Ираклий Иерусалимский против Генриха II: несостоявшийся крестовый поход

Ираклий и Генрих II

1184 год. Иерусалимское королевство содрогается под ударами Саладина. Силы тают и надежды на их пополнение крайне призрачны. Балдуин IV, король-рыцарь, король-воин, вызывавший восхищение даже у врагов, стремительно угасает. Страшная и неизлечимая болезнь — проказа, лишает его сил, но не воли. Предчувствуя скорый конец, он созывает на совет магистров орденов и высшее духовенство. На повестке единственный вопрос — что делать дальше? Продолжать писать западным монархам и понтифику отчаянные послания с просьбой о помощи? Но сколько их уже было написано, а помощи как не было так и нет! Английский король Генрих II упорно затягивал снаряжение крестового похода, за который папа римский обещал снять с него грех убийства Томаса Бекета. Французский король тоже не спешит, занятый войной с Генрихом. Решительно никому не было дела до Святой земли, балансирующей на краю пропасти!

Совет принял единственно правильное решение — надо ехать самим. И не мешкая. В поход снарядили Арно де Торожа — великого магистра ордена тамплиеров, Роже де Мулена — магистра госпитальеров и патриарха иерусалимского Ираклия. Более представительной делегации по тем временам и представить было сложно. Они везли с собой ключи от Храма Гроба Господня, города Иерусалима и башни Давида. Плюс ко всему еще и знамя королевства Латинского. Подарки очень напоминали взятку и весьма прозрачно намекали на преференции, ожидающие западного монарха, в том случае, если он примет крест и возглавит поход в Утремер. В самом деле, Балдуин IV уже был явно не жилец и наследников не имел. Трон Иерусалима вот-вот окажется вакантным и очень многим хотелось бы, чтобы его занял какой-нибудь представитель западной королевской династии…

В сентябре 1184 года делегация высадилась в Италии, в Бриндизи. Здесь их встретили папские гонцы, передавшие Ираклию письмо от папы для Генриха II. В нем понтифик напоминал английскому монарху об его обещании снарядить крестовый поход и о тех карах небесных и земных, коим он себя непременно подвергнет, если отступится от клятвы.

Первые признаки того, что миссия окажется неудачной, появились еще в Италии. Достигнув Вероны, делегация понесла ощутимую потерю — скончался Арно де Торож. К слову, не так давно там нашли предполагаемое место его захоронения [читать статью]. Потеря была действительна тяжелая — магистр тамплиеров слыл хорошим дипломатом и как нельзя лучше подходил для данной миссии…

К апрелю 1185 года поредевшая делегация наконец достигла Лондона и была принята королем Генрихом. Прием состоялся в Клеркенвелле — лондонской штаб-квартире госпитальеров, где было назначено совместное заседания королевского совета и парламента. Присутствовал весь цвет английской знати и духовенства.

Патриарх произнес пламенную и эмоциональную речь, повествуя об ужасах, творимых Саладином и о крайне бедственном положении Святой земли. Король слушал с большим вниманием и по свидетельству хронистов, даже прослезился. Вместе с парламентом. Но с ответом повременил, дав слово английским баронам. Суть речей которых свелась к одному: король не может покинуть Англию, ввиду больших и даже катастрофических внутренних проблем, решение которых требует его непременного присутствия. Генрих конкретизировал, заявив, что он не может оставить свою землю без защиты ввиду опасности вторжения коварных французов [война с Филиппом-Августом, королем Франции, была в полном разгаре]. Но обещал [в который раз] не пожалеть средств, дабы вооружить всех, кто пожелает оказать помощь Иерусалимскому королевству.

Ираклия такой ответ явно не устроил и тут патриарха понесло:

Правление твое до сих пор прославляло имя твое, но предательством короля Франции, убийством святого Томаса и отречением от исполнения обета искупления ты ввергаешь себя в геенну огненную

выкрикнул он в лицо монарху

Генрих, сохраняя видимое спокойствие, привел новый аргумент, говоря, что не может оставить королевство, ибо сыновья мои восстанут против меня в мое отсутствие. Зло усмехнувшись, Ираклий ответил:

Немудрено, ибо от дьявола они пришли и к дьяволу пойдут.

Это был явный перебор и король вспылил. Бароны схватились за мечи. И быть бы тут кровопролитию, если бы не выдержка Ираклия. Смотря в глаза разгневанному королю, он тихо произнес:

Сделай со мной то же, что вы с Томасом сделали…

Убийство епископа Кентерберийского, Томаса Бекета [читать статью], несогласного с действиями короля в его религиозной политике, была самым темным пятном на репутации Генриха II. Бекета вскоре канонизировали, а на Генриха наложили интердикт. Ираклий знал, чем становить монарший гнев. Король в бешенстве покинул заседание…

Первый раунд переговоров закончился неудачей. И для Ираклия, и для всего Иерусалимского королевства — решение об организации крестового похода не было принято. Но дело на этом не закончилось…

В мае 1185 года Генрих II отправился в Нормандию, где встретился с Филиппом-Августом и держал с ним совет, обсуждая возможности оказания помощи терпящему бедствие Иерусалимскому королевству. На встречу прибыл и Ираклий. Его радушно приняли и вновь заверили в скорой отправке войск в Утремер. Но возглавить поход монархи отказались. Как патриарх не просил. И даже корона иерусалимского королевства их не прельстила. Ираклий понял, что проиграл и миссия закончилась провалом. Как отмечают хронисты, он в глубоком разочаровании возвратился в Святую землю

А ведь случись все иначе, ответь Генрих II на призыв, не было бы ни Хаттина, ни сдачи Иерусалима в 1187 году… Возможно…

***

И напоследок несколько слов о самом Ираклии. По свидетельству некого анонимного автора, жившего в Палестине, Ираклий бы настолько красив, что обратил на себя внимание матери иерусалимского короля Балдуина IV, Агнес де Куртене. Влюбившись в этого прекрасного клирика, она сделала его архиепископом Кесарии. Тот же автор свидетельствует, что Ираклий отравил архиепископа Тира, вздумавшего жаловаться на него папе римскому. Отравил он и мужа своей любовницы, торговца тканями из Наблуса, в двенадцати милях от Иерусалима. И этот человек посмел укорять Генриха II в убийстве Бекета, которого он не совершал… Вот, уж, воистину O tempora! O mores!

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019