peter Partner, The Murdered Magicians (Oxford, 1982), стр. 59-61.].

В других регионах, например, на Кипре, в Англии, Ирландии и на Пиренейском полуострове, где пытки не применялись, тамплиеры в большинстве случаев не давали признаний в вине [Gilmour-Bryson, ed., Trial, стр. 17-26. Пытки могли использоваться в самом конце слушаний в Англии, влияя на показания трех свидетелей, признавших хотя бы какую-то вину.]. Несмотря на то, что пытки существовали и раньше, что было засвидетельствовано многими тамплиерами, на слушаниях перед Папской Комиссией большая часть ответов давалась в манере, достаточно красноречиво описывающей повседневные события в ордене. В конце концов, согласно принципам Инквизиции, если свидетель давал показания в пользу любого из наиболее серьезных обвинений — отречения от Христа, например — тогда он мог получить прощение, под обещание «впредь не грешить». Далее он мог говорить правду, не боясь ухудшить свое положение, и, по-видимому, большинство так и поступало. Нотариусы на заседаниях записывали на удивление незначительные детали, которые никто бы не сфабриковал намеренно, так как для этого не было никаких причин. К примеру, различные обвиняемые рассказывали о своих особых обязанностях внутри ордена, о предпринятых поездках, исполнении совершенно обыденных и стандартных религиозных служб и о частоте появления на публике. Информация такого рода не имела отношения ни к допросам, ни к вынесению окончательного приговора против отдельных обвиняемых.

ОРДЕН ТАМПЛИЕРОВ
Духовно-рыцарский Орден Рыцарей Храмовников (Тамплиеров), основанный в Иерусалиме в 1120 году, стал первым военным орденом Запада [Oб основании ордена, см Malcolm Barber, «The Origins of the Order of the Temple,» Studia Monastica 12 (1970): 220-39, и его The New Knighthood (Cambridge, 1994), стр. 1-37.]. Это исключительно мужское братство, исполнявшее двойную роль — как члены религиозного ордена, они принимали обеты целомудрия, бедности и послушания, — и, как воины, сражались на Святой Земле [О роли тамплиеров как воинов см. Barber, New Knighthood, стр. 64-148.]. Их идеология изложена как в самом уставе Тамплиеров, так и в весьма идеализированном писании Бернарда Клервосского, написанном примерно в 1128 году [Judith Mary Upton-Ward, ed., The Rule of the Templars (Woodbridge, 1992); and Bernard of Clairvaux, «In Praise of the New Knighthood,» in Bernard of Clairvaux: TreatisesIII(Kalamazoo, MI, 1977), стр. 127-67.]. Пока ни один из этих источников не дает ясной картины поведения этих людей, не оставивших фактически никакого письменного наследия, способного пролить свет на их образ мысли и поведения. Исследование записей пап и летописцев 1128-1291 годов указывает на то, что, хотя все три главных военных ордена — Тамплиеры, Госпитальеры и Тевтонские рыцари – подвергались критике церкви, Тамплиеры преследовались не чаще и не более жестоко, чем другие религиозные ордена [В работе Helen Nicholson, Templars, Hospitallers and Teutonic Knights (Leicester, 1993), содержится замечательный список современных источников, упоминающих все три крупнейших военных ордена; см. также Ansgar Konrad Wildermann, Die Beurteilung des Templer prozesses bis zum17.Jahr-undert (Freiburg i/B, 1971).]. Некоторые крупные летописцы, как Гийом Тирский и Матвей Парижский, часто критиковали их, но с той же степенью критичности относились они и к любой другой группе, представлявшей угрозу власти епископов. Орден Тамплиеров был свободным орденом, подчиняющимся только папам, и, как правило, не подпадал под обычные ревизии епископского духовенства [William of Tyre, A History of Deeds Done across the Sea, 2 vols., в переводе Emily Babcock и and A. C. Krey (New York, 1943); и издание Robert B. C. Huygens, ed., Chronicon, 2 vols., Corpus Christianorum—continuatio medievalis, vol. 63 (Turnhout, 1986); Matthew Paris, Chronica majora, 3 vols., ed. H. R. Luard, Rolls Series 95 (London, 1890).]. Основная критика, предъявляемая ордену, касалась их якобы высокомерного и заносчивого поведения, приписываемой им ответственности за военные поражения на Священной Земле, и более всего их обвиняли в обладании богатством и властью.

Обвинения Тамплиеров в богатстве оказываются в целом необоснованными, однако роль их как международных банкиров и кредиторов заставила некоторых современных исследователей поверить, что орден имел в своем казначействе очень большие средства [O финансах тамплиеров см Leopold Delisle, Memoire sur les operations financieres des Templiers (Paris, 1889; reprint, Geneva, 1975); and Leon-Louis Borelli de Serres, Recherches sur divers services publics du XHIe au XVIIe siecle, vol. 3, «Le tresor royal de Philippe IV a Philippe VI» (Paris, 1909).]. Гордость и высокомерие, приписываемые Тамплиерам, скорее всего происходили из того, что они гораздо лучше других знали Святую Землю, и от того, что им приходилось время от времени общаться с мусульманами. Не принадлежащие к ордену Тамплиеров крестоносцы, прибывшие на Святую Землю были уверены, что лучшая тактика – стремительность и жестокость. Члены военных орденов обычно думали иначе. Скажем без преувеличения, тамплиеры подчас казались невыносимо всезнающими в сравнении с только прибывшими с Запада рыцарями, так как они были открыто доброжелательны с местными арабами, ибо прекрасно понимали, сколь трудно завоевать и удержать порядок на Святой Земле, не обладая достаточной армией.

ОБВИНЕНИЯ ПРОТИВ ОРДЕНА
В период 1307-1311 гг рыцарей военного ордена Тамплиеров обвиняли в приверженности к различного рода еретическим действиям, их заключили в тюрьмы и подвергли допросам под трибуналом Инквизиции. Обвинения были предъявлены по 127 статьям: ересь, богохульство, святотатство, непотребные религиозные практики и иные проступки, приписываемые им в их религиозной жизни [Пронумерованный список всех статей обвинений на латыни см в Gilmour-Bryson, ed., Trial (n. 3 above), стр. 74-84; первоначальный список появился в папской булле Faciens misericor-diam, Regestum dementis papae V (1305-1314), 7 vols. (Rome, 1885-92), nos. 3402-3515, 3584-85. Непронумерованный список можно найти также в Michelet, ed. (n. 3 above), 1:89-96.]. В 1310 г около 60 членов ордена казнили. Хотя все эти меры проводились яко бы именем папы, на самом деле они, скорее всего, осуществлялись с легкой руки французского короля Филиппа IV. В своем письме к королю папа сетовал о вмешательстве Филиппа в дела церкви, ибо, по его мнению, разбирательство в таких вопросах, как арест членов знаменитого духовного ордена, должен быть делом сугубо церковным. Многие обвинения были абсолютно не связаны с ересью или каким-либо иным неподобающим поведением [См. Anne Gilmour-Bryson, «L’eresia e i Templari ‘Oportet et haereses esse,'» Ri-cherche di storia sociale e religiose*,, NS (1983): 101-14.]. Статьи 30-33 из списка заявляемых проступков относились к различным запрещенным поцелуям, а именно: в области спины, низа спины, ягодиц, ануса, груди, живота или пениса, которые, как предполагалось, свидетельствовали о гомосексуальных наклонностях некоторых членов ордена [Gilmour-Bryson, ed., Trial,стр. 76.]. Э.Д. Рэй (E.G.Rey) нашел изобретательное объяснение так называемых «позорных практик»: так как во время церемоний приема в орден рыцари проводили значительное время лицом вниз, один позади другого, непосвященные наблюдатели этих ритуалов могли ошибочно истолковать происходящее, полагая, что стали свидетелями некоего гомосексуального акта [Rey(n. 6 above), стр. 729.]..

Тем не менее, немногочисленные описания обрядов инициации, дошедшие до наших дней, на самом деле не предполагают, что кандидаты в члены ордена ложились ничком перед получателем. Куда серьезнее была статья 40, в которой особое внимание уделено было широко распространенному позволению для новобранцев совершать гомосексуальные акты внутри ордена: «братья говорили тем, кого принимали в Орден, что они могут соединяться плотски друг с другом» [Gilmour-Bryson, ed., Trial, стр. 77.]. Следующие 5 статей обвинений гласят, что такие действия были легитимны, что члены ордена «должны были исполнять и переносить их», и что, более того, некоторые, а то и все члены ордена поступали именно так [там же)]. Мало кто из Тамплиеров признал свою вину в свершении гомосексуальных актов, хотя большинство согласилось, что такое разрешение им было дано [Jean Favier замечает в своем предисловии к переизданию Michelet, lrviii, что в реальности ни идолопоклонство, ни содомия «не имели отношения к недоверию к тамплиерам». Существование идолопоклонства, как и распространенности содомии в ордене, не принимались на веру большинством современных ученых.]. Значительно чаще инквизиторы добивались признаний о поцелуях в губы, которые были разрешены и популярны, реже — о поцелуях в иные части тела [См. обвинения, Gilmour-Bryson, ed., Trial, p. 76. James Noel Adams, The Latin Sexual Vocabulary (London, 1982), стр. 115, обращает внимание на то, что любое слово или выражение, которое означает «задняя или нижняя часть, могло использоваться как ягодицы или анус». Он также упомянул (стр. 142), что глагольная форма mingere, которая использовалась в обвинении 12 и обычно переводимое как «испускать мочу», было использовано на латыни как «эякулировать». Также примечательно то, что обвинение 62, которое заявляло, что Тамплиерам было приказано терпеть сексуальные отношения с другими братьями, использовало глагол patior, который используется конкретно в латыни для «пассивной роли в половом акте» (Adams, стр. 189). Не существует ни одной опубликованной работы, которая перечисляет сотни ссылок на недопустимые поцелуи. Когда будет опубликовано наше собрание ответов на всех судах, конкретные ссылки на каждое заявление о виновности в этой области будут доступны.]..

Некоторые свидетельства, относящиеся к однополым актам, действительно существовали в Англии (но только не между членами ордена) [См. наше эссе, «The London Templar Trial Testimony: ‘Truth, Myth or Fable,'» in The World Explored: Essays in Honour of Laurie Gardiner, ed. Anne Gilmour-Bryson (Melbourne, 1993), стр. 50.], во Франции и Италии. Никаких признаний вины в таких деяниях не было получено ни на Пиренейском полуострове, ни на Кипре, ни от самих английских Тамплиеров [См. п. n. 4 выше.]. Признания в совершении серьезных грехов, включая сексуальные, были получены только там, где использовались пытки. Так как многие заявления, касающиеся пыток, были получены инквизиторами на слушаниях перед Папской Комиссией, полностью правдоподобным можно считать то, что не было ни единого случая, когда разрешение на плотское соединение давалось когда-либо кому-либо. Прежде чем обвинять членов исключительно мужского ордена Тамплиеров в содомии и прочих гомосексуальных действиях, необходимо обратить внимание на то, что именно понималось под гомосексуальными актами, в частности содомией, в средние века и ранее [Для взглядов греков и римлян на сексуальность см Michel Foucault, The History of Sexuality, vols. 2 and 3 (Paris, 1984; London, 1987-88); David Halperin, John Winkler, and Froma Zeitlin, eds., Before Sexuality (Princeton, NJ, 1990); Eva Canterella, Bisexuality in the Ancient World (New Haven, CT, 1992).]. Жак ле Гофф утверждал, что «об истории содомии в средневековье нет письменных источников — ни о практической ее стороне, ни о теории» [Jacques Le Goff, La civilisation de VOccident medieval (Paris, 1964), цитировал на стр. 2 Claude Courouve, «Les origines de la repression de Phomosexualite,» 1978, Collection archives des homosexualites, n.p. Для стандартного канонического определения содомии см. Raoul Naz, ed., Dictionnaire de Droit Canonique (Paris, 1962), fasc. 41, cols. 1064-65, которое отмечает, что содомия может быть или «совершенной», когда половые отношения происходят между представителями одного пола, или «несовершенной,» совершаемой лицами разного пола.].

В Раннем средневековье была явная путаница, что подразумевать под словом «содомия», и в каких случаях оно использовалось [Pierre Payer, Sex and the Penitentials (Toronto, 1984), обсуждает содержание ранних исповедальных книг.]. Эта путаница частично связана с противоречиями историков и теологов последних 50 лет относительно исходного значения истории о Содоме и Гоморре [См. Romano Canosa, Storia di una grandep aura (Milan, 1991), стр. 20, который ссылается на законы Альфонсо Мудрого (1252-84), который понимал «содомию» как получившую свое имя от грехов жителей Содома; Samuel Terrien, Till the Heart Sings (Philadelphia, 1985), который считает, что под словом «содомия» в большинстве ссылок на нее в Библии не подразумевалась содомия; Guy Menard, De Sodome a Vexode: Jalonspour une theologie de In liberation gate (Laval, Canada, 1982), стр. 81, считает невозможным определить, что подразумевается под упоминаниями в Новом Завете под возможными гомосексуальными действиями, однако заявляет на стр. 86 , что, в соответствии с Отцами Церкви, содомией считался грех Содома. L. Bullough, Sexual Variance in Society and History (New York, 1976), стр. 181, утверждает, что даже к первому веку Philo Judaeus and Josephus действительно «приравнивали гомосексуализм к греху Содома.» Эта тема также обширно обсуждалась в работе Michael Goodich, The Unmentionable Vice (Santa Barbara, CA, 1979); Peter Coleman, Christian Attitudes to Homosexuality (London, 1980); Derek Sherwin Bailey, Homosexuality and the Western Christian Tradition (London, 1955), обращает внимание на то, что грех Содома заключался в том, что они не проявили гостеприимство – этого же взгляда придерживается John Boswell в работе Christianity, Social Tolerance, and Homosexuality (Chicago, 1980), и многие исследователи Библии. Philippe Aries, «Reflexions sur Phistoire de Phomosexualiti,» in his Sexualites Occident ales, ed. Andre Bejin and Philippe Aries (Paris, 1982), стр. 82, объясняет слово «содомия» как идущее от поведения мужчин Содома: их половые сношения, противоречащие природе, «на манер собаки,» или сексуальный акт между мужчинами, также рассматриваемый как противоречащий природе. Одно из наиболее рациональных обсуждений этой темы можно найти в работе Eric Fuchs, «L’homosexualite dans la perspective d’une theologie de Pal-terite,» в Veglise etVhomosexuel: Unplaidoyer, ed. John McNeill (Geneva, 1982), стр. 216-17. Нет сомнения, что к 4 или 5 веку, если не раньше, грех Содома стал рассматриваться как «содомия» в смысле недопустимого, наиболее часто анального, секса.]. Некоторые современные ученые заявляют, что под термином «Содомия» теологи подразумевают невероятное множество запрещенных сексуальных актов [Judith C. Brown, Immodest Acts (Oxford, 1986), стр. 12-18.]. Мишель Фуко в доиндустриальный период [Foucault, 1:43, 101.] называл содомию «той крайне непростой категорией», а самого содомита «временно заблудшим». Джон Босуэлл, чья книга 1980 года «Христианство, Социальная Терпимость и Гомосексуализм» по-прежнему является главной работой в этой области, настаивает на том, что в восьмом и девятом веках термин «содомия» относилась как к любому запрещенному сексуальному акту, даже к гетеросексуальной любовной связи между мужчиной и женщиной в религиозной жизни, так и ко всем «непроизводящим потомства», а также и к некоторым потенциально репродуктивным сексуальным актам [Boswell, стр. 203. St. Boniface отнес к содомии все акты, совершаемые вне семьи, но не только однополый анальный секс; Hincmar of Reims отнес к сексуальным актам contra naturam все эякуляции, не приводящие к оплодотворению яйцеклетки, которые происходят вне брачного союза. Очевидно, гетеросексуальный анальный половой акт или мастурбация попали бы под это определение содомии.]. Верн Буллоу соглашается в значительной степени с Босуэллом, особо отмечая неохоту средневековых писателей определять термин «содомия», используя его [Vern L. Bullough, «The Sin against Nature and Homosexuality,» in Vern L. Bullough and James Brundage, Sexual Practices and the Medieval Church (Buffalo, NY, 1982), pp.55-71.].

Ранние исповедальные книги шестого-седьмого веков действительно описывали сексуальные акты явно, однако церковные авторы более позднего средневековья подобные вещи часто умалчивали и пропускали, ибо считалось, что само описание содеянного во время исповедей может привести верующего к греху [Bullough and Brundage, стр. 60-62. See also James Brundage, Law, Sex, and Christian Society in Medieval Europe (Chicago, 1987), esp. стр. 166-67.)]. Пьер Пейер откровенно заявляет в своей работе «Секс и исповеди», что, в связи с использованием различных терминов для определения содомии в ранних исповедальных книгах, «данное исследование обнаружило, что использование этих терминов вероятно относится к мужскому анальному половому акту [Payer, p. 36. См также John McNeill and Helen Gamer, Medieval Handbooks of Penance (New York, 1983); Georgio Picasso et al., A pane e acqua (Italy, 1986), где приведен полезный перевод Burchard of Worms на итальянский; X. Ochoa and A. Diez, eds., S. Raimondus de Pennaforte (1175/80-1275), tome B (Rome, 1976), col. 845, в котором на содомию ссылаются как на очень тяжкий грех, худший чем нарушение супружеской верности, прелюбодеяние, грех, который разрушает человечество. В отрывке содомия описывается как сексуальный акт, совершаемый «не в правильный орган». Tome C (Rome, 1978) col. 986, пишет о том, что жене позволяется развестись с мужем, если тот совершает содомию (предположительно над ней). Thomas of Chobham (1158-1233), в своей Summa Confes-sorum, ed. F. Broomfield (Louvain, 1968), стр. 398-401, писал о «грехе против природы», когда мужчина «пользуется» своей женой, но не в «правильное» место. Это может происходить между мужчинами или между женщинами, когда они ведут себя, как грубые неразумные животные. Отрывок позже ссылается на поступок Лота, который отдавал своих девственных дочерей прохожим с улицы, чтобы предотвратить еще более ужасные грехи, которые могли совершаться над посетителями-мужчинами. О содомии см. Также Norbert Brieskorn, ed., De Summa Confessorum des Johannes von Erfurt (Frankfurt, 1981), 2:643-44, который, хоть и с сожалением относится к содомии как к гомосексуальному акту, все-таки допускает, что мужчина может совершать содомию, если его жена беременна, и вагинальный половой акт может повредить плод; и Alain de Lille, Liber Poenitentialis, ed. Jean Longere (Louvain, 1965), стр. Ill, о наказаниях священников, которые совершали содомию.)]. Романо Каноза соглашается с ним, отмечая, что Питер Дэмиан описал 4 возможных половых акта между мужчинами ясно и реалистично примерно в 1050 году.В порядке возрастающей тяжести, Дэмиен поставил первым и не очень тяжелым видом одиночную мастурбацию, следующим — взаимную мастурбацию между двумя мужчинами, третьим — бедренное соитие и четвертым, худшим — полную содомизацию [Canosa, стр. 13; и см текст перевода под редакцией и в переводе Pierre Payer, Book of Gomorrah: An Eleventh-Century Treatise against Clerical Homosexual Practices (Waterloo, Ontario, 1982).)]. Дэмиан, конечно, ссылался только на духовных лиц, кто вовлекался в однополые акты, однако он сделал вывод, что это преступление — тяжелейшее, ибо приводит к смерти тела, разрушению души, развращению и тлению плоти, угасанию разума и бегству Святого Духа из тела» [Canosa, стр. 14.].

Как мы увидим далее, в судебном разбирательстве над тамплиерами в Оверни было абсолютно ясно, что свидетель описывал анальный половой акт между мужчинами. Но, тем не менее, возникает вопрос: можем ли мы быть уверены в том, что все инквизиторы и все свидетели понимали под термином «содомия» одно и то же, или, что происходило чаще, что именно они имели в виду, говоря, что двое мужчин могли вступить в близость друг с другом — что означала эта фраза? [Guy Pokier, «Sodomicques et bougerons: Imagologie homosexuelle a la Renaissance» (Ph.D. thesis, McGill University, August 1990).]

В основном, даже ко времени Грациана, сексуальные грехи contra naturam были каталогизированными, в соответствии с дифференциацией, введенной св. Августином: мужчина, использующий «часть (тела) своей жены для целей, для которых она не была предназначена» [Bullough and Brundage, стр. 62. см. Saint Augustine, Treatises on Marriage and other Subjects, ed. Ray Joseph Deferrari, The Fathers of the Church, vol. 27 (Washington, DC, 1955), стр. 25.].Это запутанное определение явно позволяет отнести к содомии как различные действия, которые могли иметь место в процессе гетеросексуального контакта, так и те, что могли происходить между мужчинами, но не с женщинами.По этому определению и оральный секс, и бедренный, и гетеросексуальный анальный секс также должны считаться содомией.Третий Латеранский Собор 1179 был первым мировым церковным собором, установившим точное наказание за совершение такого акта. Нарушители должны были быть изгнаны из своих орденов или заключены в монастыри. Миряне, совершившие такой акт, должны были быть изолированы и лишены общения с верующими. И, что напрямую относилось к приписываемым высшим членам ордена Тамплиеров занятиям с новобранцами, «худшим была содомия между духовными отцами и духовными сыновьями» [Canosa (n. 28 выше), ст. 14.].

Это в точности повторяло обвинение против тамплиеров в 1307 году: тот, кто принимал в орден новичков, старший и обычно имеющий высокий ранг член ордена, поучал новых и значительно более молодых допускать сношения между братьями по требованию [О возрасте Тамплиеров во время их вступления в Орден и позднее см. Alan J. Forey,»Towards a Profile of the Templars in the Early Fourteenth Century,» in The Military Orders: Fighting for the Faith and Caring for the Sick, ed. Malcolm Barber (London, 1994), pp. 196-204; Anne Gilmour-Bryson, «Age-Related Data from the Templar Trials,» in Aging and the Aged in Medieval Europe, ed. Michael M. Sheehan, CSB (Toronto, 1989), стр. 127-40.)]. Может показаться, что в разное время официальное наказание за доказанное совершение гомосексуальных актов было чрезвычайно жестоким. К несчастью, данные о том, как часто применялись, — если вообще применялись, — такие наказания, отсутствуют. Например, император Валентиниан в 390 году наказывал мужеложство сожжением у столба, и эта мера была возрождена в Кодексе Феодосия [См. Uta Ranke-Heinemann, Eunuchs for the Kingdom of Heaven (England, 1990), pp.207 and 320-23; и для более полного обзора см. Boswell (n. 28 выше), стр 122-24.)]. Наказание за упорство в содомии было особенно жестоким в Иерусалимском королевстве, где в 1120 г, во времена основания Ордена Тамплиеров, совет ввел за этот грех казнь в виде сожжения [Bullough and Brundage (n. 32 выше), стр 63.]. Если о взрослом человеке становилось известно, что он содомит, он подвергался сожжению [Mansi, Sacrorum Conciliorum, vol. 21 (Venice, 1726), col. 264, cap. 9.]. Тем не менее, как это часто бывает, мы не имеем почти никаких свидетельств, позволяющих нам хоть что-то узнать о том, осуществлялись ли подобные меры [Согласно Foucault, римляне совсем не считали содомию противоречащей природе, хотя и позорной для мужчины, который является пассивным в этом акте (см. Foucault [n. 25 выше], 3:24). Более позднее исследование по этой теме может быть найдено в Canterella (n. 25 выше), стр. 151 (где изложено наставление о совершении содомии) и стр. 182-83.].

Исследуя обвинения тамплиеров в гомосексуализме, мы должны учитывать не только раннее определение содомии, имевшее место в период ведения исповедальных книг — определение, которое, скорее всего, связано не только с исключительно мужским анальным сексом, — но и преобладающее суждение, обнаруженное в сочинениях тех, под чьим влиянием складывалось мнение теологов в начале 14 века, в период процессов над тамплиерами [Раннехристианские взгляды на гомосексуализм могли возникнуть под влиянием Фило Александрийского, который заявлял, что «Те, кто во время полового акта осуществляют разрушение семени, являются несомненными врагами природы. » Он осуждал гомосексуальность, сурово и безжалостно, «как плохой земледелец, гомосексуалист оставляет плодородную почву набираться сил и усердно трудится ночью и днем на остальной земле, от которой нельзя ожидать каких-либо плодов,» cited in Ranke-Heinemann,стр. 20.Vincent of Beauvais (1190-1264) заявил, что грех содомии является третьим видом сексуального греха между мужчиной и женщиной», цитируя Rom. 1:26 (Bibliotheca Mundi seu Speculi Maioris [Douai, 1624; reprint, Graz, 1964], t. 3, cols. 1367-74). Gautier of Metz,в середине 13 века, затрагивает разрушение Содома, осуждая его за его «ужасный и непомерный грех», природа которого не описывалась. См. William Caxton, ed., Mirror of the World, Early English Text Society (Oxford, 1913), стр. 83.].

Альбертус Магнус был одним из наиболее влиятельных теологов, который затронул вопрос о содомии и отделил ее от мастурбации, прелюбодеяния (нарушения супружеской верности), внебрачных связей и развращенности. К его словам относится утверждение о том, что содомия бросала вызов «красоте, разуму и природе» [Boswell, стр. 316, цитируя A. Borgnet, ed., Alberti Magni Ratisbonensis episcopi, ordinispraedicatorum opera omnia (Paris, 1890-99), 33:400-401: «Et illud quod autem est contra gratiam, rationem et naturam, maximum est sodomite sicut adulterium.»]. Он настаивал на том, что содомия — худший из грехов [Borgnet, ed., 33:400.]. К несчастью, к этому времени Альберт Великий, по-видимому, предполагал, что его читатели знали, что такое содомия, так как никаких определений содомии, кроме как «половые сношения между представителями одного пола», он не привел, и, следовательно, есть вероятность, что женщины в лесбийских отношениях рассматривались как совершающие акт содомии. Босуэлл утверждает, что другие письменные труды Альбертуса Магнуса ясно показывают, что он был склонен относить содомию главным образом к анальному сексуальному контакту между мужчинами [Boswell,стр. 317.)]. Взгляды Фомы Аквинского должны были быть известны теологам во времена судов над тамплиерами, следовательно, мы можем опираться на них, говоря об отношении к содомии. Однако, несмотря на приближенность этих взглядов по времени, к несчастью, они так же запутанны в определениях, как и большинство материалов 11-13 веков. Сексуальные акты contra naturam определяются как любой вид однополых сексуальных отношений, мужчины с мужчиной или женщины с женщиной, [(Bullough and Brundage, стр. 65.] следовательно, не относятся только к анальному сексуальному контакту. Гомосексуальный контакт был по определению включен в этот список. Фома Аквинский, тем не менее, не выставляет объектом особого презрения то, что он называет «противоестественное зло», заявляя, что «это попирает природу, нарушая основы взаимодействия полов, и поэтому является тягчайшим из грехов» [Thomas Aquinas, Summa Theologize, vol. 43, «Temperance,» ed. Thomas Gilby, 2a2ae.l54, 12 (Blackfriars, 1968), стр. 247.)] Но среди списка сексуальных грехов развращенность, подразумевающая занятия сексом с недостойным избранниками, считается хуже содомии, которая предполагает сношения с достойными партнерами, но недостойным образом [Там же. Можно сделать вывод о том, что однополые акты могли считаться неестественными только если это было против личного отношения данного лица к совершению этого акта.].

Босуэлл усматривает противоречия в трактовке Фомы Аквинским гомосексуализма и содомии, в которой он колебался между «противоестественностью” нерепродуктивного соития и возможностью того, что некоторые «неестественные» акты по своей сути не являются греховными [ Boswell (п. 28 выше), стр. 322-30. См также Ranke-Heinemann (п. 41 выше), стp. 197, в котором она отмечает, что Фома Аквинский считал, что грехи, определенные как «противоестественные» были особенно греховными: «мастурбация, развращенность, гомосексуальность, анальный или оральный половой акт, и coitus interruptus.» Summa Theologize 2/2 q.154 a.ll: «Tertio, si fiat per concubitum ad non debitum sexum, puta masculi ad masculum, vel foeminae ad foeminam, ut Apostolus dicit ad Rom., quod dicitur sodomiticum vitium.» Серьезность этих казалось бы несвязанных сексуальных грехов может быть связана с тем фактом, что ни один из них не может привести к воспроизводству потомства — единственной допустимой причине для сексуального союза в первую очередь.]. В ключевых записях Фомы Аквинского по поводу гомосексуальности высказывается мнение о том, что «грехи против природы вызывают вожделение у людей», гомосексуализм из этих грехов является самым серьезным, однако эти противоестественные пороки включают не только гомосексуализм, но и «мастурбацию, сексуальные контакты с животными, гомосексуальные половые контакты и нерепродуктивный гетеросексуальный половой акт» [Boswell, стр. 323.)]. Из работы Фомы Аквинского следует, что он действительно считал гомосексуальность «естественным» явлением, что усложняло столь важный теологический спор с церковью, утверждавшей гомосексуализм однозначным злом [Там же., стр. 327.].

Ученые сходятся во мнении, что к 13 и 14 векам жесткие меры стали применяться и к маргинальным группам — катарам, прокаженным, евреям и гомосексуалистам [См. e.g., Robert Ian Moore, The Formation of a, Persecuting Society (Oxford, 1987); and Brundage, Law, Sex, and Christian Society (n. 33 выше), стр. 472-73.]. Толерантность в отношении к группам людей, прежде распространенная в христианском обществе, прекратилась. Основание инквизиции в 1231 году по-видимому привело к повышенному контролю за поведением людей и сопутствующим наказаниям любого, чье поведение выбивалось за рамки общепринятого. К концу 13 века обвинения в гомосексуальных действиях, в частности — содомии, стали обыденными для расследований Инквизиции в отношении важных лиц, в особенности – церковных деятелей, к примеру, против папы Бонифация VIII [См. в частности об обвинениях в гомосексуальности, направленных против тамплиеров Vern L. Bullough, «Postscript: Heresy, Witchcraft and Sexuality,» in Bullough and Brundage (n. 32 выше), стр. 206-17, в особенности стр. 213-14. См также Legman (п. 5 выше), стр. 7-8 и везде дальше. O Ногаре и его роли в обвинениях против Бонифация и позднее против тамплиеров, с осторожностью, Thomas S. R. Boase, Boniface VIII (London, 1933), глава 12; и в более общих чертах Joseph Strayer, The Reign of Philip the Fair (Princeton,NJ, 1980); F. Pegues, The Lawyers of the Last Capetians (Princeton, NJ, 1962). О сексе как инструменте политики, см. James A. Brundage, «Политика содомии: Rex V. Pons Hugh de Ampurias (1311),» в работе Sex in the Middle Ages, ed. Joyce Salisbury (New York, 1991), стр. 239-46. По поводу общей темы сексуальных обвинений и их связи с ересью и политическими действиями, см. Boswell, стр. 283-87.].

Возможно, обычные люди действительно считали гомосексуальные действия отвратительными и идущими против природы, однако доказательств этого не существует. Гай Менард утверждает, что «гомосексуализм внушал страх», так как женщины считались стоящими ниже мужчин. Мужчины, принимающие участие в гомосексуальных актах, растрачивают впустую свое семя, или «будущие человеческие существа» [Menard (n. 28 выше), стр. 89.]. Подобный взгляд противоречит той терпимости, с какой относились к вопросу на протяжении многих веков до того [О сексуальности в древнем мире, в дополнении к авторам, процитированным выше в п. 26, см Peter Brown, The Body and Society: Men, Women and Sexual Renunciation in Early Christianity (London, 1988).]. Нет сомнений в том, что ересь и содомия оказались взаимосвязанными, как отмечает Вильям Монтер [William Monter, «Sodomy and Heresy in Early Modern Switzerland,» in Licata and Petersen, eds. (n. 1 выше), стр. 42.)]. Расследования по делу о содомии в большинстве регионов могли проводиться от имени как мирских, так и церковных трибуналов. В Арагоне, тем не менее, Инквизиция «заявляла о своей юрисдикции по всем случаям содомии, вне зависимости от того, наличествовала ли в этих случаях ересь или нет» [там же)]. Монтер также полагает, что » в крупных итальянских городах со времен Высокого Средневековья существовали мужские гомосексуальные субкультуры, имевшие большую историю «, – мнение это подверг критике Рэндольф Трумбах, утверждая, что Монтер допустил серьезную ошибку в интерпретации материала [там же, стр. 51, n. 6, со с ссылкой на Randolph Trumbach, «London’s Sodomites: Homosexual Behavior and Western Culture in the Eighteenth Century,» Journal of Social History 11 (1977): 1-33, в особенности 9-11. Trumbach утверждает, что меньшее число случаев, и необычные социальные группы, обычно представленные в них, не подтверждают существование «относительно однородной [гей] субкультуры по всей Европе . . . со времени как минимум 12-го века» (стр. 9).]. Мишель Берно с соавторами настаивает на том, что это было движением в сторону городов, начавшееся перед репрессиями 13-го века, которое «дало начало внебрачным связям.. и в конце концов педерастии» [Michel Bernos, Charles de la Ronciere, Jean Guyon, and Philippe L’ecrivain, Le fruit defendu (Paris, 1985), стр. 140-41.)]. В то время как в деревнях преследовался гомосексуализм, в городах был введен запрет на развратное поведение [там же]. Любое заслуживающее доверия свидетельство таких настроений в начале 13 веке, к сожалению, не вполне адекватно.

Таким образом, теологи в период с 6 по 14 век часто считали содомию или самым тяжким сексуальным грехом, или одним из тягчайших грехов такого рода. Нет сомнений, однако, что они расходились в определениях этого явления. Это могло относиться к любому неодобряемому сексуальному соединению между мужчинами, женщинами или мужчиной и женщиной. Мы убеждены в том, что к 14 веку термин «содомия» использовался теологами и инквизиторами почти всегда в связи с сексуальными актами между мужчинами, в частности, с анальным сексом. Кончено, не существует свидетельств того, чтобы сделать вывод о существовании в те времена гей-субкультуры. Факт, что исповедальные книги столь часто обращаются к теме гомосексуальных актов, наводит на мысль, что подобные акты совершались достаточно часто.

ГОМОСЕКСУАЛЬНЫЕ ДЕЯНИЯ И ОБВИНЕНИЯ ПРОТИВ ТАМПЛИЕРОВ
Говоря об ордене тамплиеров и других религиозных орденах, нужно отметить, что обвинения в гомосексуализме были в целом «общим местом». Записи средневековых епископов о посещении ими отдельных монастырей упоминают случаи гомосексуальных актов, в которых признавались некоторые монахи или, в отдельных случаях, монахини [J. Brown (n. 29 выше), стр. 118.]. Поэтому несколько зафиксированных случаев признаний тамплиерами в совершении подобных действий в целом не должно казаться чем-то особо серьезным. Однако, возможно, гомосексуализм считался слишком неподходящей чертой для образа военного ордена или вообще воинов. Ричард Рорти утверждает, что быть подвергнутым содомии означает не быть мужчиной, что по-видимому являлось распространенным взглядом среди многих древних и средневековых авторов [Richard Rorty, Ambiguites et limites du postmodernisnte, ed. G. Hottois, M. Weyem-bergh (Paris, 1994), p. 16. Относительно древних и средневековых взглядов на мужчин, принимающих пассивную роль в сексуальных актах, как и работы, процитированные выше, см. Michael L. Satlow, «‘They Abused Him Like a Woman’: Homoeroticism, Gender Blurring, and the Rabbis in Late Antiquity,» Journal of the History of Sexuality 5 (1994): 1-25.]. Или, что больше похоже на правду, быть может, обвинения в гомосексуализме добавляли к другим обвинениям просто потому, что авторы обвинений надеялись удачно «попасть пальцем в небо»? Мы склонны рассматривать использование обвинений в неподобающем сексуальном поведении, часто – в гомосексуализме, как стандартный элемент списка обвинений со стороны инквизиции в делах скорее политических, нежели церковных [По этому вопросу, см Brundage, «The Politics of Sodomy» (n. 56 выше), стр. 239-46, и его же Law, Sex, and Christian Society (n. 33 выше), стр. 472-73, об ужесточении законодательства против гомосексуальных отношений с 1250 года и позднее, и об использовании обвинений, связанных с гомосексуальными актами, возникающих по политическим причинам.)]. Филипп IV поднимал вопрос отвратительности поведения Тамплиеров в приказе об аресте от 14 сентября 1307 года. Его гневные заявления о сексуальном преступлении преисполнены праведного негодования : «Мы в ужасе содрогаемся при мысли о чудовищной тяжести обвинения, великая скорбь растет в нас, причиняя немалые страдания, ибо нет сомнений в тяжести греха, оскорбляющего божественное величие, покрывающего позором весь христианский мир, являющего примером гнуснейшей мерзости и вселенским скандалом…Они [Орден Тамплиеров] сравнимы с чудовищами, лишенными понятия о рассудке, но, тем не менее, идущими дальше, не будучи способными даже представить степень своей развращенности» [Lizerand (n. 3 выше), стр. 86-87.]. Далее в документе приводится подробное изложение преступлений, в которых их обвиняли: отрицание божественной сути Христа и плевание на распятие. В случае их подтверждения, существование ереси в ордене было бы доказано. Далее король предъявляет еще более скандальные обвинения: раздевшись донага, они принимали поцелуи в основание спины, у пупка, а также в губы, от прелата, принимавшего их в Орден, — все это, по мнению короля, считалось постыдными действиями, за исключением поцелуя в уста, который практиковался и в феодальных церемониях. Затем, король говорит, что «при вступлении в орден они давали клятву, не боясь нарушить общечеловеческий закон, отдавать себя другим, без отказа, по первому требованию, вследствие чего совершалось чудовищное и оскорбляющее мораль совокупление.» [Paris, Archives Nationales, J 413, no. 22, воспроизведенные и переведенные в Lizerand, стр. 18.].

В заявлении, сделанном адвокатом Филиппа IV и мощным пропагандистом Пьером Дюбуа до созыва Генеральных Штатов в Париже в 1308 году, говорилось о «протестах жителей Франции» и об обвинение в содомии – «bougrerie» [Легче всего найти у Lizerand, который воспроизводит перевод латинского текста, архивные ссылки и французский перевод (стр. 84-101). Мы перевели все первичные источники в этой статье с латыни. По поводу этих обвинений также см. Histoire Litteraire de la France (Paris, 1873), 26:480-85. Courouve (n. 26 выше) отмечает на стр. 9, что термин bougre, который означал «приверженец Богомилов», в 13 веке приобрело еще и значение ереси в широком смысле, а в более узком — развращенность и содомию, и заявляет на стр. 10 что гражданские законы Орлеана в 1260 году использовали термин bougre в особом контексте – в смысле обвинений в содомии.]. Это слово может использоваться как общий термин для указания на бесчестие, применяемое к еретикам вообще, или конкретным указанием на содомию [Goodich (п. 28 выше) подчеркнул наличие часто встречающейся комбинации, в особенности на процессах, по поводу ересей в виде «поклонение дьяволу путем поцелуя ягодиц лидера его последователем, или в виде других гомосексуальных актов. Такие псевдосексуальные обряды инициации также приписывались большинству наиболее известных жертв сексуального мракобесия, например ордену рыцарей тамплиеров» (стр. 9). Его предположение о том, что «пытки всегда сопутствовали инквизиторским судам» фактически не является корректным (см. James A. Brundage, Medieval Canon Law [London, 1995], стp. 95-96), хотя мы бы согласились с тем, что «трудно судить о том, были ли признания в гомосексуальности правдой или выдумкой подвергшихся пыткам свидетелей.» Отличный обзор Goodich, и работы Boswell и Peter Coleman, можно найти в работе Michael M. Sheehan, «Christianity and Homosexuality,» Journal of Ecclesiastical History 33 (1982): 438-46.]. Во все случаях Дюбуа заявляет, что тамплиеры должны были быть подвергнуты заключению не за практику содомии, а за отречении от Христа – факт, который он, по-видимому, считал в особенности гнусным [Dubois, in Lizerand, стр. 84.]. Пьер Дюпюи, когда писал о взятии тамплиеров под арест в своей, имевшей огромный успех, работе, опубликованной в 1654 году, настаивал на том, что «принимающее в орден лицо… целовал принимаемого в Орден кандидата …в основании спины,… в части тела, которые являются… наиболее грязными. И им также …было строжайше запрещено плотское общение… с женщинами,… но если у них возникало сильное желание, они могли без страха и без стыда соединяться со своими братьями. Главы Ордена злоупотребляли этим правами…Один из них сознался, что на Кипре Великий Магистр использовал его 3 раза за одну ночь.» [Dupuy (n. 3 выше), стр. 18-19. В этой работе автор явно высказывается против тамплиеров и в пользу французской монархии. Данное мнение пользовалось большим влиянием и часто использовалось теми, кто писал полемические работы против ордена в 17-18 веках.].

Страница 1 из 212