Сен-Жан д’Акр 1291. Часть I. Последний бой тамплиеров

Сен-Жан де Акр 1291.

1291 год стал последним в череде событий, получивших начало еще в 1187 году, после утраты Иерусалима. Междоусобицы, борьба за влияние и власть, амбиции военных орденов, участившиеся военные неудачи, привели к логическому завершению — территория, контролируемая крестоносцами, уменьшилась до города Акры и незначительных близлежащих территорий. И еще нескольких замков, с малыми гарнизонами, державшимися только потому, что направление главного удара было направлено мимо них… Понимали ли тамплиеры, что это агония?

ЧАСТЬ I. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ТАМПЛИЕРОВ
В 1191 году, усилиями двух королей, Филиппа Августа французского и Ричарда английского, прозванного Львиным Сердцем, Акра вновь вернулась под власть Иерусалимского королевства, став его столицей. Туда же была эвакуирована и штаб-квартира тамплиеров. В короткое время была сооружена мощнейшая цитадель и огромный донжон. В нем располагалось жилище Великого магистра, реликвии и Центральный архив Ордена.

Акра

План Акры

Крепость таплиеров Акры

О том, что находилось под всем этим, я расскажу позже…

***

Предчувствие того, что над Отремером начинают сгущаться тучи и вот-вот разразится катастрофа, несравнимая по последствиям даже с Хаттином, было не только у верхушки Иерусалимского королевства, его знати в всех тех, кто разбирался в ситуации. Это чувствовали и на Западе.
Летом 1274 года, папа Григорий X собрал Второй Лионский собор. Основной темой стало обсуждение действий, которые следует предпринять, дабы остановить консолидацию мусульманских сил и комплекс мер по усилению обороноспособности Святой земли. Как всегда, основную роль в этом отводили военно-монашеским орденам и, в особенности, тамплиерам. Гийом де Боже, незадолго о этого сменивший на посту почившего в бозе Тома Берара, даже отложил свою поездку на Восток. Знал ли он, что ему предстояло стать последним Великим магистром на Святой земле?

2 октября 1275 года, уже из Акры, де Боже пишет английскому королю Эдуарду:

Мы нашли землю и ее жителей почти совершенно безутешными, а дом Храма слабее, чем когда либо в прошлом; еды не хватает, есть много расходов, доходов же почти нет… все имущество братьев… было разграблено могущественным султаном. И доходов из-за моря не может быть достаточно, чтобы мы выжили; мы несем бесчисленные расходы на защиту Святой Земли и укрепление еще оставшихся замков. Мы опасаемся, что все это приведет к тому, что мы не исполним свой долг и оставим Святую землю в запустении. Поэтому мы просим Ваше величество принять меры, чтобы потом нас нельзя было обвинить, если случится непоправимое

Пройдет немногим более тридцати лет и их действительно в этом обвинят. Де Боже написал не письмо, а пророчество…

***

После шести недель осады, 18 мая 1291 года, мамлюки ворвались в древний Акко. Как бы ни были крепки стены, но под методичными ударами снарядов катапульт, они рано или поздно разрушаются. Так и случилось. Проломы в районе ворот Святого Антония защитникам города прикрыть не удалось. Мамлюки хлынули в город, как поток из прорванной плотины. Их было сто шестьдесят тысяч против четырнадцати. Защитники не могли сконцентрировать свои силы в каком-то одном районе. Ибо султан аль-Ашраф Халиль, лично руководивший осадой, приказал в день генерального штурма атаковать по всему периметру обороны…

Это был городской район Монмузар, контролируемый орденом госпитальеров. Перед лицом смертельной опасности, тамплиеры, забыв о былых распрях со своими главными конкурентами, сражались вместе с ними бок о бок, составляя основной костяк сопротивления. Два великих магистра, Гийом де Боже и Жан де Вильер, с горсткой своих бойцов, сдерживали чудовищный натиск. Они уже понимали, что город не удержать, но стояли насмерть, давая населению шанс на спасение морем. За их спинами была гавань и порт. К счастью для осажденных, мамелюкский флот не блокировал морские подступы к Акре. И флот Венеции до конца исполнил свой долг и до последнего принимал на свой борт всех бегущих из гибнущего города. В довершение всех бед, море в тот день было бурным. Лодки, пытавшиеся достичь венецианские галер, опрокидывались на волнах, переполненные беженцами. На одной из них был и патриарх иерусалимский, Николай…

Бежали не только мирные жители. Генуэзцы предпочли унести ноги еще до начала штурма. Король Кипра, Гуго III, едва мамлюки проломили городские стены, поспешил в гавань и отплыл в сторону своего острова. Швейцарские наемники английского короля Эдуарда I, под командованием Отто де Грандсона, тоже решили не участвовать в агонии Акры. По сути, тамплиеры и госпитальеры остались одни, своими телами прикрывая это позорное бегство…

Первым выбили Жана де Вильера. Но госпитальерам удалось перенести его в порт и переправить на корабль. Затем настала очередь де Боже. Занося руку с копьем, чтобы метнуть его в сторону атакующих, он получил стрелу прямо в открывшийся просвет между доспехами. Чудом оставаясь в седле, он еще пытался сражаться, но смертельное ранение лишило его сил. Он стал падать с коня и его израненные товарищи подхватили его на руки, вынося с поля боя. Как спартанцы тело царя Леонида при Фермопилах. Немногие оставшиеся итальянские рыцари, видя, что де Боже уносят, кричали: “Бога ради, сир, не покидайте поле битвы, иначе город падет”! Казалось, что одно только его присутствие придает силы защитникам. Такова была вера в тамплиеров!

После ранения де Боже, тамплиеры стали отступать в сторону своей цитадели. Вместе с ними устремились все, кому не посчастливилось добраться до порта и переправиться на корабли. Храмовники, яростно отбиваясь от наседавшего врага, впустили в крепость всех, кто успел вместе с ними и захлопнули ворота. Попытка ворваться в цитадель на плечах отступающих у мамлюков не удалась. Тамплиеры и не думали предаваться панике и сдаваться. Так разбиваются волны самого жестокого шторма о неприступные прибрежные скалы…

В то же вечер Великий магистр Гиойм де Боже отправился на небеса обетованные и оборону возглавил маршал Ордена, Пьер де Севри. Несколько дней гарнизон цитадели успешно отбивал многочисленные атаки мамлюков. Парадокс, но взяв город, твердыня тамплиеров им оказалось явно не по зубам. И тогда они пошли на хитрость. Султан предложил тамплиерам отпустить мирных жителей и обещал им охрану. Но едва мамелюкский отряд сопровождения в количестве четыреста человек вошел в крепость, он тут же кинулся в атаку. Скорей всего, они должны были удерживать ворота открытыми до подхода основных сил. Однако тамплиерам удалась закрыть ворота и уничтожить эту “группу захвата”. Лишь нескольким удалось пробиться в боковую башню и оттуда кинуться в море…

Как оказалось, это была лишь часть хитроумного замысла султана. Он тут же прислал парламентеров с извинениями, уверяя, что это была досадная ошибка и что он уже наказал виновников, неправильно истолковавших его приказ. Маршал де Севри приглашался для переговоров… но вне крепости. Понимал ли маршал, что это очередная западня? Скорей всего, да. Но на нем тяжким грузом лежала ответственность за жизни мирных жителей, веривших, что тамплиеры их защитят…

Пьеру де Севри и сопровождавшим его братьям-тамплиеров отрубили головы, едва они въехали в ставку султана. Оборона цитадели была в буквальном смысле обезглавлена. Но оставшиеся все равно не сдавались. И тогда султан, вне себя от бешенства, приказал рыть подкопы под стены и башни этой неприступной твердыни, отказавшейся подчиниться его воле.
28 мая башни рухнули, хороня под собой не сдавшихся защитников. Мамлюки ворвались в крепость, добивая уцелевших…

Что нашли там победители? И нашли ли?.. Об этом во второй части…

Анохин Вадим [Vad Anokhin] (с)
Санкт-Петербург 2019

Читать часть II