1101. Резня в Кесарии, или Как генуэзцы обрели изумрудную чашу

Захватив Эдессу, Антиохию, Триполи и, наконец, Иерусалим, крестоносцы повернули домой. Задача была выполнена – Гроб Господень вновь оказался в руках христиан, враг деморализован. Войска уходили, кто пеший, кто морем. С Готфридом Бульйонским, так и не решившим возложить на свое чело королевский венец, остался лишь Танкред да три сотни рыцарей. А между тем, владения, оказавшиеся в руках франков, представляли собой отдельные островки, еще не сложившиеся в единый континент. О королевстве как таковом говорить было еще рано. И Готфрид это понимал, предпринимая попытки расширить контроль над прилегающими территориями, городами и крепостями. Внезапная и странная смерть настигла защитника Гроба Господня в 1100 году, в самый разгар военной компании. Гийом Тирский сообщает, что ходили слухи о якобы отравлении Готфрида апельсинами, присланными в дар эмиром Кесарии. Впрочем, скоропостижный уход не повлиял на общее развитие событий — крестоносная экспансия продолжилась.

Крестовые походы

В том же году королем Иерусалима был провозглашен Балдуин I [Бодуэн], брат Готфрида – арденнско-анжуйская династия будет править королевством вплоть до его падения в 1187 году.

На Пасху 1101 года к берегам Леванта причалила генуэзская эскадра. Вместе с ней на Святую землю прибыл новый папский легат и внушительный отряд итальянских кондотьеров, под командованием Гульельмо Эмбриако. Высадившись в Яффе и проследовав через Лидду и Рамлу, воины Христовы достигли Иерусалима. В те времена это была единственная дорога из Яффы до Святого города. Именно ее вскоре и будут охранять от разбойников будущие тамплиеры. Замечу, что Эмбриако со своими арбалетчиками уже не в первый раз шел на Иерусалим. Предыдущий визит был очень удачным. Как в военном, так и в материальном плане. Участвуя в штурме и взятии Иерусалима в 1099-м, генуэзцы выказали не только превосходные боевые навыки, но и великолепное умение искать и находить ценности – в Геную были отправлены три корабля, до отказа груженые золотом и многочисленными реликвиями. Надо полагать, что и на этот раз Гульельмо рассчитывал на что-либо подобное. И его надеждам суждено было сбыться…

Король встретил прибывших с радостью и оказал весьма радушный прием. Балдуин нуждался в подкреплении своей немногочисленной армии и генуэзцы оказались как нельзя кстати. Они запросили треть от всей предстоящей добычи и торговые привилегии для своих купцов. Король согласился. На военном совете было решено, что прежде всего следует захватывать прибрежные города – разраставшемуся королевству требовались порты…

Первым пал Арсуф. Гарнизон крепости, еще совсем недавно успешно выдержавший осаду Готфрида Бульйонского, на этот раз предпочел капитулировать. Сразу. Не дожидаясь штурма. Король разрешил жителям покинуть город и взять все, что они были способны унести. Удивительно, но крестоносцы сопроводили жителей до границы, охраняя их от возможных посягательств со стороны разбойников. Так сообщают летописи. Однако последующие события вызывают сомнения в их правдивости.

Затем пришла очередь Кесарии…

***

Кесария Палестинская [Caesaraea Palaestina или Caesarea Maritima] – древнейший и знаменитейший город Средиземноморья. Резиденция знаменитого царя Ирода, а впоследствии и имперских наместников. В том числе и Понтия Пилата — в 1961 году итальянскими археологами была найдена известняковая плита с посвящением императору Тиберию от имени этого римского прокуратора. Здесь же располагалась и библиотека, не уступавшая Александрийской. Именно в ней Понтий предлагал стать библиотекарем Левию Матвею в Мастере и Маргарите. Там же трудился над своей Церковной историей и знаменитый раннехристианский историк Евсевий Кесарийский. Кстати, в своем труде описавший и последние годы жизни Пилата…

Город был славен и своим древним храмом Ромы и Августа. Византийцы частично разрушили его и на фундаменте поверженного языческого храма отстроили свою, восьмигранную церковь. Потом город захватили персы, а следом — арабы и церковь превратилась в мечеть. К приходу крестоносцев постройка имела причудливый вид, в котором смешались фрагменты римского, византийского и арабского стилей…

***

Крестоносцы приступили к осаде в мае 1101 года.

Еще во время штурма Иерусалима в 1099-м, генуэзцы, большие мастера по части сооружения осадных орудий, разобрали свои корабли на части и использовали их для изготовления штурмовой техники. Так они поступили и на этот раз:

…Наши возвели деревянный замок, возвышавшийся над стенами и башнями города. Осаждавшие, поднявшись на вершину этого сооружения, могли сколько угодно стрелять из лука или арбалета по любой цели, находящейся внутри стен. [Гильом Тирский].

Две недели арбалетчики и катапульты обрабатывали городские укрепления. Затем последовал штурм, молниеносный и дерзкий – атакующим удалось взобраться на стену, а потом…

Нападающие спустились в город, затем открыли ворота перед королевской конницей, которая на всем скаку ворвалась в Цезарею. Паломники обшарили все части города, убивая мусульман, встречавшихся им на пути, не разбирая ни возраста, ни пола. Они вламывались в дома, убивали жителей и их семьи … Они ломали двери и перегородки, исследовали стены, чтобы найти замурованные в них сокровища; действительно, последних было неисчислимое множество. Некоторые жители думали, что им удалось избегнуть гибели: чтобы спасти жалкие крохи богатства, они глотали золотые безанты и драгоценные камни. Когда христиане узнали об этой хитрости, они безжалостно убили всех мусульман, вспарывая им животы и вытаскивая сокровища из внутренностей. [Гильом Тирский]

Жители в ужасе сбегались в мечеть, наивно полагая, что храм спасет их от обезумевшей от крови крестоносной орды.

Наши пехотинцы сломали двери и ворвались внутрь. Избиение прекратилось только тогда, когда не осталось ни одной жертвы. Крови было столько, что она доходила до колена. Под ногами, затрудняя проход, валялись трупы. Сие зрелище было невыносимо даже для закаленных воинов. Когда грабили этот храм, нашли вазу необычайной красоты, вырезанную из светло-зеленого камня и обработанную как снаружи, так и изнутри. Генуэзцы посчитали, и так считают до сих пор, что это огромный изумруд. Они взяли ее в свою часть добычи, увезли в Геную и передали в собор, где она находится по сей день». [Гильом Тирский]

На этой чаше остановимся подробней.

Священная Чаша из Генуи
Тайная Вечеря

Действительно, в соборе св. Лазаря в Генуе и поныне хранится чаша, привезенная Гульельмо Эмбриако из Кесарии в 1101 году. И носит название Sacro Catino — Священная Чаша. Считается, что эта именно ТА чаша… из легенд. Странно, но Гийом Тирский, упоминавший о ее находке в кесарийском храме, не ассоциирует ее с граалем, и вообще не придает ей никакого священного значения, кроме как произведению искусства. А он писал об этом уже спустя семьдесят лет. Получается, что зная о тогдашнем месте пребывания этой чаши, он вовсе не был в курсе, что это — грааль, каковым его там признали? Сомнительно, чтобы историк такого ранга и один из первых людей в Иерусалимском королевстве, архиепископ, и не знал бы таких деталей. Так может быть легенда о генуэзском граале имеет более позднее происхождение? И родилась уже на Западе?

Так оно на проверку и вышло. Автором мифа оказался Иаков Ворагинский, доминиканец, во второй половине XIII века написавший знаменитый сборник житий святых Золотая легенда. Эпоха крестовых походов богата на сказочников в монашеских рясах…

***

Крестоносцы практически перестроили город, возведя там собственные постройки и храм.

Руины храма в Кесарии
Крепостные руины в Кесарии

Они владели Кесарией вплоть до падения Иерусалимского королевства, павшего под ударами Салах ад-Дина в 1187 году. Затем вновь ее вернули и уже окончательно потеряли в 1265-м — мамлюки Бейбарса разрушили ее до основания…

В 2015 году на месте древнего порта Кесарии, под водой, был обнаружен крупнейший клад – около двух тысяч золотых монет X-XII вв., весом немногим менее четырех килограммов. Крестоносцам, устроившим резню, досталось не все…

Анохин Вадим (с)
Санкт-Петербург 2019