Шалон, Французская революция и код тамплиеров

замок Немур

Шалон, Французская революция и Код Тамплиеров

Считается, что Великая французская революция была продуктом деятельности разнообразных сект и масонских организаций. Она же породила и множество других. Известный аббат Грегуар в своей знаменитой “Истории религиозных сект” сделал попытку дать описание им всем. Многие из них декларировали свою преемственность от Ордена Храма. В ходу была байка, будто некто вскочил на эшафот, на который только что скатилась голова Людовика XVI и громко прокричал: “Жак де Моле — ты отомщен”. Стоит ли упоминать, что перед казнью венценосное семейство томилось в Тампле, некогда главной резиденции тамплиеров. И этот факт так же служил основой для всякого рода домыслов и инсинуаций.

Революция пробудила и интерес к истории — обобрав все французские монастыри и библиотеки, какие только смогла. Вскоре к собранным книгам и рукописям присоединились и конфискованные Наполеоном у Ватикана материалы процесса тамплиеров. К слову, в Риме за ними была объявлена просто охота. Все стекалось в Париж, где за разбором манускриптов трудился Шарль Нодье, в последствие автор “История тайных военных обществ и тайных заговоров”.
Открытия не заставили себя долго ждать — оказывается, у тамплиеров был свой шифр! О нем далее и речь.

Из протоколов допросов стало известно, что некий “командор Немура” обучил 400 братьев-тамплиеров использовать шифр. Эти признания приписывают Жану де Шалону, известному своими разоблачениями тайной жизни Ордена. Вроде бы показания задокументированы и даже известны аж три орденских документа, где применена криптография. Во всяком случае, так утверждал уже упомянутый аббат Грегуар. На основании этих знаков он даже вычислил систему, которой пользовались тамплиеры для шифрования. О ней чуть позже. А сейчас хочу остановиться на этом командорстве. Дело в том, что никакого командорство в самом Немуре не было. Оно находилось рядом с Намуром, всего в одном лье, и называлось Бове-ан-Гатин (Beauvais-en-Gâtinais). И даже если предположить, что в показаниях имелось ввиду именно оно, то в дошедших до нас списках его командоров вышеозначенный Жан де Шолон все равно не значился. А в самом Немуре находился просто небольшой дом, где время от времени останавливался командор Бове, когда посещал его. Город известен замком XII века, который великолепно сохранился до наших дней. Дом находился почти рядом с ним. Не в замке ли укрывалась тамплиерская “школа криптографов”?

И зачем Шалону понадобилось повышать свой ранг перед следователями, ведь с руководителей Ордена и спрос был строже? Только затем, чтобы придать вес своим показаниям об “исчезнувших сокровищах”? Чтобы наверняка поверили и оценили желание “сотрудничать со следствием”?

С IX века криптография развивается в основном на Востоке. И не исключено, что шифровать храмовников “научили” арабы. Тамплиеры долгое время были с ними в тесном контакте, причем, не всегда в военном. А в Европе всерьез занялись развитием шифрования лишь с XV века, значительно позже храмовников. Так что тамплиеры были пионерами не только в банковском деле.

Храмовники пользовались так называемыми “шифрами замены”. Их метод интересен тем, что являлся самым ранним примером использования «логической системы» для организации кода замены, в котором каждая буква заменяется символом. С конца XVIII века этот шифр стали использовать масоны для сокрытия от посторонних информации о своих коммерческих сделках. Утверждали, что позаимствовали они его от розенкрейцеров. Поэтому в настоящее время шифр тамплиеров называется “масонским”.

Главный недостаток символьного метода замены заключался в том, что человек должен был иметь при себе таблицу секретных символов. Код становился бесполезным и опасным, как только таблица терялась или ею овладевали враги. Приходилось изобретать новую. Путешествуя по Европе и Западной Азии, тамплиеры использовали таблицу, которая так никогда и не была найдена. И вовсе не потому, что ее надежно спрятали или уничтожили. А потому что ее, по сути, и не существовало, видимо, вовсе. Вместо того, чтобы быть записанной, она просто “строилась” на логическом принципе, дабы любой член ордена, зная этот принцип, смог бы тайно реконструировать таблицу по своему желанию на любой доске или куске пергамента. Самое интересное, что этот вот “логический принцип” храмовники носили буквально на себе.

Да, речь идет о кресте. Причем, как утверждают исследователи, разные формы крестов позволяли создать различные виды символов И даже если знать о “крестовом” методе кодирования, то этого все равно мало для взлома. Ибо к этому еще требуется информация о форме креста. Вот, к примеру, можете ли вы определить и реконструировать форму креста, используемого при кодировке фрагмента статьи Устава о приеме нового рыцаря?

Или в этой, призывающей побудить тамплиеров избегать чрезмерного и тайного воздержания от пищи, ибо это ухудшает способность рыцаря сражаться?

Как видите, символы, несомненно, имеют разные “источники”. Стоит ли удивляться, что у тамплиеров не было единой формы креста?!

Перед вами “алфавит” построенный на основе креста, приведенного выше. Любопытно, что в нем присутствует буква W, на тот момент отсутствующая как в латыни, так и в других языках. Однако она присутствует в некоторых документах тамплиеров, находящихся ныне в Национальной Библиотеке в Париже. Возможно ее использовали не как букву, а считали особым знаком, изменявшим смысл слова, в который ее подставляли. Говоря иными словами, получался шифр внутри шифра. Версий на этот счет много. Но отсутствие достаточного количества документов, содержащих тамплиерскую криптографию, не позволяет построить сколь-нибудь убедительные доводы в пользу какой-либо из них.

Орден Храма был мощной и разветвленной организацией, ведущей активную военную, хозяйственную и финансовую деятельность. Использование шифра диктовалось вполне объяснимыми причинами — обыкновенная защита информации при тех же операциях с векселями, коими так славились храмовники. В наше время этим уже никого не удивишь. Разумеется, что в отсутствие иных средств коммуникации, кроме эпистолярного, приходилось использовать шифрование, дабы содержимое документа не было понятно тем, кому оно не предназначено. Можно было, конечно, предварительно обрив голову курьеру, написать все на его голове и отправить с сообщением после того, как отрастут волосы. Говорят, так делали на Востоке. Ну, а вдруг что-то срочное — волосы ведь за день не отрастают. Шучу.

Строить версии при почти полном отсутствии шифрованных документов, принадлежавших тамплиерам — значит заниматься мифотворчеством. Смею напомнить, к чему привело подобное занятие героев знаменитого романа Умберто Эко “Маятник Фуко”…

Анохин Вадим [Vad Anokhin]
Санкт-Петербург. 2018 (с)