Бретонские рыцарские романы об Артуре

Бретонские Рыцарские Романы об Артуре

Спор о происхождении легенды о короле Артуре был острым и продолжительным. Ученые первой величины, «главные спорщики», как назвал их Натт, настаивали на том, что она возникла в Уэльсе, Англии, Шотландии или Бретани. Я считаю, что нет смысла подробно пересказывать в данной книге все их apгyмeнты, поэтому мы посвятим себя изучению вопроса о том, по какому праву Бретань претендует на название родины историй об Артуре. Мы постараемся сделать это как можно более сжато, остановившись лишь на нескольких
легендах, описывающих деяния короля Артура и его рыцарей на Бретонской земле.

Огpаничив себя, таким образом, поисками доказательства существования в Бретани легенд о короле Артуре, мы, возможно, несколько встревожимся, узнав, что манускрипты, являющиеся нашими источниками по этой теме, крайне нeмногочисленны. «Необходимо признать, — пишет профессор
Сейнтсбери, — что в Бретани не сохранились древние тексты на этот счет, как нет там и соответствующих старинных преданий». Но игpают ли два этих факта какую-либо роль в решении вопроса о бретонской прародине романов об Артуре?

Гипотезы о происхождении легенд об Артуре можно разделить на две гpуппы — «континентальную» и «островную». Во главе первой стоит профессор Венделин Фёрстер из Бонна, предположивший, что бретонские переселенцы принесли с собой в Бретань легенду об Артуре, а норманны из Hopмaндии, в свою очередь, унаследовали ее от своих предков и pacпространили ее на более широкую территорию. Приверженцы второй школы, возглавляемой блестящим ученым М. Гacтoном из Парижа, считают, что она появилась в Уэльсе.

Изучив первую теорию, мы с легкостью придем к выводу о том, что древних источников, которые подтвердили бы ее, явно недостаточно. В любом случае первичных текстов об Артуре, относящихся к XII веку, так мало, что их можно не принимать в расчет. Заявление о том, что в Бретани «вряд ли существует древняя традиция» легенд о короле Артуре, не следует считать чрезмерным. Если учесть то обстоятельство, что в расширенных фрагментах истории об Артуре действие происходит в Бретани (как, например, в истории о Мерлине и Вивиен или в эпизоде об Изольде Белые Руки в рассказе о Тристане), что Гальфрид Монмутский говорит о «бретонской книге», из которой он позаимствовал свой материал, и что Мария Французская заявляет, будто ее повествование взято из древних бретонских источников, то отрицать наличие в Бретани стержня романов об Артуре у нас не будет права. «Тристан» Томаса явно основан на поэме бретонца Брери, и мы не знаем причин, по которым Бретань, заимствовавшая все самое лучшее у Британии, не могла самостоятельно создать истории об Артуре.

В целом, однако, в нашем распоряжении нет дрyгих свидетельств, которые подтвердили бы ее претензии на звание родины романов об Артуре. Вероятно, истории об Артуре возникли на британской почве, а те конкретные эпизоды, у которых прослеживается бретонское происхождение, могли возникнуть под влиянием приехавших на полуостров английских эмигpантов. Однако бьто бы ошибкой утверждать, что Бретань не повлияла на понимание саги об Артуре нормандцами. Но вряд ли ее роль, судя по документальным свидетельствам, бьта настолько же велика, как та, которую сыгpал Уэльс. Как в Уэльсе, так и в Бретани зародился материал, который нормандские и французские поэты впоследствии оформили в стихотворном виде. Таким образом, если Бретань не была родиной этой легенды, она являлась, по крайней мере, одной из ее колыбелей.

МЕЧ АРТУРА
Давайте приведем фрагменты истории о короле Артуре, в которых действие происходит в Бретани. Во-первых, там, судя по всему, Артур нашел волшебный меч Экскалибур, а Вивиен, Нимуэй, Владычица озера, несомненно, является одной из фейри бретонского происхождения, аналоги которых отсутствуют В британской мифологии.

О том, как Артур добыл знаменитый меч Экскалибур, или Калибурн, говорится в «Смерти Артура». Король разбил свой меч на части во время сражения с сэром Пеллинором из Уэльса, но его спас Мерлин, который ввел сэра Пеллинора в волшебный сон.

«Итак, Мерлин и Артур уехали, и, пока они скакали, король Артур сказал:
— У меня нет меча.
— Не беда, — отвечал Мерлин, — тут поблизости есть меч, и, если я захочу, он достанется вам.

Они проехали дальше и приблизились к озеру, широкому и чистому. Артур увидел, что посреди озера торчит из воды рука в рукаве из богатого белого шелка и сжимает превосходный меч.

— Глядите, — сказал Мерлин, — вон меч, о котором говорил я вам.

Тут увидели они вдрyг деву, по водам к ним идущую.
— Кто эта дева? — спросил Артур.
— Это — Владычица озера, — отвечал Мерлин. — Есть на озере большая скала, а на скале той стоит прекраснейший из замков, богато убранный. Сейчас дева эта приблизится к вам, и вам надлежит говорить с нею любезно, дабы она отдала вам тот меч.

Приблизилась дева к Артуру и приветствовала его, а он ее.
— О дева, — сказал Артур, — что это за меч держит вон та рука над водой? Хотелось бы мне, чтобы был он мой, ибо у меня нет меча.
— Сэр Артур, — отвечала девица, — меч этот мой, и, если вы отдадите мне в дар то, что я у вас попрошу, вы его получите.
— Клянусь, сказал Артур, я подарю вам все, что бы вы ни попросили.
— Хорошо, — согласилась дева, — войдите вон в ту барку и подгребите к мечу. Тогда вы сможете взять его себе вместе с ножнами. А я попрошу у вас обещанный дар, когда придет срок.

Спешились король Артур с Мерлином, и при вязал и коней к дереву, и вошли в барку. А когда поравнялись они с мечом, что держала рука, вынул Артур из руки рукоять меча и взял его себе. А рука скрьтась под водой. Пристал Артур к берегy, и поехали они дальше.

Стал разглядывать король Артур меч свой, и очень он пришелся ему по вкусу. А Мерлин спросил его:
— Что больше вам нравится — меч или ножны?
— Меч мне больше нравится, — отвечал Артур.
— Не yгадали, — говорит Мерлин, — ибо ножны эти стоят десяти таких мечей; покуда будут они у вас на боку, вы не потеряете ни капли крови, как бы жестоко ни бьти изранены. Потому храните ножны и держите их всегда при себе».

Сэр Ланселот Озерный был сыном короля страны Бенвик Бана. Его украла и воспитала Владычица озера, в честь зачарованных владений которой он получил свое имя. Правда, в исконной кельтской легенде он не появляется вовсе. Вероятно, образ Ланселота возник благодаря нормандской литературе.

ТРИСТАН И ИЗОЛЬДА
Если следовать логике повествования «Смерти Артура», то нужно обратиться к обширному эпизоду о сэре Тристане Лионском [автор называет героев так же, как и Томас Мелори в своей «Смерти Артура», — Тристрам и Исонде. Однако в переводе используются более привычные имена Тристан и Изольда. — Пер.], который был родом излегендарной страны, расположенной западнее Корнуолла. Эга самая романтическая и в то же время человеческая история может считаться одним из важнейших произведений любовного жанра. Она вдoxнoвила некоторых из наших величайших поэтов и подтолкнула Рихарда Вагнepa на сочинение великолепной оперы.

Первым, кто представил этот литературный шедевр публике, был сэр Вальтер Скотт, все струны романтической души которого дрожали, когда он пересказывал версию этой истории, признанным автором которой является Томас из Эркилъдуна. Мы при знаем ее лучшим и древнейшим из вариантов повести о Тристане. Ее сюжет можно передать следующим образом.

Страница 1 из 512345