Церковь св. Марии ди Норбелло

церковь тамплиеров в Норбелло

Церковь св.Марии ди Норбелло [Ористано]

Вероятная собственность тамплиеров в GIUDICATO DI ARBOREA на острове Сардиния

Собственность тамплиеров — тема очень обширная и не менее спорная. Путаница возникает по многим причинам: отсутствие должной документации, переход собственности из рук в руки еще во времена благоденствия Ордена, не говоря уже о событиях, последовавших после начала процесса. Или просто банальное исчезновение строений с лица земли в ходе бурных исторических процессов. Но, как говорится, все тайное когда-либо становится явным. Что и хочет доказать в своей статье известный итальянский медиевист Серджио Саммарко, статью которого я и привожу ниже.

LA CHIESA DI SANTA MARIA DI NORBELLO (ORISTANO): UN PROBABILE POSSEDIMENTO TEMPLARE NEL GIUDICATO DI ARBOREA
Время появления тамплиеров на Сардинии [В соответствии с территориальной организацией тамплиеров, Сардиния была включена в «провинции Италии» и была помещена под юрисдикцию магистра do-morum в Тоскане. В документе 1218 года магистр провинции Италии Джованни Ломбардо пишется как магистр Templariorum Rome et Tuscie, et Sardinie (cfr. T. Bini, Dei Tempieri in Lucca, Lucca 1839, doc. Н. Н. 5); точно так же, Альберто Ломбардо, в документе 1236 (там, док. Н. 6, с. 66, 71).] точно не установлено.

Можно, однако, предположить, что их присутствие на острове началось во второй половине XII века, после того, как властитель юдиката Торрес (юдикат — наследственные феодальные владения, на которые остров Сардиния делился с X века до завоевания Арагоном в начале XV века. — прим. пер.) [Сардиния была в то время разделена на четыре юдиката: Торрес, Галлура, Arborea и Кальяри. Юдикаты были автономными государственными обьединениями, похожими на королевства, делившими власть на острове между IX и XV веками., Гонарио II, вернувшийся из Святой Земли, привез с собой монахов из Сито (Cîteaux). Вероятно, что во время путешествия у него была возможность установить отношения с тамплиерами и, прежде всего, с цистерцианцами. Он пожертвовав им землю для строительства монастыря Санта-Мария-ди-Корте Кабуава (Santa Maria di Corte / Cabuabbas) и сам решил стать монахом аббатства Клерво. Несомненно, что в Arborea тамплиеры появились сразу после брака Баризоне II (Barisone II) с юной A-galbursa de Ba, связанной с семьей Торроха (Torroja), к которой принадлежал Арнау (Арно), провинциальный магистр Арагона и Каталонии, а затем Великий магистр Ордена Храма (об Арно читать в Блоге). В эскорте невесты было много рыжеволосых рыцарей, что, без сомнения, указывает на многочисленность каталонской колонии на Сардинии, основанной для поддержки Ордена.

Нам известно, что в 1200 году папа Иннокентием III поручил тамплиерам собирать налоги в Сардинии, причитающиеся Святому Престолу. И это обстоятельство позволяет нам предполагать, что к этому времени тамплиеры уже прочно обосновались на острове. Это предположение подтверждается письмом от 1198 года, в котором сам папа, среди прочего, выражал сожаление по поводу кражи восковых хлебов, отправленных в качестве подарков дому Храма в Арборее.

Это также подтверждается коротким письмом Fratribus Militie Templi для Sardiniam constitutis, написанным Иннокентием IV в июне 1249 года, в котором тамплиеры характеризуются как организация, способная противостоять любым акциям со стороны семей и духовных лиц, благоприятно расположенных к императору Фридриху II. Островная собственность была подкреплена привилегиями, предоставленными Ордену в 1255 и 1264 годах папами Александром IV и Урбаном IV соответственно. В сентябре 1290 года, в разгар так называемой «сицилийской вечери», папа Николай IV, рекомендовал военным орденам, расположенным на Сардиния и Корсике, уплачивать десятину. Помимо папских посланий, существование персонажей, идентифицированных как «тамплиеры», прослеживается, хотя и косвенно, и в других письменных condaghes. Эта тема, несомненно, интересна и требует тщательного и подробного описания, предоставленного здесь.

Еще одна увлекательная теория, до сих пор оставляющая много вопросов, состоит в том, чтобы отождествить тамплиеров с так называемыми donnos paperos, «бедными сеньорами». В этой связи было правильно подмечено, что некоторые листы Condaghe di San Pietro di Silki содержат упоминания paperos уже с периода между X и началом XI века, в то время, как известно, что Орден был официально признан Церковью только в 1129 году.

К сожалению, несмотря на усилия многочисленных исследователей, проверки, проводимые на основе небольшого количества документов, еще не позволяют с достаточной ясностью определить последовательность появления и дислокацию владений тамплиеров на острове.

Существует, однако, небольшая церковь, чьи уникальные характеристики, указывающие на ряд важных признаков, позволяющих нам выдвинуть гипотезу, о ее владении или, по крайней мере, ее близости к Ордену Храма.

Норбелло — довольно красивая деревня, расположенная в нынешней провинции Ористано. На ее окраине, наполовину скрытая растительностью, находится церковь, в настоящее время посвященная Santa Maria della Mercede. Это небольшое здание в романском стиле, возвышающееся над средневековым некрополем VI-VII века. Время строительства варьируется между второй половине XII века и первым десятилетием XIII. Внутри имеются надписи на сардинском языке, чередующиеся с крестами граффити. Все окрашены красным суриком. Они стали доступны для обозрения в ходе проведения реставрационных работ, подтвердивших возраст строения.

Датировка изображений основывается на отчете технических специалистов Главного управления (Soprintendenza) и подтверждается мнениями известных университетских профессоров, таких как Рената Серра (Renata Serra) и Роберто Коронео (Roberto Coroneo). Исторические документы приписывают сооружение церкви семье Puddu, член которой, Джованни, став падре mercedario, начал проповедовать культ Madonna della Mercede.

Санта-Мария — классическая романская церковь Сардинии, построенная из вулканического камня, по однонефному плану и деревянной крышей. Как уже упоминалось, на внутренних стенах есть надписи и рисунки, чередующиеся между десятью большими красными крестами граффити, размеры которых немного отличаются между собой. Они нарисованы на полях различной формы и одинаково распределены по двум основным стенам. Тип крестов — латинский fichée — однозначно указывает на некоторые печати тамплиеров из командорств Аквитании и Пуату, и также совершенно схож по форме с крестами, изображенными на одном из внешних фасадов церкви тамплиеров в Ормелле (Ormelle) провинции Тревизо.

интерьер церкови тамплиеров в Норбелло

Эта аналогия, вовсе не случайная, усиливается наличием в нижней части креста так называемого «шипа» (острия меча), вероятно указывающим на военный характер организации.

Среди различных рисунков узнаются запряженные лошади, возможно, стилизованные всадники, и некоторые типичные аллегории христианской иконографии, как ослы и рыбы. Настолько же красноречивым является сопутствующее изображение «заплетенного» креста (или «завязанного узлом»), этим явным бенедиктинско — цистерцианским элементом, безусловно используемом в наборе символов, принятых у тамплиеров.

Особенно вызывает интерес, с которого уже можно начинать строить догадки — все эти кресты и надписи давным-давно были скрыты под слоем гипса, покрывшим все стены. И открыты они были только в ходе реставрационных работ. Но кто их скрыл? И, прежде всего, зачем? Damnatio memoriae (с лат. — «проклятие памяти» — прим. пер.) или обычное сокрытие до лучших времен?

В соответствии с документом от 1919 года, кажется, что в преддверии предстоящей реставрации церкви, архиепископ Ористано, монс. Эрнесто Мария Пиовелла (Ernesto Maria Piovella), был уже в курсе о существовании скрытых изображений, рекомендуя использовать как можно более опытных специалистов. Первой, кто сделал сенсационное открытие, была Бьянка Мизелли, искусствовед, идентифицировавшая кресты под слоем штукатурки.

Церковь Sancta Maria de Norgillo, в числе других возведенных в Guilcier, и одна из самых важных в Giudicato di Arborea, упоминается в двух актах, содержащихся в Condaghe di Santa Maria di Bonarcado: в первом, созданном, вероятно, между 1164 и 1171 годами, упоминается брак некого Terico de Paule serbu de sancta Maria de Norgillo и donnu Iorgi Carru, prebiteru de Norgillo; во втором актt, датированный 1229 годом, упоминается Dorgodori de Sogos curatore de Norghillos и еще некий Barusone Pinna, чье имя дважды появляется в церковных письмах.

Первая из четырех надписей, к настоящему времени, к сожалению, фрагментарная и неполная, найдена после первого креста, нарисованного на стене слева от главного входа:

Ego Barusone pinna qui faço custa clesia pro sa anima mia

Вторая надпись, почти сразу следующая за первой, предшествует второму кресту, рядом с которым изображен осел:

Ego Dorgotori pinna qui pi…..nsu…..

На той же стене есть третья надпись, нарисованная между четвертым и пятым крестами (последний перед алтарем):

Ego Barusone pinna que sacrate custa [ecclesia de] sancta Maria…..
pro s [anima mia] et de patre nostre et lode…..

Четвертая надпись находится на противоположной стене, между крестом возле алтаря и следующим рисунком:

Ego Dorgotori pinna que fatho custas literas…..mastre gu…..

Содержание надписей, сделанных на северной (левой) и южной (правой) стороне здания, позволяет предположить, что церковь восстанавливалась некими покровителями, принадлежащими ордену «крестоносцев». По нашему мнению, Barisone Pinna из первой и третьей надписи, может быть идентифицирован с тем Barisone Pinna, который упомянут в документе, содержащемуся в Condaghe di Santa Maria di Bonarcado, датированном 1229 годом. В документе, на основании которого можно установить период создания граффити, Barisone цитируется, как свидетель, вместе со своими братьями Пьетро и Мануэлем Пинной. Поэтому «Dorgodori de Sogos», который считается «опекуном Норбелло» (curatore di Norbello), не имеет никакой связи с Dorgotori из надписей и не играет никакой роли в событиях церкви Санта-Мария. Что касается личности Dorgotori Pinna, можно предположить, что это просто confratello (возможно даже родственник, учитывая омонимию) Barisone Pinna, обязанности которого были, безусловно, более важными, чем у Dorgotorio, так как они дали ему возможность «создать» и «сакрализировать» церковь Санта-Мария.

Ученая из Кальяри Мария Кристина Каннас (Maria Cristina Cannas) считает, что настенные изображения представляют собой ритуал освящения часовни двумя тамплиерами, идентифицированными как Барисоне и Дорготорио Пинна. Эти два персонажа восстанавливают и повторно освящают церковь с символикой, характерной для тамплиеров.

Для автора, кроме того, существует определенный смысл в кресте, заключенном внутрь «миндалины» и в осле, что ее поддерживает. Это свидетельствует о намерении “искупления”. Изображения животных часто ассоциируется с символами простоты и бедности, смирения и покаяния. Кроме того, надписи следуют по всей линии штукатурки, связывающей различные «миндалины», символически напоминают «молитвенные веревки», еще раз подчеркивая покаянную цель.

Есть много символов, воспроизведенных вдоль двух стен, но все должно быть прочитано и истолковано как маршрут, серия остановок на пути очищения, проводимых христианским рыцарем, как своего рода внутреннее паломничество, кульминацией которого является восстановление церкви Санта-Мария.

Что касается владений тамплиеров в районе Норбелло, то мы ранее ссылались на письмо Иннокентия III от августа 1198 года, в котором упоминается дом Арбореи, В послании от ноября 1216 года, папа Гонорий III разрешал им до мая следующего года оставлять себе двадцатую часть доходов от церковных провинций. Сбор налогов на Крестовые походы поручался тамплиерам и госпитальерам.

Особый интерес представляет расположенная в районе Гиларца, недалеко от Норбелло, церквь Sancta Maria de Trempu. Вопрос о принадлежности Sancta Corona d’Errivora, в нынешнем Riò-la Sardo, по-прежнему вызывает споры. Термин templu, возможно как синоним «церкви», используется в Condaghe di Maria di Bonar-cado исключительно для Santa Corona. Разумеется, этого аргумента недостаточно для причисления его к тамплиерами, хотя это был довольно известный обычай ссылаться на Templum, как на церковь Ордена.

Еще один ключ, который нельзя упускать из виду, — это существование замка Селла (или Серла), расположенного недалеко от Норбелло, на правом краю долины, пересеченной рекой Сиддо. Расположенный на границе юдиката Торрес (юдикат — наследственные феодальные владения, на которые остров Сардиния делился с X века до завоевания Арагоном в начале XV века. — прим. пер.) он, несомненно, имел важное значение, если верно то, что к концу XII века яростно оспаривался каталонцами и генуэзцы. В любом случае полезно вспомнить, что во время трагического эпилога Ордена папа Климент V наделил Оддоне делла Сала ( Oddone della Sala), архиепископа Ористано, как человека, особенно преданного понтифику, мандатом на расследование дела тамплиеров, проживающих в провинциях Арборея, Кальяри и Торрес.

Но особенно важно то, что произошло несколькими месяцами спустя, в 1308 году, когда деликатная миссия по управлению и сохранению имущества, конфискованного у тамплиеров Сардинии, была возложена на епископа Боза, Николо де Варе (Nicolò de Vare). Хотя этот прелат подчинялся архиепископу Торреса, а не Ористано, нам кажется, что это обстоятельство не противоречит предлагаемой гипотезе существования единого центра тамплиеров, расположенного в Арборее. Можно предположить, что назначение, хотя и в партнерстве с архиепископом Ористано, было дано бозанскому епископу в целях гарантии беспристрастности и сбалансированности в распоряжении реквизированным имуществом. Вполне вероятно, что даже в епархии Боза было много владений тамплиеров.

Практически на всей территории Европы, включая Кипр, большая часть значительного наследия Храма перейдет Госпиталю. Но нет никаких фактов, чтобы установить, делал ли Хайме II Арагонский, в 1317 году основавший орден Монтесы, и король Сардинии с 1324 года, пожертвования в пользу сардинских ионитов, чтобы вознаградить их за решительную военную и финансовую помощь, полученную во время завоевание острова. Как, к примеру, во время осады Villa di Chiesa, в которой участвовали госпитальеры Мартина Переса де Орос (Martin Pérez de Oros).

В 1297 году папа Бонифаций VIII провозшгласил Regnum Sardiniae et Corsicae, отдав Хайме II licentia invadendi (“лицензию на вторжение»). Фактически это была формальность, торжественное признанние, но практически не имела силы, поскольку суверену еще требовалось отвоевать эти территории.

Что касается Сардинии, то тут следует отметить почти полное отсутствие документов, которые неопровержимо бы свидетельствовали о фактах передачи собственности госпитальерам. На самом деле это не означает того, что Церковь утратив небольшую собственность тамплиеров на острове, впоследствии лишь перераспределяя их владение среди различных конгрегаций. Как указывалось ранее, Церковь заявила свои права на управление теми активами, над которыми она поддерживала прямой контроль. По крайней мере, до фактической реализации арагонского владычества. Не говоря уже о том, что другие монашеские ордена могли воспользовался запутанной ситуацией, в которой Сардиния оказалась в период после распада Ордена тамплиеров.

Поэтому вопрос, связанный с возможной фальсификацией известий, содержащихся в Condaghe di Santa Maria di Bonarcado, кажется нам достойным внимания. По мнению некоторых ученых, некоторые тексты, относящиеся к событиям, конца XII начала XIII веков, написаны не современниками событий, а гораздо позднее. Такие выводы, подкрепленные другими подсказками, побудили некоторых исследователей рассматривать Санта-Мария-ди-Бонаркадо (Santa Maria di Bonarcado), как дом тамплиеров в Арборее, в котором находилась церковь Санта-Мария-де-Норгилло (Sancta Maria de Norgillo). В свете всего этого было бы разумно предположить, что подделки, если они будут установлены, были сделаны во избежание правопреемства госпитальеров, которые могли в любой момент заявить о своих правах в силу буллы Ad Providam. Как и в других случаях, желание стереть историю Храма кажется очевидным: недостатки или непонятные пустоты в документах, особенно на рубеже XIII и XIV веков следует рассматривать как следствие преднамеренного, а не случайного искажения.

И, видимо, не случайно документы соборов Санта-Джуста (Santa Giusta) от 1226 года и Санта-Мария-ди-Бонаркадо от 1253 года, подверглись определенным правкам. Удивительно, что ни в одном из документов, касающихся этих двух важных церковных соборов, не упоминаются тамплиеры, хотя папы того времени неоднократно обращались к ним с конкретным просьбам.

Можно ли предположить, что Гонорий III, неоднократно писавший Сардинии, не помнил их? Можно ли предположить, что, обратившись к Fratribus militie Templi per Sardiniam constitutis, Иннокентий IV мог позабыть о них? Если мы считаем, что единственный подтвержденный дом храмовников находился в Арборее, то почему во время собора в Санта-Мария-ди-Бонаркадо тамплиеры никогда не упоминались? И неудивительно ли, что в документах не осталось следов от этого дома, о котором говорится в папских посланиях?

***
Поэтому, учитывая все это и анализируя, можно предположить, что церковь Санта-Мария-ди-Норбелло была передана тамплиеров и восстановлена ими в 1229 году. Эта дата указана в одном из двух актов, сообщаемых в condaghe di Santa Maria di Bonarcado. Во всяком случае ясно, что эта небольшая церковь была лишь скромной собственностью Ордена в Арборее, просто святилищем, зависящеем от domus, и обязательно расположенном на умеренном отдалении.

С другой стороны, как типология, так и цвет крестов, их надлежащий военный стиль, в сочетании с наличием характерного бенедиктинско-цистерцианского узла, по логической не могут не направлять исследования в сторону Орден тамплиеров. Даже посвящение церкви Деве Марии нельзя считать случайным, как странный эпизод сокрытия изображений.

Даже при отсутствии надлежащих документов, принадлежность Санта-Мария-ди-Норбелло Ордену Храма представляется правдоподобным и вероятным.

Sergio Sammarco
перевод с итальянского Анохин В.