Письмо Жака де Моле папе Клименту V

Письмо Жака де Моле Клименту V

ОБ ОБЪЕДИНЕНИИ ОРДЕНОВ ТАМПЛИЕРОВ И ГОСПИТАЛЬЕРОВ

О, святейший отец, на ваш вопрос об объединении орденов тамплиеров и госпитальеров я, магистр Ордена Храма, отвечаю следующее. Я прекрасно помню, что когда пала Григорий был на Лионском соборе, а вместе с ним также Людовик Святой и многие другие церковные и светские лица, был там и брат Вильгельм де Боже, тогдашний магистр Храма, а с ним и многие другие старые братья нашего Ордена. А из Ордена Госпиталя св. Иоанна был брат Вильгельм де Коруеллис и очень многие другие братья и служители этого Ордена. И вот, названный папа Григорий и Людовик Святой пожелали провести совещание по поводу названного объединения, ибо их намерением было из всех духовно-рыцарских орденов образовать один орден. Но был дан ответ, что короли Испании никогда не согласятся на это по причине трех духовно-рыцарских орденов, которые были оплотом стабильности в их отечестве.

Поэтому сочли за лучшее обсудить, что в статусе каждого из орденов пришло в упадок. Затем, во времена папы Николая IV, когда римляне и другие народы кричали, что Святая Земля погибла из-за того, что тот не отправил для защиты этой земли достаточной помощи, папа, желая в какой-то мере оправдаться, а заодно показать, что он готов на все ради блага Святой Земли, вновь заговорил об объединении, но так ничего для этого и не сделал. Наконец, Бонифаций произнес по этому поводу очень много слов, но, тщательно взвесив все доводы, счел за лучшее отказаться от этого, как ты можешь узнать от некоторых кардиналов, живших в то время.

В деле объединения, святой отец, следует принять во внимание те выгоды и потери, те преимущества и недостатки, которые могут возникнуть в результате мероприятия такого рода.

Во-первых, мне кажется, что не будет преимуществом объединять ныне столь древние ордена, сделавшие столько добра как в Святой Земле, так и в иных местах Следует также опасаться, как бы не возникло вражды между теми, которые до сих пор соперничали между собой, ибо очень редко или вообще никогда не было новшества, которое не грозило бы большой бедой. Кроме того, следует остерегаться поставить под угрозу спасение души. Ибо мне кажется, было бы величайшим и тягчайшим грехом заставить человека, который добровольно посвятил себя Богу, приняв одеяние и устав одного из орденов изменить свою жизнь и нравы или принять другой устав вопреки его воле.

Существует и другая не менее тяжкая опасность. Так, если произойдет объединение, то как бы из-за разделения людей они по наущению дьявола не вступили друг с другом в драку со словами: «Мы были сильнее и делали гораздо больше добра, чем вы». А из-за такого соперничества могут возникнуть большие опасности, ибо и тамплиеры, и госпитальеры имеют оружие. Так что, если между ними возникнет драка, дело очень легко может дойти до крупного побоища.

Если произойдет объединение, то случится, что тамплиеры многое потеряют или, напротив, госпитальеры будут ограничены в очень многом, а из этого может возникнуть большая опасность для спасения души, ибо, насколько я знаю, лишь очень немногие захотят изменить свою жизнь и привычные нравы. Если произойдет объединение, то случится значительное сокращение милостыни и добрых дел, которые делает каждый из орденов. Так, орден госпитальеров основан главным образом для врачевания больных и только потом уже для военного дела и оказания щедрой милостыни. А тамплиеры основаны прежде всего для ведения войны, хоть они и заставляют всех желающих во всех своих бальяжах трижды в неделю принимать общую милостыню и постоянно жертвуют бедным третью часть всего хлеба.

В собрании между двумя братьями они жертвуют столько мяса, что остатками могут насытиться два бедняка. Поэтому, если ордена объединятся, то и разом они не сделают столько, сколько ныне делает каждый из них. То же можно сказать и по поводу службы Богу и богослужебных обязанностей. В городах и других местах, где названные ордена имеют очень много домов, если произойдет объединение, один из них обеднеет, а другой сохранит свое положение, но каждый, конечно, захочет сохранить свое положение без изменений. Из-за этого часто могут возникать несогласия. Там же, где оба ордена имеют многих прецепторов, получится, что прецептором останется только один из них, а остальные должны будут ему подчиниться. Поскольку удовольствоваться этим очень сложно, легко может возникнуть несогласие.

Капитул Госпиталя имеет маршала, командора, драпьера и множество других должностей. Те же должности есть и в капитуле тамплиеров. Из-за этого между ними может возникнуть крупная ссора и несогласие, ибо каждая сторона захочет сохранить эти должности за своими людьми. Если же кто-нибудь скажет, что союз следует заключить ради устранения того соперничества, которое существует между тамплиерами и госпитальерами, то я отвечу, что устранение этого соперничества причинит Святой Земле большой вред, а сарацинам принесет большую выгоду. Ибо это соперничество всегда доставляло христианам честь и выгоду, а сарацинам — один только вред. Так, если госпитальеры выставляли против сарацин войско, то тамплиеры никогда не успокаивались, пока не выставляли такого же, а то и большего войска, и наоборот. Если тамплиеры выставляли большое войско из братьев, рыцарей и других воинов, то госпитальеры не успокаивались, пока не выставляли такого же или еще большего. Так что это соперничество, которое всегда имело и имеет место между ними, во все времена было полезным и выгодным для христиан и гибельным для сарацин. Также если один орден имел хороших и славных морскими и иными добрыми делами рыцарей, то другой всегда и изо всех сил старался иметь еще лучших.

Благодаря этому соперничеству каждый из орденов постоянно делал такие расходы, что они всегда были отягощены бременем крупных долгов. Поэтому, если вместо двух орденов будет один, я не верю, что он будет в этом отношении проявлять такое же усердие. Также благодаря соперничеству или конкуренции, которая во все времена существовала между ними, набеги против сарацин и любые военные акции никогда не прекращались; более того, именно благодаря названному соперничеству эти акции происходили чаще и были более успешны. Однако никогда не было слышно, чтобы по какой-либо причине один из них поднял руку против другого.

Как показывает пример между братьями проповедниками и миноритами, которые имеют множество превосходных клириков и более славных, чем они были бы, если бы вместо двух орденов был один; ведь каждый орден стремится иметь самых лучших мужей и как для богослужения, так и для беседы и проповеди слова Божьего более использует своих людей, что целиком способствует чести и выгоде народа христианского. Также когда короли, герцоги, графы, а также другие бароны и простые пилигримы отправляются в Святую Землю и скачут против сарацин в составе вооруженного войска, оба ордена, как правило, всегда находятся среди них: один орден защищает их спереди, то есть образует авангард, а второй — прикрывает с тыла, то есть образует арьергард; так они опекают и прикрывают иноземцев, как мать ребенка. Это весьма целесообразно, так как они знают повадки сарацин, а сарацины хорошо знают их; так что когда бы ни делались набеги на сарацин без их участия, они редко когда имеют успех, о чем я еще сообщу вашей святости, если вам будет угодно это выслушать. Если же вместо двух орденов будет один, то он сможет обеспечивать только или авангард, или арьергард.

Какие бы пилигримы Господни — большие или малые — ни приходили в Святую Землю, они всегда находили отдых, поддержку, помощь и содействие либо у одного, либо у другого ордена. Если же будет один-единственный орден, то они, возможно, и не найдут такой щедрой поддержки и столь энергичной помощи. Конечно, я говорю это о простых слугах, которые всегда находили доброе пристанище либо в одном, либо в другом ордене. Выгоды и преимущества, которые следуют из объединения, я вижу следующие. Говорят, будто все народы обычно питают большое уважение к членам орденов. Однако в действительности все совершенно не так. Ибо гораздо больше людей готовы скорее что-нибудь отнять у членов орденов, чем дать им; все гораздо охотнее что-либо получают от них, нежели дарят им, и многие обиды постоянно причиняются им в мире как со стороны прелатов, так и со стороны многих других великих и малых мужей, клириков и мирян. Но если произойдет такое объединение, то орден станет столь сильным и могучим, что со славой защитит и сможет защищать впредь свои права от кого бы то ни было.

Еще одну выгоду я вижу в том, что они будут делать меньшие расходы. Ведь там, где содержалось два госпиталя, будет содержаться один; там, где было две прецептории или два бальяжа, будет всего один, как в заморском капитуле, так и в провинциях и домах по эту сторону моря. Это, конечно, приведет к существенному сокращению расходов. Поэтому, святой отец, во всем сказанном есть и выгода, и недостаток, честь и бесчестье, или опасность, которую я чувствую и признаю в деле объединения. Что касается мнения нашего капитула и пожилых испытанных мужей нашего ордена как по ту сторону моря, так и в провинциях и бальяжах, то если вашей святости угодно его выслушать, я велю нм собраться перед вами всем вместе, если вы этого захотите. Тогда вы сможете услышать мнение и волю нашего капитула названных братьев, а затем сделать по поводу сказанного то, что вашей святости покажется наилучшим и полезным.

Кроме того, святой отец, я слышал, будто вам рассказывали, что члены орденов, которые подчинены строгой дисциплине, более пригодны и полезны для возвращения и защиты Святой Земли, чем другие народы. Это истинная правда, ибо они требуют меньших затрат и более дисциплинированы и в домах, и в поле, и в военных делах. Но если вы решили выдавать фиксированный, ежегодный и постоянный доход для содержания стольких рыцарей и солдат, скольких вам кажется возможным содержать, то я думаю, что будет лучше, если этот доход будет выдаваться каждому ордену, — то есть тамплиерам и госпитальерам, — по отдельности, а не их объединению, ибо каждый старается использовать причитающееся ему сверх допустимой меры.

BaL Рар. Aven. Tomo 2, р. 176